Культура и наука

Log in | Registration
Go to the first message← Previous page Next page →Go to the last message

Современный российский кинематограф.

  EOOleg
awex130


Messages: 68819
19:03 16.06.2018
s3po (s3po) писал (а) в ответ на post:
> Война в таких фильмах состоит из песен плясок и изредка постреливают… В реальности, после первого взрыва, даже профессиональный певец долго будет петь мимо нот…
quoted1
Вообще-т война и не из сплошных взрывов состоит.
Link Complain Quote  
  s3po
s3po


Messages: 1575
22:01 27.06.2018
EOOleg (awex130) писал (а) в ответ на post:
> s3po (s3po) писал (а) в ответ на сообщение:
>> Война в таких фильмах состоит из песен плясок и изредка постреливают… В реальности, после первого взрыва, даже профессиональный певец долго будет петь мимо нот…
quoted2
>Вообще-т война и не из сплошных взрывов состоит.
quoted1

Ведение войны — целая наука! Например, если выстрелить в противника, который руки поднял, сам в плен попадешь. Много таких тонкостей надо знать… Если машина с полицаями к тебе подъезжает, подними руки вверх и жизнь твоя станет интереснее, как в песне:"Судьба играет в поддавки, И нежных, нежных две руки. Поймали вора".
Link Complain Quote  
  s3po
s3po


Messages: 1575
17:22 14.07.2018
Интересный был фильм — «Дневной дозор», в нем в простой и понятной форме были показаны некоторые аспекты, на которые официальная наука ответа не дает. Гессер говорит Завулону «Ты не имеешь права его брать!» (Про мел какой-то). Местный «царь», из внутренних войск, блатной по самое не хочу, взял и обычной краской на стене дома написал что-то на английском. Наверное «Антикиллер 2» смотрел. Резкий был как понос… Надо фильм снять, чтобы понятно стало царям — пока ты не писал на стенах, ты вне игры, а как только написал — в игре. Надпись, написанную на стене, видят сотни людей и это влияет на их поведение. Опытные игроки видят возмущения в обществе и вычисляют написавшего… Царек был блатной, все у него было схвачено, родственники во всех структурах служили и работали… Неожиданно, он оказался в социуме, в котором все равны и все определяется опытом и изобретательностью… Психика у паренька сломалась через несколько дней…



Петруччо написал на стене, однажды, что-то типа "Хочу открыть казино", а Шаман послал подчиненного, тот написал "Why are we here? Should be in Las Wegas"...

Группировка Шамана, по своей структуре, ближе к американскому обществу, вот Шаман и пишет на английском, а у царька все родственники в государственных структурах, значит и писать надо было на русском...
Link Complain Quote  
  Lapshin
Lapshin


Messages: 3
08:14 16.07.2018
«Восток-запад» — старый фильм с Катрин Денев, Меньшиковым, Бодровым про сталинский и послевоенный период вообще шикарный фильм, мне очень понравился. Какие были тяжелые времена. Несколько раз пересматривали.
Link Complain Quote  
  s3po
s3po


Messages: 1575
13:11 16.07.2018
Lapshin (Lapshin) писал (а) в ответ на post:
> "Восток-запад" — старый фильм с Катрин Денев, Меньшиковым, Бодровым про сталинский и послевоенный период вообще шикарный фильм, мне очень понравился. Какие были тяжелые времена. Несколько раз пересматривали.
quoted1

Да, помню реакцию Катрин Денев, которая до перестройки отличалась лояльностью к СССР, а после перестройки возомнила себя чуть ли не царевной!!! Как в песне поется:"Эти красавицы склонны к изменам и переменам!"…

Реально, царская знать ездила за границу деньги тратить, видели одну заграницу. Совсем другое дело, если поедешь туда деньги зарабатывать - это будет другая заграница...

Интересна реакция Михалкова на данный фильм (если учесть присутствие в фильме Меньшикова)... У Михалкова мечта - удивить Запад своим творчеством, но Запад глух к чаяниям мэтра...
Link Complain Quote  
  s3po
s3po


Messages: 1575
07:47 09.08.2018




Есть еще фильм Акана Сатаева "Хакер" 2016 года, своего рода творческий ответ на фильм "Восток-Запад".





Ситуация такая, российский мигрант женился на француженке, интегрироваться в западное общество им не удалось и они уехали в СССР. Дама отсидела 6 лет в лагерях и вернулась во Францию. В фильме Хакер, рассматривается зеркальная ситуация. Мигранты с Украины уехали в Канаду, их сын познакомился с дочерью банкира, отсидел 2 года и остался в Канаде... Очень часто вопрос ставится именно так:"Кто-то из двух должен отсидеть"...


Есть еще фильм "Француз", на данную тематику.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D1%80%D0%B0...

"Французы не компания для немцев" - Гете. До революции, Франция была очень популярна среди русского дворянства. Причина популярности - французы не вымогают. Сьездил, потратил деньги и вернулся. Если поедешь в Германию тратить деньги, даже после возвращения с тебя еще долго будут тянуть... Среди представителей династии Романовых, много немцев и даже британцы попадались, а вот французов - ни одного. В культурном отношении - французы обособленная нация...

Программа интеграции в западное общество довольно стандартная:
1. Пьяный шум кабаков.
2. Тоска лагерей.
3. Малярийный туман.
4. Ты настоящий гражданин одной из стран Запада...

Главная проблема российских эмигрантов то, что они даже себя не способны классифицировать. "Я иду и злая кровь во мне играет, куда иду и сам не знаю..." - Шклярский... Если например, кобель - помесь бульдога и далматина, сучка нужна из терьеров. В итоге получится бультерьер - нечто востребованное в местном социуме... Среди совдеповских дворян попадаются такие, как например, помесь бульдога и волка. Такие востребованы только в самых диких странах...




Никита Сергеевич Михалков очень успешный в СССР актер и режиссер, а вот на Западе его творчество считается крайне неприличным. За что же Запад так невзлюбил Михалкова? Вот за что:


Для сравнения посмотрим точно такой же сюжет у Пушкина.



Конечно же, похитив Людмилу, злодей воспользовался ситуацией и овладел ею. Руслан однако, не стал нервы мотать себе и другим, убил злодея и вернул невесту. ДЖЕНТЛЬМЕНЫ ПОДОБНЫХ ВЕЩЕЙ НЕ ОБСУЖДАЮТ!
Link Complain Quote  
  Track-Dbf
Trickolog


Messages: 35307
18:42 09.08.2018
s3po (s3po) писал (а) в ответ на post:
>
> Представьте, что в школе не станут преподавать Достоевского!
quoted1

Дегенератов станет много меньше. Чем вас это не устраивает?
Link Complain Quote  
  s3po
s3po


Messages: 1575
20:46 10.08.2018
EOOleg (awex130) писал (а) в ответ на post:
> s3po (s3po) писал (а) в ответ на сообщение:
>> Война в таких фильмах состоит из песен плясок и изредка постреливают… В реальности, после первого взрыва, даже профессиональный певец долго будет петь мимо нот…
quoted2
>Вообще-т война и не из сплошных взрывов состоит.
quoted1

Фраза из кинофильма «Статский советник»:"Взрывы бывают разные!".



В конце ролика красивый эффект…
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5906
08:01 09.09.2018
Прямое русское слово
диалог философов о меметике отечественного кино

Виталий Аверьянов Пётр Калитин





Виталий АВЕРЬЯНОВ. Пётр Вячеславович, трудно переоценить значение для современной русской ментальности отечественного кинематографа. Надо, конечно, признать, что и зарубежный кинематограф на нее оказывает определенное влияние, но тем не менее, когда мы говорим, например, о таких вещах, как меметические конструкции, афористичность речи, то, безусловно, переводной текст с иностранных языков не может конкурировать с отечественным материалом. Наше кино в XX веке даёт едва ли не львиную долю мемов, наиболее известных и постоянно воспроизводимых в народе.

Хотелось бы сегодня поговорить о русской меметике, которая воплотилась именно в нашем кино, преимущественно советском и постсоветском, потому что досоветское кино было немое (звук пришёл в кино в конце 20-х, в СССР — в начале 30-х годов). С чего начнём?

Пётр КАЛИТИН. Я бы хотел, Виталий Владимирович, начать, как говорят у нас, от печки, с самого очевидного, а именно, с общенародной популярности советского кино, что выразилось в целой линейке мемов. Многие политологи, эксперты пытаются объяснить этот феномен ностальгией.

Однако здесь есть парадокс, который показывает, что в определённом смысле мы всё ещё живём в том же обществе, в каком мы пребывали где-то начиная с 50−70-х годов. Знаковыми в этом отношении являются культовые советские новогодние фильмы, такие как «Карнавальная ночь», «Ирония судьбы».

Помните, с чего начинается «Карнавальная ночь»? С заявления Огурцова о том, что есть установка весело встретить Новый год. Причём, как мы понимаем, гениальный Ильинский попытался эту фразу сделать в особом экспрессивном ключе, довести её до некоего абсурда, но тем не менее весь фильм являет собой реализацию этой установки, поскольку она встречает несомненный отклик снизу. Сегодня та же жажда веселья, праздника, отдыха никуда не ушла, она усилилась. Более того, сейчас это чуть ли не официозная, почти идеологическая установка, особенно актуальная для наших верхов.

Так же востребована сегодня — в смыслократическом понимании — «Ирония судьбы» Рязанова. Этот фильм стал образцово-показательным в плане заглядывания в замочную скважину. Это было своего рода предвосхищение сегодняшней так называемой гламурно-светской хроники из личной жизни звёзд. И не важно, что это за человек, какой он талант, какой он врач или учитель (если иметь в виду главных героев фильма Рязанова), важно, что он «в неглиже», или в не совсем опрятном белье, в таком разобранном, можно даже сказать, недоличностном варианте.

Отсюда же, кстати, и некоторая гипертрофия алкогольной темы в этот период: наиболее яркий пример — мем «А что тут пить?» в исполнении Глузского с огромной бутылью в «Кавказской пленнице». Так современный человек выражает свой героизм, свой максимализм — не на поле сражения за Отечество, а в масштабах выпивки. Тут и мотив «душевности» сидения друзей в бане на Новый год в той же самой «Иронии судьбы», где пьянство оправдывается неким эталоном общения по душам, как будто без такого беспредела водочного, и по душам невозможно поговорить. Здесь протягивается и нить к «Особенностям национальной охоты» в 90-е годы.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Новогоднее настроение подразумевает карнавальность, восходящую к древним сатурналиям. И в этих обстоятельствах частная жизнь раскрывает свои границы и впускает туда кого угодно. Таков карнавал. А постсоветская реальность в этом смысле продлила Святки практически на весь год, потому что гламурное раскрывание границ носит круглогодичный характер. И в этом смысле советский период и постсоветский соотносятся примерно как традиционное общество и Новое время.

Пётр КАЛИТИН. Можно и так сказать, конечно. Советское время для нас выступило как некая система нравственных координат. И то, что было тогда в зачаточном состоянии, затем разрослось, и со знаком минус. По полной потребительской парадигме: от «мы достали» до «нас достали»!

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Из современного кино здесь показателен фильм «Стиляги», он в ретроспективе живописует тему проникновения потребительства, эстетики праздника и презрения к «немодной» обыденной, будничной советской действительности. И есть очевидная связь с нынешней постсоветской квази-элитой. Любопытно, что все музыкальные номера этого киномюзикла построены на материале девяностых и нулевых… Таким образом проецируется на конец 50-х — начало 60-х та культура, которая фактически выросла из зёрен, посеянных стилягами и всей «оттепелью». То есть получается, что это взгляд на советское общество с точки зрения победивших стиляг. Причём их победа в некотором смысле запрограммирована, поскольку отцом главного героя фильма является мидовский работник, которого играет Янковский, уверенный в своей эстетической и метафизической правоте. В этом смысле он обаятелен, за ним будущее, он победит всё и всех.

Своего рода трагизм поздней советской эпохи в том, что, приняв в себя стилистически чужую культуру, создав некий суррогат этой культуры, советские западники постулировали её превосходство. Как известно, центральное понятие стиляг «чувак» расшифровывается — «человек, уважающий великую американскую культуру».

Пётр КАЛИТИН. Да, ужас в том, что мы проиграли культурную войну, мы проиграли войну смыслов. Что всё «так называемое новое» оказывалось задами Запада. Многие устаревшие догмы западной науки, экономики, социологии до сих пор применяются

Возвратимся к той же «Кавказской пленнице», в которой был дан гениальный только в России феномен русской тройки или троицы в виде Никулина, Вицина, Моргунова. Тоже неслучайно, что именно тройка пошла, а не двойка, тем более не один комик. Западное кино больше акцентировало на дуэтах — вроде Пата и Паташона. Кстати, именно в нашем кино в 20-е годы эти два персонажа были воспроизведены-спародированы в танцевальном стиле опять же в трио с Чарли Чаплиным. Это были актёры Черкасов, Чирков и Берёзов. Но по сравнению с ними тройка Гайдая — это высокое воплощение национального архетипа.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Наверное, троица Гайдая была взята из русского анекдота… Отчасти из сказки…

Пётр КАЛИТИН. Да, и стало в кино народным явлением. И помимо их душевного пьянства, какой-то душевной открытости там были зафиксированы важные смыслократические тезисы, а именно: «Жить хорошо. — А хорошо жить ещё лучше!» Это, я считаю, можно вообще сделать девизом современной России. Смыслократией потребительства.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. В случае с Трусом, Балбесом и Бывалым мы имеем дело с потребительством, выраженным в формате готовности стать паразитом, пойти даже на преступление ради потребления…

Пётр КАЛИТИН. Конечно. И главное, опять же, ради красивой жизни. В духе этой «божественной» троицы любимый олигархический тост: «Чтоб у нас всё было, и нам за это ничего не было». Для народа же остаётся: «Все уже украдено до нас!»

Виталий АВЕРЬЯНОВ. В «Бриллиантовой руке» ведь тоже тройка, только там Шеф всё время за кадром, кроме финала. А фактически двоица играет.

Пётр КАЛИТИН. Причём там эта тройка действительно лишена душевно-алкогольной амбивалентности, в отличие от Никулина, Вицина, Моргунова. То есть у них всё-таки народного обаяния и великого мемного потенциала уже нет…

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Нет, и там встречаются мемы очень мощные. «Чтоб ты жил на одну зарплату», например.

Пётр КАЛИТИН. Это цитата из Шефа, кстати. И другое: «Шампанское пьют по утрам только аристократы и дегенераты». «Куй железо, не отходя от кассы». Здесь суетливая порочность подаётся со знаком плюс как некое чуть ли не оригинальное самовыражение. Притом что это уже не самодеятельные гастролёры, а русские мафиози-контрабандисты, и, кстати, связаны с зарубежной мафией… Под «тлетворным влиянием Запада», которое тот же управдом в шикарном исполнении Нонны Викторовны Мордюковой, как известно, связывал… и с синагогой — как раз в разгар первой арабо-израильской войны 1968 года, и активизацией советской борьбы с сионизмом. Помните ее фразу: «Я не удивлюсь, если ваш муж тайно посещает…» Да, в фильме «любовницу», но в оригинале сценария было: «синагогу».

Виталий АВЕРЬЯНОВ. У Гайдая предостерегающий, сатирический, я бы сказал, взгляд просматривается везде. Так, фильм «Иван Васильевич меняет профессию» парадоксален, потому что вор-домушник, попадая в XVI век, становится в эпизоде с решением судьбы Кемской волости государственником в отличие от управдома.

Пётр КАЛИТИН. Я бы даже сказал, что тут своего рода логика Апокалипсиса… Но в данном случае мне хотелось бы вспомнить героя Этуша, этого Шпака. Ведь тоже чем любопытен данный образ? Во-первых, то, что он внешне выглядит холопом. По крайней мере, мы должны этому верить, что когда на него смотрит настоящий Иван Грозный, сразу ему говорит: «Ты чьих?» Он возмущается: «Что значит, чьих?» — «Чьих холоп?»

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Холопская сущность написана на лице.

Пётр КАЛИТИН. Да. А он при этом вроде у нас модно одет, богат, одно дело, стоматолог. И тем не менее он — и внешне холоп.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Заметьте, насколько Гайдай смел. Потому что он критикует целую прослойку, в данном случае советских стоматологов и дантистов с их нишевыми возможностями.

Пётр КАЛИТИН. Конечно! А заодно и всех успешных людей, даже в чём-то и цеховиков. Ведь у них прямо пропорциональна зависимость низкопробности, пошлости от их материального благополучия и повышенного уровня потребления.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Кстати, «Иван Васильевич» по результатам наших исследований, — один из самых мемных фильмов вообще в истории. Там почти сплошные мемы. А в чем здесь секрет? В гениальном тексте Михаила Булгакова или не только?

Пётр КАЛИТИН. Там очень много добавлено в сценарии к булгаковской пьесе, многие находки идут от Гайдая.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Да, это сплав. Булгаковская сатира 30-х годов оказалась очень актуальной в 70-е… Вот булгаковские мемы, по сути театрального происхождения, потому что тогда кино сатирическое ещё только зарождалось. «Я поражаюсь твоему спокойствию, тянет устроить скандал». «Вот что крест животворящий делает!». «Это я удачно зашёл». «Царь — не настоящий!». «С восторгом предаюсь в руки родной милиции!». «Три магнитофона… и всё, что нажито непосильным трудом». (Только у Булгакова были — патефоны.) «Меня царицей соблазняли». Всё это Михаил Афанасьевич…

Пётр КАЛИТИН. Но от Гайдая там такие мемы, как «Танцуют все!». Или про «заморскую» баклажанную икру. Или такой пропагандистский мем: «Граждане, храните деньги в сберегательной кассе! Если, конечно, они у вас есть!» (пародия, между прочим, на саму идею рекламы).

При всей тонкости Гайдая его фильмы подкупают зрителя и, кстати, до сих пор — масскультовой установкой на развлекуху, на веселье, на расслабуху… И это антиномически бросается в глаза.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Да, можно сказать, что эта червоточина постепенно раскрывается. В особенности в поздних фильмах Гайдая про «Операцию-Кооперацию», «Дерибасовскую и Брайтон-Бич». И эти последние фильмы уже не пользуются такой популярностью в народе, что характерно…

Пётр КАЛИТИН. Приведу другой, менее очевидный пример — мегапопулярный мультсериал «Ну, погоди!». Там, конечно, словесных мемов нет. Но, с точки зрения смыслократической, чем он уникален? Волк и Заяц оба живут как будто при коммунизме. У них никаких бытовых проблем. Другие звери трудятся, а Волк только и делает, что гоняется за Зайцем, можно сказать, круглосуточно.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Ну, Заяц, он как бы ребёнок, а Волк — это как будто перезрелый подросток-хулиган, несмотря на хриплый папановский голос. Вот они и болтаются.

Пётр КАЛИТИН. В этом мультике зрителя подкупает та же реальная беззаботность. Культивируется расслабление, вечный праздник.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Но тут есть ещё как бы скрытый эротический мотив, потому что Зайца и Волка можно рассматривать как пару влюблённых. Он там цветы ему дарит, танцует с ним. Там просматривается такая трактовка, хотя и без гомосексуальной подоплёки. Скорее речь идет об эросе волчьего желудка, вернее даже волчьего охотничьего инстинкта, потому что дело не в банальном голоде. Когда кто-то влюблен, то показывать его трудовые будни не входит в интригу фильма. Интригой там является погоня и охота.

Пётр КАЛИТИН. Тут вечный двигатель, потребительский. Как у ослика — за морковкой.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. В том-то и дело, что попытка поймать Зайца — это сверхпотребительский идеал для него. Это как бы высшее воплощение его природы. Ему Зайца поймать — это вопрос чести уже.

Волки всегда гоняются за зайцами, а зайцы всегда бегают от волков, так же как полицейские и воры. Расслабление в «Ну, погоди!» заключается в том, что всё происходит на фоне их свободного времени, досуга, вечного отпуска или каникул?

Пётр КАЛИТИН. Да. Насколько я помню, Котёночкина даже в этом упрекали… И единственное, что это оправдывает, — то, что мультик детский, а детям действительно свойственно много гулять и расслабляться…

В общем, если подвести предварительный итог, в 60−70-е годы через кино и телевизор в народ вошла своего рода смыслократия «расслабона» и такие, с позволения сказать, «слабительные мемы», которые оправдывают и пьянство, и паразитизм, и либерализм («С людьми сейчас надо помягше!»). Или мем «Тёпленькая пошла» из «Иронии судьбы» как своего рода оправдание бытовой неустроенности, лёгкое к ней отношение. И тут, кстати, сразу возникает ассоциация с мультиком «Малыш и Карлсон». Помните — «Спокойствие! Только спокойствие!». Этот мем тоже пошёл в народ, стал популярен. То есть здесь не героическое спокойствие, а спокойствие в ситуации, когда ты сам виноват, чего-то набедокурил, но при этом ты не должен чувствовать себя виноватым, как будто всё идёт так, как положено.

Самое поразительное, что эта тенденция к тотальному расслаблению просматривается даже в наших военных фильмах конца 50-х годов, не во всех, конечно. Здесь есть водораздел между воспеванием мужественной брутальности и своего рода самоотверженности с одной стороны — и гуманистически-либеральной интерпретации великой войны. Между тем в основе любой военной победы лежат три суворовских принципа: глазомер, быстрота и натиск.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Можно примеры?

Пётр КАЛИТИН. Таковы персонажи по-своему замечательных фильмов «Баллада о солдате» и «Летят журавли». Там главные герои вяловаты, угловаты… Чтобы показать их живыми, их делают слабыми, мягкими. Алёша Скворцов даже пугается, и конкретно, долго бежит от немецких танков, в самом начале «Баллады…».

Западу нужен был именно такой советский солдат. Потому что они же тоже трусили перед нацистами. Им было приятно смотреть, что и наш русский солдат тоже трус. Тем не менее он там героем стал. Но для западного сознания, для западного менталитета всё равно бальзам на душу, ибо героем он оказался как будто случайно — «с пулемётом в кустах». Думаю, отсюда — международный успех этого фильма.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Но что в сухом остатке? Судьба этого солдата неясна, в принципе, ясно только, что он по-своему чудотворец, который из своей трусости способен сделать подвиг. Понимаете, «Баллада о солдате» — это в большей степени мелодрама. Это взаимоотношения с двумя женщинами — с девушкой, с которой он едет в поезде, и с его матерью. Одна из них влюблена в него, и она будет потом, видимо, ждать очень долго его, и его мать, которая будет ждать его вечно…

Пётр КАЛИТИН. Я не отрицаю силу и необычайную талантливость этого фильма. В нём заложены великие смыслы. Но тем-то и страшнее, что такой замечательный фильм очень хорошо вписывается в общую стратегию общенационального советского расслабления, понимаете? Для меня расслабление — евангельский термин. Как известно, это синоним беснования. Христос исцеляет расслабленного, изгоняет бесов из расслабленного.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Я бы не стал путать испуг Алёши Скворцова, необстрелянного ещё солдата, с расслаблением. Сюжет фильма в целом показывает, что он и энергичный, и справедливый, и чистосердечный парень. А насчёт расслабления — мы ведь в 41-м году отступали по всей линии фронта. Разве это расслабление? Там не быстрота и натиск была, а там как раз драпали конкретно. И эти же люди потом наступали. Увальни и валенки в начале войны превращались в героев, в опытных бойцов, мастеров войны. В этом и состоит правда русского человека на войне. Между тем в фильме Чухрая показано и боевое солдатское братство, и народные характеры весьма правдиво… Но там сама война как таковая задета лишь краешком.

Пётр КАЛИТИН. Действие происходит в 1942 году. Там, между прочим, есть эпизод сильный с часовым в поезде, перевозящем сено. Который называет своего командира «зверем», а потом оказывается, что он никакой не зверь…

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Да, оказывается, что это такой интеллигент, гуманный человек… То есть элемент гуманизма в фильме, может быть, и зашкаливает, здесь я соглашусь. Также и генерал гуманный, и сам Скворцов гуманист. Это подкупило, наверное, жюри иностранных конкурсов и английскую королеву, которая назвала его лучшим фильмом.

Пётр КАЛИТИН. Да-да, и на Западе это сразу почувствовали, и наши западники-киноведы тоже в голос заговорили про Чухрая: «О, это наш неореалист!» То есть опять впереди у них итальянцы, причем опять же нация, в войне проигравшая.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Сейчас это уже до пародийных доходит форм, когда, допустим, Тарковский был действительно неким на Западе признанным киношным авторитетом. А сейчас вот этот Звягинцев, в принципе, является эпигоном Тарковского, причем плохим, слабым во всех смыслах эпигоном. Они же по инерции продолжают давать ему премии — видимо, для того, чтобы лишний раз продемонстрировать России, что она ничтожество.

Что же касается «Баллады о солдате», даже если вынести этот гуманизм и некоторое давление на нервы за скобки, фильм обладает потрясающей магией, захватывает зрителя.

Пётр КАЛИТИН. Это, безусловно, так. Но были у нас и фильмы, которые аутентично показали психологию советского победителя. Это, конечно, Леонид Быков: «В бой идут одни старики» и потом «Аты-баты, шли солдаты». Там особо мемов я не нашёл. Единственное исключение — его присказка: «Будем жить, пехота!» Его капитан Титоренко начисто лишён той расслабительности, которая распространялась в мирное время «шестидесятников», той дегероизации, культа душевности, да ещё с выходом на потребительский «рай».

Другой пример кино ясного, нерасслабленного и без надрывной чудесно-героической патетики — культовое «Белое солнце пустыни». В 1970-е годы у нас не уставали говорить о том, что это был любимый фильм космонавтов. И именно перед каждым полетом космонавты где-то уже на Байконуре его смотрели.

Фёдор Сухов у нас, во-первых, немногословный, неторопливый вроде бы. Причём я понимаю, что это и среднеазиатская жара, там действительно от жары никто не суетится. Но когда он попадает в западню, то на вопрос: сразу его прикончить или он желает помучиться, — Сухов выдаёт гениальный мем: «Лучше, конечно, помучиться…» И далее он становится уже стремительным, внезапным — сыграв на том, что противник -потребительски! — ведётся на часы, как сорока или олигарх — на блестящее. И он в этот же момент, буквально доля секунды, убивает врагов!

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Безусловно, это уже классический боевик, причём, я бы сказал, в предельно экспрессивном выражении, когда одним движением он уничтожает троих.

Пётр КАЛИТИН. Тем не менее, это сделано очень достоверно. И наряду с опытным солдатом Суховым в фильме дан и юный совсем Петруха. Кстати, его можно сравнить с Алёшей Скворцовым из «Баллады о солдате». Чем отличается Петруха от Алёши? Тем, что он бы на месте Скворцова не убежал.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. А он и не убежал — на своём месте, когда был зарезан Абдуллой…

Пётр КАЛИТИН. Его бы раздавили танками.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Так и произошло. Но по стилю, безусловно, фильм Чухрая — это всё-таки социалистический реализм. Это один из канонических фильмов. А «Белое солнце пустыни» — в значительной степени фольклор, кинематографическое воплощение фольклора о русском солдате. Потому что — кто такой Сухов? Сухов — это солдат из сказок, в общем-то, который и кашу из топора может сварить… И он выручает кого-то, в сказках — зверей, встречных. И здесь то же самое. В «Белом солнце» все герои немножко сказочные. Петруха является, как это ни странно, в фильме фокусом отцовской любви. Потому что его любит и Сухов, его любит и Верещагин, видящий в нём своего сына погибшего.

Пётр КАЛИТИН. В данном случае и для меня Петруха дорогой образ, поскольку не содержит никакого посыла на расслабление массового сознания. И мы понимаем, что настоящие герои когда-то такими же были… Если помните, даже Сухов в одном эпизоде говорит, что «я таким же, как ты ушёл». Речь идёт не только о возрасте, а о том, что вот таким же недотёпой в чём-то он ушел, когда в любой момент мог бы по-глупому погибнуть.

Нет, не случайно фильм этот дал рекордное число мемов. Тут и Верещагин, безусловно, «виноват»: «Посмотрим, какой это Сухов». Очень простой мем, и в то же время очень сильный. А как его фраза насчет обрыдлой икры: «Хоть бы хлеб достала»?! Вот, я бы сказал, совершенно потрясающий антипотребительский мем.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Ну, конечно, особенно учитывая 70-е годы, этот культ дефицитной и дорогой черной икры…

Пётр КАЛИТИН. Или мемы Саида: «Джавдет мой. Встретишь — не трогай его». Тоже, я считаю, гениальнейший мем, и, главное, он хорошо показывает наш особый «потребительский» менталитет, связанный именно с таким чувством собственности! Или «Джавдет — трус, Абдулла — воин», и мы видим, что действительно Абдулла и погибает, можно сказать, в момент своего бесстрашия. И отношение Сухова к нему: «Абдулла, — вот это потрясающе просто, — оставь себе патроны, нечем будет застрелиться!»

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Ну, а чуть раньше еще классный мем: «Абдулла, руки-то опусти».

Пётр КАЛИТИН. То есть как бы дружеское и опять же — чуть не по-христиански антиномическое

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Это военный юмор, да.

Пётр КАЛИТИН. Или как бы эротичный мем Сухова: «У тебя ласковые жены, мне хорошо с ними…» И Абдулла принимает правила игры: «Я дарю тебе их. Сейчас вам будет совсем хорошо!» Или его же: «Плохо тому, у кого вовремя не окажется кинжал». Здесь есть та же самая брутальность: кинжал должен быть всегда наготове у настоящего героя.

Кстати, враг пытается поймать русского героя опять же на расслаблении: «Хорошая жена, хороший дом — что еще нужно человеку, чтоб достойно встретить старость?» Причём тут имеется в виду подтекст — не только в старости, но и вообще так жить.

Заметьте, герой-победитель Сухов общается со своей Екатериной Матвеевной только во сне, пишет ей потрясающие письма. Но это любовь на расстоянии. А «освобождённые женщины Востока», считающие его своим новым мужем, готовы на всё — но Сухов именно поэтому! — просто антипотребительски несгибаем.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Да, многоженство — это ключевая метафора и интрига всего фильма, она построена вокруг него. Из-за жен погибает Абдулла, поскольку он за ними возвращается. Из-за желания завести роман с Гюльчатай гибнет Петруха. И даже Верещагин, умудрённый и опытный человек, готов был бы уже пойти с Суховым, но тут возникает препятствие в лице его жены. И в результате рождается ещё один его мем: «Пулемёт я вам не дам». Если бы он дал им пулемёт и пошёл с ними, как он хотел, то узнал бы о заминированном корабле.

Смотрите, как интересно, у нас параллель с двумя фильмами выстроилась. В одном главные героини — это женщины, которые любят ещё совсем юного солдата, и будут ждать его, хотя мы знаем, что он погиб. А в другом у нас дилемма: на войне мужчина не должен впускать феминное начало в свою душу. Это секрет его как сказочного русского солдата, что в огне не горит, в воде не тонет.
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5906
08:02 09.09.2018
Пётр КАЛИТИН. Точно. И здесь же источник его победоносности! Герой должен оставаться лёгким, чистым, самодостаточным, тогда он побеждает и избегает гибели. Ни гарем, ни жена, ни тем более корабль с награбленным барахлом не способствуют героизму… Он требует — ни много, ни мало — мирской аскезы.

Я бы хотел сейчас закончить разговор о «Белом солнце», ответив на вопрос: почему он действительно был так близок и важен космонавтам?.. Думаю, в силу совершенно поразительной адаптируемости к любому экстриму. И одна из главных бед нашей страны, приведшая к катастрофе 1991 года, что у нас три поколения мужиков не воевали и самоубийственно прогрессировали в расслабухе… Да, мы выиграли войну, но затем проиграли мир!

И здесь я бы перешёл к такому фильму, как «Место встречи изменить нельзя» Говорухина, в котором весьма доходчиво показан радикальный водораздел между героями и потребителями. Помните, оппозицию Глеба Жеглова и труса Пети Соловьёва, которая начинается ещё в первой серии с таких жегловских мемов, как: «И откуда у тебя, Петюня, такой изумительный сахар?», «Будь человеком, не жадись, и нам маленько сахарку отсыпь!». Это фразы мирского аскета, который требует от других не просто делиться, а естественно самоотвергаться, преодолевать эгоизм!

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Вайнеры хорошо знали материал, и Говорухин при создании фильма изучал реальные прототипы, собирал их чёрточки, словечки. Жеглов — это классический образ советского «мента», грозы уголовников. И его парадоксальность им самим сформулирована следующим образом: девять классов и два коридора. Я знаю эту среду. Они сами говорят, что милиция — это те же бандиты по психотипу, только принявшие другую сторону. И в Жеглове это очень ярко показано — в его лексике, в его подходе, в его психологии…

Пётр КАЛИТИН. Это и дороже, что он не просто как какой-то чистоплюй-интеллигентик, так сказать, которому заведомо чужда бандитская стихия, а, можно сказать, свой.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. И в этом смысле он настоящий «мент», потому что именно он кладёт карманнику кошелёк в карман. Он способен пойти фактически на подлог, чтобы остановить более страшное преступление. Это осознанное действие.

Пётр КАЛИТИН. И отсюда весь антиномизм его знаменитой фразы: «Вор должен сидеть в тюрьме». Так он работает по своему настоящему призванию.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Более того, он играет, он актёр в своей профессии. Помните, как он передаёт бандитам через Васю Векшина фразу: «Наш пахан ихнего не глупее»? То есть он глубоко знает воровской мир изнутри и частично отождествляется с ним для того, чтобы его победить.

Пётр КАЛИТИН. И опять тем он дороже. Когда фильм вышел на экран, наши киноведы возмущались тому, что текст братьев Вайнеров «Эра милосердия» искажён, что Жеглов должен был быть героем преимущественно отрицательным, как бы в противовес Шарапову.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Ну да, в некотором смысле. Жёсткий такой муровец сталинского типа.

Пётр КАЛИТИН. Да, да. То есть он там заведомо не должен вызывать симпатий.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Думаю, замысел Вайнеров всё же тоньше, у них показана разница между чисто юридическим и живым, жизненным пониманием справедливости. Жеглов не прав с точки зрения юридической, но прав с более высокой точки зрения. Очень русская тема. С такой пуританской, буквоедской стороны, Шарапов, безусловно, выигрывает по сравнению с Жегловым, но в фильме происходит выравнивание. И в чём главная, так сказать, красивая метафора фильма? В том, что сначала Шарапов жётко отрицает право класть кошелёк в карман рецидивисту Бисяеву, то есть совершать подлог, а потом сам как разведчик идёт в банду и превращается фактически в кошелёк в чужом кармане, понимаете? То есть он косвенно подтверждает правоту Жеглова, что надо идти на подлог, на хитрость. И здесь он действует как военный разведчик, вчерашний командир разведроты.

Пётр КАЛИТИН. Да, это так. И Шарапов в веру Жеглова обращается, по большому счёту. Здесь я вижу уже перекличку и со Штирлицем, как ещё одним культовым героем советского кино. У Говорухина дана эта чёткость, которой принципиально не хватает культуре расслабления: «Я их, выползней поганых, давил и давить буду!» Или, помните, когда Копчёный пытается отдать ему выигранные в бильярд деньги, Жеглов называет их погаными?

Та же воинская жёсткость и брутальность хорошо обыграна и в сцене преследования Фокса, когда на вопрос: «А как держать?» — Жеглов отвечает: «Нежно». Вот они, «глазомер, быстрота и натиск»! Это роднит фильм Говорухина и с фильмами Быкова, и с «Белым солнцем пустыни».

Возьмём теперь фильм Балабанова «Брат» в двух частях. Один из немногих фильмов, который в постсоветское время действительно стал реально народным. Детский вопрос — почему? А вот опять, как в случае с Жегловым, вещи откровенно называются здесь своими именами.

При этом, надо сказать, фильм переходит за грань политкорректности своей эпохи. Там есть такие мемы, как «Не брат ты мне, гнида #####ая или «Вы мне ещё за Севастополь ответите». То есть герой Бодрова на словах просто напрашивается быть названным русским фашистом, как это тогда и делали. Да, здесь Балабанову особая честь и хвала. Он усложняет неполиткорректные моменты тем, что субъективно-то сам Данила не то что себя фашистом не считает, а он вообще даже не представляет, как такое может быть. На деле он просто настоящий русский мужик, и именно эта нормальность предполагает его чёткое отношение к врагам.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Это такой вариант Робин Гуда, то есть квазибандитский вариант. В первой и во второй серии «Брата» он идёт на некие тоже, как и Штирлиц, как и Шарапов, так сказать, возможности лжи, подлога и так далее, но ради справедливости, ради правды.

Потому что, заметь, он обращается к Фашисту, чтобы получить у него боеприпасы, хотя ему это внутренне неприятно. Он обращается там к другому человеку, чтобы подделать документы. Они угоняют машину, и так далее, и так далее. То есть они совершают, в принципе, целый ряд преступлений, но, в отличие от обычных бандитов, они совершают их ради высшей цели. Фашист, поддельщик документов, и тот, кто угоняет машину, — это как бы люди типичные своего времени, 90-х годов. Но при этом герой-то другой. Это последний герой, так сказать.

И брат его бандит. Он приезжает к брату, брат его, как киллера, тут же нанимает. И вместо того, чтобы стать бандитом, настоящим бандитом, он просто-напросто, как антивирус, нейтрализует обе банды, уничтожает их фактически, забирает их деньги и уезжает в Москву. То есть у него свой путь в этом бандитском Петербурге, потом — в бандитской Москве. Он использует бандитов для своих целей. Их деньги забирает для того, чтобы решить свою задачу.

Пётр КАЛИТИН. И не боится выглядеть бандитом!

Виталий АВЕРЬЯНОВ. И в итоге выходит на главного мафиози, который владеет хоккейным клубом, чтобы и там несправедливость нейтрализовать.

Пётр КАЛИТИН. Тут почему герой стал народным? Вопрос риторический: потому что он не боится именно юродственно запачкаться. Ему плевать, что о нем скажут.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Он, во-первых, не боится запачкаться. Во-вторых, он не боится их совсем. Потому что он прошел чеченскую войну. И в этом смысле он герой в прямом смысле слова.

Понятно, что главный, центральный мем — это «Сила в правде, у кого правда, тот и сильней». Другой мем: «Русские на войне своих не бросают» — это он говорит проститутке, которую вытаскивает из США. Или по поводу мнимого бандитизма. Там есть один афоризм, он абсолютно точно выражает суть: «Вы гангстеры?» — «Нет, мы русские».

Пётр КАЛИТИН. Вот, вот! То есть это опять прямое юродство! Его обзывают гангстером — он смиренно не возмущается!

Виталий АВЕРЬЯНОВ. То есть играет по другим правилам, если называть вещи своими именами. И очень подкупает в этом образе такой органический патриотизм: «Поехали домой, там хорошо». Ему просто хорошо дома. Он не представляет себе другой жизни. Она говорит: «Что я там буду делать?» Он отвечает: «А что ты здесь делаешь?»

Пётр КАЛИТИН. Причем это не надо конкретизировать. Если мы с войны, мы понимаем, что дома по любому хорошо. Это как в любви! За что люблю? Да люблю, и все. Так и здесь. То, что у нас в крови сидит, это то, что наше, русское. Когда мы любим ни за что, вопреки всему, вопреки тем более потребительским ценностям.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Но вот эта простота, она сродни тому простому состоянию ума, которое бывает у человека, близкого к земле. И вот, заметьте, там есть такая фраза, которая предваряет главным мем фильма, она звучит следующим образом: «Вот у тебя много денег. И чего?» Сильный мем!

Пётр КАЛИТИН. Да-да! Это опять вот это антипотребительство, только уже в контексте юродственном и — героическом. Как «Павлины, говоришь?» — у Сухова. Мем, между прочим, для Верещагина очень обидный.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Да. Я помню, когда Прохоров делал свою рекламную кампанию, он украл фактически, независимо от юридической стороны дела и выкупа каких-то прав, из фильма «Брат-2» мем и повесил его на билбордах в Москве в 2011 году.

Пётр КАЛИТИН. Это какой?

Виталий АВЕРЬЯНОВ. У него называлось партия «Правое дело», по-моему. И там было написано: «Сила в правде. У кого правда, тот и сильней». Это был мем его рекламной кампании, совершенно неорганичный для него. Гораздо логичнее было бы ему написать на растяжках: «В Америке вся сила мира». «Кто сильнее — тот и прав». «Сила в деньгах». И тому подобное.

И вот мне видятся плакаты новой политической силы, у которой будет написано в адрес олигархов: «У тебя много денег — и чего?»

Это уже время приходит. Я думаю, оно не за горами.

Пётр КАЛИТИН. И главное, опять же, гениальная простота. Вот на этом оптимистическом фоне хотелось бы перейти к сталинским фильмам. Возьмем мегапопулярный фильм «Чапаев». Главный мем какой оттуда бы и сейчас пошел в народ? «Белые приходят — грабют. Красные приходят — грабют». Или ещё один: «Я попадусь, стреляй в Чапаева» — это когда он грозит отдать под трибунал всех мародеров, барахольщиков.

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Очень популярны в народе мемы самые простые. Например: «Кто такой? Почему не знаю?». И второй: «Ишь ты, какая!» Они практически на грани спонтанного языка. Кстати, «Кто такой, почему не знаю?» потом даже в других фильмах воспроизводится. Например, в том же «Месте встречи» Жеглов его цитирует…

Есть ещё один очень интересный мотив в «Чапаеве». Заключается в том, что в сценарии много такого высокого культурологического материала, и он там чрезвычайно органично вписывается. Я два примера приведу. Один: «Александр Македонский тоже был великий полководец, но зачем же табуретки ломать?» Это цитата из Гоголя. А ещё одна фраза, совершенно, на мой взгляд, выдающая высокий культурный уровень фильма: «А то ведь я академиев не проходил, я их не закончил». Это парафраз многих древнерусских формул, таких как: «эллинских борзостей не текох, с мудрыми философами в беседе не бывах». Нечто подобное и в «Собачьем сердце» Булгакова, когда Шариков говорит: «Мы в университетах не обучались».

Пётр КАЛИТИН. Однако в фильме «Котовский» ближайший сподвижник Котовского какую-то глупость сделал в бою, и в своё оправдание говорит: «Мы академиев не кончали». И ответ Котовского характерен: «Дурак, нашёл чем гордиться».

Кстати, и в «Чапаеве» есть подобный мем — «Соображать надо». Или там же: «Ранен? Ну и дурак!»

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Ну, «академиев не кончали» и в то же время фронтом мог бы командовать, да? Чапаев, кстати, прямо говорит, что ему не мешало бы подучиться. За счёет того, что есть Фурманов и Чапаев, есть вот эта линия академии и высокой культуры, в том числе ведения войны. И в данном случае была прямо показана высокая культура, это психическая атака каппелевцев. Но она не помогает.

Пётр КАЛИТИН. И согласитесь, что это очень народная интонация — «Красиво идут! Интеллигенция!». И опять с юродственным подтекстом!

Виталий АВЕРЬЯНОВ. Когда эта сцена начинается, когда офицерский корпус приближается, часть пехоты чапаевской впадает в истерику. Мы там видим таких уголовных матросиков, которые рвут тельняшки на груди. В этом смысле фильм показал Гражданскую войну немного с изнанки, что на стороне красных воевали далеко не только психически устойчивые люди.

Пётр КАЛИТИН. Хотелось бы еще вспомнить очень мощный антиолигархический фильм, который по этой причине актуален и сейчас — «Александр Невский» Эйзенштейна. Это 1938 год. Там ярко показаны образы предателей Земли Русской и их связь с новгородской олигархией, о которых говорят: «Где у них барыши, там и родина». Плюс очень мощная прокофьевская тема, ни в одном из других сталинских фильмов, даже у «Чапаева», такой очень русской музыкальной темы нет. И самые главные слова Александра Невского знаменательно — в конце фильма уже: «А если кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет. На том стоит и стоять будет Русская земля»…

Виталий АВЕРЬЯНОВ. В этом смысле рифмуется с фильмом «Иван Грозный», в котором также одна из серий заканчивается словами: «Не дадим в обиду Русь». И там тоже Черкасов играет, что подчёркивает родство великокняжеской линии: Ивана Грозного как прямого потомка Александра Невского. Согласитесь.

Пётр КАЛИТИН. Да. И эти мотивы тоже в духе «Брата». Почему, я говорю, что «Брат» «по-прокофьевски» сегодня прозвучал: народ соскучился по прямым речам, по прямому, по-русски слову…
Link Complain Quote  
  s3po
s3po


Messages: 1575
17:41 24.09.2018
avenarius (avenarius) писал (а) в ответ на post:
Expand message beginning

> Виталий АВЕРЬЯНОВ. В этом смысле рифмуется с фильмом «Иван Грозный», в котором также одна из серий заканчивается словами: «Не дадим в обиду Русь». И там тоже Черкасов играет, что подчёркивает родство великокняжеской линии: Ивана Грозного как прямого потомка Александра Невского. Согласитесь.
>
> Пётр КАЛИТИН. Да. И эти мотивы тоже в духе «Брата». Почему, я говорю, что «Брат» «по-прокофьевски» сегодня прозвучал: народ соскучился по прямым речам, по прямому, по-русски слову…
quoted1

Недавно режиссер Хотиненко высказал пожелание, чтобы возродили гос. заказ в российском кинематографе. Мне лично, работы Хотиненко очень нравятся, однако я очень сомневаюсь, что на его творчество выделят деньги из российского бюджета.
Link Complain Quote  
  s3po
s3po


Messages: 1575
20:52 04.10.2018
Вовочка Путин задал однажды вопрос:"А что такое русские?". Вопрос на самом деле интересный! Хотите верьте, хотите нет, но в Германии данного типа классифицируют как «русский князь»:

В России такие давно вымерли…
В настоящее время, все, кто прожил в Германии больше 3х месяцев, официально считаются немцами. В реальности, единственный настоящий немец - Вольф (порода людей такая). Есть еще Шульц - один из древнейших аборигенов Европы, но Шульц - недоросль...


А как показаны русские в российском же кинематографе?

Человек с параметрами киноактера даже мечь реального Коловрата не смог бы поднять… В реальности, Коловрат отличался чудовищной силой….
Link Complain Quote  
  s3po
s3po


Messages: 1575
06:29 16.10.2018




Одним из самых загадочных фильмов советской эпохи можно назвать «Солярис» Тарковского. Несмотря на довольно преклонный возраст (46 лет на данный момент), фильм остается одним из наиболее популярных. Сегодня с уверенностью можно сказать, что труд Тарковского попал не топ чарт, а в вечность…


Фантастика для Тарковского - всего лишь контекст, в котором режиссер, отделив мораль от событий, внимательно изучает и выносит на суд зрителя.



Одним из центральных вопросов современной российской моралистики является вопрос права принятия решений.
Крис раздумывает о том, чтобы воздействовать на океан разума жестким излучением. Чекисты в подобных случаях вопят:"Кто дал тебе право решать судьбу планеты?". Действительно, если не знаешь с чем имеешь дело, не понимаешь процессов, то лучше меньше экспериментировать, а больше думать...
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5906
14:51 27.01.2019
Обыкновенный цинизм
комедия о блокадном Ленинграде «Праздник» — хайп и бездарность

Галина Иванкина





«Я говорю с тобой под свист снарядов,
угрюмым заревом озарена.
Я говорю с тобой из Ленинграда,
страна моя, печальная страна».

Ольга Берггольц.

Лично для меня самые пронзительные, рвущие душу изображения — это… фотографии предвоенного Ленинграда. Казалось бы — что тут? Радостные девушки в приталенных платьях, улыбчивые юноши-спортсмены со значками ГТО, дети в матросских костюмчиках на фоне памятника Петру Великому, а вот — концерт классической музыки. Работяги на отдыхе. Статуи в Летнем Саду и — старики на прогулке. Задорные подружки в Петергофе — беретики, рукава-буф и белые носочки. Прозрачный солнечный свет, столики респектабельного кафе в центре Питера — заходят две модницы, одетые аккурат по журнальной картинке 1941 года. Дата снимка — май-1941. Через пару месяцев их жизнь круто и бесповоротно изменится.

На всех милых фото мы созерцаем людей, которые с огромной долей вероятности, умрут мучительнейшей смертью. Возможно, этих очаровательниц ждёт голодный коллапс в промороженной квартире, где уже нечем топить равнодушно-прожорливую печь-буржуйку. Перед нами — будущие трупы, ещё не знающие о своей кончине. Смотреть на это, в принципе, невозможно. Блокада — пожалуй, наиболее изощрённое преступление гитлеризма, хотя, осада города, взятие на измор — безошибочный приём во все времена, и пруссаки времён Фридриха Великого были едва ль гуманнее нацистов. Но от того, что убийство — «нормальное» и многажды описанное в художественной литературе деяние, вовсе не означает, что мы привыкли к этому за миллионы лет. «А девушка с лицом заиндевелым, / упрямо стиснув почерневший рот, / завёрнутое в одеяло тело / на Охтинское кладбище везёт», — читаем у Ольги Берггольц и кровь стынет в жилах.

У человека, если он, конечно, полагает себя таковым, есть набор табуированных тем для шуток, прибауток и забавных скетчей. Больше того — эти запреты часто существуют на уровне государственного регулирования — путём включения в уголовный и административный кодексы. Однако и без грозной статьи УК хомо-сапиенс с детства фильтрует определённые смыслы. Одна из таких болевых точек — Блокада Ленинграда, а потому, узнав, что режиссёр Алексей Красовский сварганил … глумливую комедийку о Новом Годе в умирающем городе, я не поверила своим глазам — я несколько раз прочла это чудовищное слово — «комедия».

Разгорелся дикий ор — а как иначе-то? — а господин Красовский прилюдно жаловался на сложности бытия и всячески подчёркивал, что всё это ваялось «на свои кровные». Так сказать, ни гроша от Министерства Культуры и прочих жадненьких госструктур. В широкий прокат оно не попало, зато щедро вывалили на YouTube. Инфо-социум подразумевает открытость. Быдло-либералы, по большей части с восторгом принявшие этот бестактный (мягко-мягко, очень мягко говоря) фильмец, писали у себя в блогах: «Вы сначала гляньте, а потом — браните! А то, как в случае с Пастернаком: не читал, но осуждаю». Так вот я посмотрела. И — осуждаю.

В медиа-пространстве бытует понятие «хайп» (от английского hype). В теории маркетинга это — навязчиво-агрессивная реклама товара, услуги, стиля жизни. Смысл хайпа — зацепить внимание пресыщенного потребителя. В современном обществе хайпом называют любые информационные вбросы — как правило, негативного, будоражащего свойства. Это — эпатаж, рассчитанный на «взрывную волну» в СМИ. На этом строится популярность большинства «звёзд», которые боятся лишь одного — тишины. Потому как тишина — это забвение. Отсюда — громкие разводы, грязные откровения и «голые» фотки в Инстаграме, оглушительные coming-out-ы. Хайп всегда или — почти всегда коммерчески оправдан. Хитрец метнул наживку, пресса — подхватила. Народ — взвился. Результат — фантастический. Все только и болтают об «ужасном поступке режиссёра К.». Но хайповать в нашем информационно перенасыщенном мире становится всё труднее — надобно сочинить что-нибудь этакое. Если уж портить воздух, то — шибче других. Дабы все рухнули в обморок.

Всё чаще мы произносим словосочетание «Окна Овертона» или так: «расширение окон Овертона». Для тех, кто по какой-то причине пока не сталкивался с определением или же — поленился узнать, who is who, поясню вкратце. Американский технарь, юрист и дока социологии-политологии Джозеф Овертон сформулировал технологию, которая делает привычной любую запретную или неприемлемую идею. По Овертону — достаточно скромненько начать «конструктивный диалог», спор на тему, чтобы со временем от дискуссий перейти к лояльности, а там и к узакониванию того или иного табуированного действия, концепции, книги. Если перевести это на русский-образный, то лучше иных подходит изречение: «Коготок увяз — всей птичке пропасть». Начали обсуждать, а достигли скотства. В итоге. «Культура начинается с запретов», — сказал Юрий Лотман, тогда как расширение окон Овертона приводит к закономерной утрате оной. К возвращению к пещерному состоянию, когда основным жизненным принципом было: «Человек — человеку корм».

Но вернёмся к скандальной кинокартине! Авторы в своём желании «хайпануть» вроде как не хотели никого оскорбить. Ага-ага. Просто они наивные такие. Вчера на свет родились. А потому использовали приёмы чёрного юмора, который широко распространён в анлосаксонско-американском мире, но исключительно чужд европейской — в том числе русской традиции. Нам он непривычен. Правда, странно? И даже в рамках голливудского стёба я плохо себе представляю смешочки в адрес мучений, пыток американских солдат, попавших в плен к японцам.

Вместе с тем, начиная смотреть этот фильм, я полагала, что быть может (а вдруг!) здесь кроется какой-нибудь мощный катарсис, как в теории Льва Выготского, открывшего, что интересными, талантливыми считаются вещи, от которых зритель-слушатель-читатель остаётся в изумлении. Но нет! В кадре — неумело-убогая игра, больше всего напоминающая потуги в стилистике молодёжных ситкомов, где каждая дебило-шуточка сопровождается закадровым «бу-га-га». Попкорну нам, попкорну! Также ощущение, что это — смазанный отрывок из халтура-сериала «про СССР», точнее — о «проклятом Совке», что расплодились на ТВ в каком-то невыразимом количестве. В чём дело? Ты хочешь поразить в самое сердце, так постарайся быть хотя бы не бессмысленным. Но какое там! Хайп не подразумевает катарсиса. Это — банальный плевок. Это — экскременты в Греческом зале. Это примерно то, что вытворяли девицы из Pussy Riot и болезный Пётр Павленский, которого — заметим! — очень быстро окоротили в демократической Франции. Эй, ребята, попробуйте в Германии снять дурашливый сюжет про Холокост. Где вас потом искать?

Итак, на экране — один вечер из жизни сталинской элиты, существующей в блокадном городе по особым нормам-правилам. Жена глав-героя капризничает, сетуя, что им опять дали курицу. Как без домработницы ощипать сие чудо в перьях?! Потом эти пух-перья будут постоянно маячить в кадре — грубый эффект повторения. Это, видимо, забавно. Потом курица — каким-то волшебным образом всё же ощипанная — благополучно сгорит в духовке. До угольков. Это вдвойне весело. Посмейся, сытая сволочь.

Фабула такова: засекреченный учёный Воскресенский (типаж «человека рассеянного с улицы Бассейной») и его домочадцы собираются отмечать Новый Год, но подвели детки-мажоры — сынок приводит голодную девушку Машу «из простых», а дочь — вся такая упитанная и в модной шубке говорит, что рассталась с неким Максимом и теперь её жениха зовут Виталий. Мы наблюдаем ряд идиотских диалогов и не смешных (к счастью!) шуточек. Допустим, относительно старенькой бабушки, которая никак не может опорожнить кишечник. Или о том, как у Маши умер отец, но они его держали на балконе в качестве живого — чтобы карточки получать.

Дурь — в каждом жесте, в каждой фразе. Чего стоит, например, монолог Воскресенского о том, что бывший кавалер его дочери — тот самый Максим, оказывается, был немецким шпионом. Смысл таков: я это понял, ибо парнишка совершенно ничего не смыслил в научных терминах и разработках. Прямо, как в тех анекдотах про Штилица, где разведчик не успел выучить язык противника, а потому был вынужден притворяться глухонемым. Даже наивные шпионские детективы 1960-х были осмысленнее в отношении матчасти. А тут видите ли заслали «казачка», не разбирающегося в тематике основного задания. Кинули воровать секреты, а буквам и цифрам не обучили. Хорош Абвер. И подобного смыслового шлака здесь — процентов 90.

У этой кинокартины есть неоспоримый плюс — метраж, длительность. Чуть более часа. При всём том, авторы умудрились сделать фабулу затянутой. Как им это удалось — загадка. Впрочем, нет. Имеется ещё одно достоинство — тотальная бездарность ленты. Да-да. Иногда минус оборачивается плюсом. Начав привычно сетовать, что наснимали тягучую, бестолковую глупость, вдруг останавливаешь себя. Чёрт! Это же прекрасно. Будь «Праздник» гениальным, а игра — тонкой, шедевральной, фильм наделал бы страшных бед, как многие творения, где гений и злодейство оказываются вполне совместимы. Тут, по счастью, нет ни того, ни другого — обычный мистер Хайп (он же — мистер Хайд, окончательно забивший доктора Джекилла) с его нахальными глазами и обыкновенным цинизмом. А нам — читать стихи Ольги Берггольц и не забывать правду, боль, войну: «Художник скажет с гордостью, с отрадой: / - Затем, что ты — сама любовь и жизнь, Бесстрашие и слава Ленинграда!»
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5906
20:18 11.02.2019
Фильм-плевок
«Фаворитка» бьёт все рекорды пошлости, глупости и непотребства





«Побольше цинизма, людям это нравится».

Из откровений Остапа Бендера.

Мыслимо ли снять фильм одновременно скучный и фривольный? При том, чтобы оба этих качества оказались доведены до своей крайней точки. Разумеется — да. Вдосталь и навалом. Ибо нет таких вершин, которые не смогли бы покорить (и — загадить) современные криэйторы. Как там у Виктора Пелевина? «— Творцы нам тут не нужны. Криэйтором, Вава, криэйтором». Киносюжет «Фаворитка» (режиссёр Йоргос Лантимос, авторы сценария Дебора Дэвис и Тони Макнамара. США-Великобритания-Ирландия) обещал быть остроумным, лёгким, эстетически привлекательным — авторы трейлера исхитрились создать демонстрационную карамельку из абсолютно иной субстанции, не упоминаемой в благопристойном обществе.

Однако же искромётная приманка обернулась мерзостным фарсом. Два часа уныло-тошнотворной пошлятины, где историческая реальность перечёркнута в угоду «повестке дня». Публицист и мыслитель Егор Холмогоров ехидно заметил: «К греческому режиссеру даже проникаешься своего рода уважением — так испохабить и сделать настолько невыносимо скучной одну из самых увлекательных придворных интриг в европейской истории нужно недюжинное мастерство и своего рода самоотречение — способность удержаться от всякого соблазна сделать интересный фильм на интересном материале». Итак, перед нами Англия начала XVIII века — королева Анна Стюарт, схватка тори и вигов, герцогиня Мальборо и — знакомая нам по пьесе Эжена Скриба «Стакан воды» — мисс Эбигейл Хилл. Идёт война за Испанское наследство — одна из тех войн галантного столетия, которые велись монархами за право усадить своего отпрыска на высвободившийся престол. Для Англии — достославное время и, как правильно ввернул всё тот же Холмогоров: «Чем по настоящему симптоматична и интересна „Фаворитка“: не тем, что в этом фильме есть, а тем, чего и кого в этом фильме нет».

Ага. В этой подделке не нашлось места для Исаака Ньютона, Даниэля Дефо и Джонатана Свифта. Для издателей Джозефа Аддисона и Ричарда Стила — родоначальников современной прессы. Эпоха королевы Анны — это «война газет» и немыслимая свобода печати; возможность издавать практически что угодно — от научных трактатов по механике до юмористических рассказов, снабжённых карикатурами. Владычество дикого — ничем и никем не сдерживаемого — капитализма, который наступил в Британии намного раньше, чем в остальной Европе. Активное внедрение техники, бум книгопечатания, распространение грамотности среди низших слоёв населения, развитие юриспруденции и адвокатуры. Пик социально-политической активности. Курс вершился не столько при дворе и в Парламенте, сколько прокуренных кофейнях — там собирался весь цвет британского общества; шло бурное обсуждение проектов и налогов, международной торговли, войн и перемирий. Клан Мальборо поддерживал вигов и навязывал королеве выгодные им решения, тогда как Болингброк и Харли принадлежали к партии тори, стараясь заполучить влияние на слабовольную королеву.

Я сейчас вкратце обрисовываю всё то, что должны бы отобразить авторы нелепой, претенциозной, дурно пахнущей «Фаворитки». Они пренебрегли не только Свифтом и кофейнями, но и Генри Сент-Джоном, лордом Болингброком, являвшим собой одну из блистательнейших фигур анненского правления. Сценаристы милостиво оставили Роберта Харли, да и того нарисовали каким-то фанфароном, глядя на которого сложно представить, что Харли-настоящий был жёстким, талантливым боссом и кропал сносные вирши, имея дружбу с не упомянутым в фильме Джонатаном Свифтом.

Что же нам предъявили? Вы будете удивлены — лав-стори с участием трёх извращенок. При том, что все участницы действа в их исторической бытности значатся, как нормально-здоровые. Увы и ах, вся сложнейшая politique здесь вертится вокруг лесбийских предпочтений болезненной, толстой Анны и её попеременных фавориток — мужеподобной леди Мальборо и хитро-выделанной Эбигейл Хилл. Понятно, да? Великолепная, не знающая себе аналогов многослойность и — разноплановость заменена гнусными поползновениями. Мол, смена маршрута и опала Мальборо связана с коварным обаянием новой партнёрши!

В последнее время тему «нетрадиционной ориентации» принялись разрабатывать с какой-то истерической ожесточённостью, причём, «радужный» дискурс ныне распространяется не только на действительных гомосексуалистов (вроде Фредди Меркьюри или Оскара Уайльда), но также и на тех, кто был сугубым натуралом. Так, в недавней премьере «Две королевы» показана склонность Генри Дарнлея к Давиду Риччо, которые страшно удивились бы, узнав о себе столь пикантные подробности. Ещё как-то можно, хотя и с трудом, объяснить стремление авторов явить страдания гомосексуалиста Меркьюри, но зачем приписывать лишнее?! Это уже не толерантность, а убийство правды.

«Фаворитка» бьёт все рекорды пошлости, глупости и непотребства, когда выставляет несчастную королеву Анну, схоронившую всех своих детей, как прожорливую, тупую и безобразную лесбиянку (Оливия Колман). Ей под стать и герцогиня Мальборо (Рэйчел Вайс), с удовольствием расстреливающая приготовленных для экзекуции птичек. И, наконец, третья фигурантка — Эбигейл со злым и помятым личиком (Эмма Стоун). Все три хабалки вызывают живейшее отторжение, тем паче, что актрисы-то великолепные, да и вообще игра в кадре — преотличная. Со смаком и восторгом. С остервенением. Мужчины (как и в байопике «Колетт») низведены до обслуживающего персонала, который нужно грубо использовать для своих коварных целей. Таков Артур Мэшем — его ловко женит на себе пройдоха Эбигейл. Таков же и герцог Мальборо, во всём полагающийся на мнение своей жёнушки в высоких ботфортах. И это тот, о ком Уинстон Черчилль сказал: «Вплоть до пришествия Наполеона, ни один военачальник не получал такой широкой власти в Европе. Персона Мальборо стала центром, вокруг которого объединились около двадцати союзнических государств». Сэр Уинстон, конечно же, был пристрастен; он же — потомок Мальборо, но тут он выдаёт безусловную истину.

Джон Мальборо считался непревзойдённым воином до конца XVIII столетия. Его любовь к супруге — и вовсе отдельная страница их семейной саги. «Душа моя, я так переполнен любовным нетерпением, что яви милость — раз уж тебя не будет сегодня в Уайтхоле, позволь нам увидеться днём. Не стану назначать времени, но дай мне счастье повидать тебя — всё равно в какой час. Ты есть и навсегда останешься драгоценным смыслом всей моей жизни: ведь я, ей-богу, никогда и никого больше не полюблю», — писал Джон своей невесте, носившей в ту пору скромную фамилию Дженнингс. Романтическая переписка имела место и после свадьбы, но, что самое дивное — до самой гробовой доски. Умереть в один день им не удалось — мадам пережила мужа-полководца на двадцать два года. Поэтому водевильный «Стакан воды» оборачивается глупостью — леди Мальборо никогда бы не влюбилась до потери пульса в хорошенького Мэшема, да ещё и на пороге старости. Впрочем, как и Анна. В советской экранизации 1979 года подошли к теме со всей деликатностью, перенеся смысловой упор на политические баталии Мальборо с Болингброком и сделав своеобразный комплимент королеве Анне, изобразив её очень красивой, меланхолической интеллигенткой. Замечу, что наши кинематографисты имели дело с чужой историей.

Но тут — стандартное. Только бизнес — ничего личного. То есть ничего святого, а история — это коллективная биография того или иного народа и всего человечества. А кому до этого есть дело в эпоху массовой культуры и такого же «массового» хомо-винтика? Это не хомо-сапиенс, а конкретно то, о чём когда-то писал Олдос Хаксли в «Дивном новом мире». Этим существам невозможно объяснить, какую привязанность могла испытывать королева Анна к герцогине Мальборо — у «массового человека» есть лишь один повод — сексуальная страсть, полыхание растревоженного низа. Мужчины к женщине или же — к своему полу. А посему, если Анна обожает Мальборо, то меж ними всенепременно существовала порочная связь. Как же иначе? Послушаем Черчилля: «С первого знакомства, Анна искренне увлеклась прелестным, живым существом, перлом человеческой породы в детских её глазах. Принцесса потянулась к знающему, самоуверенному, человеку с сильным характером. Анну очаровывала заботливая верность мисс Дженнингс, её способность всегда и вполне развлечь или утешить принцессу. Две юные жизни сразу потянулись друг к другу».

Не правда ли сие отличается от концепции, предложенной Лантимосом и его подельниками? А вот фрагмент из текста самой герцогини: «Принцесса расположилась ко мне задолго до того, как я поступила к ней на службу. Наоборот, я удостоилась этой чести из-за одного лишь предшествующего впечатления, послужившего к моей выгоде; мы привыкли играть вместе, когда она была ребёнком, и в то время принцесса выказывала ко мне особое отношение». Грязные люди — они даже не оказались способны к пониманию, что такое детская дружба и чем она бывает чревата. Анна была одиноким, замкнутым созданием, а потому «…больше всего нуждалась в приятельстве, и, во имя дружбы, не погнушавшись найти во мне друга, с радостью приняла даже и равенство, что, по её мнению следовало из товарищества. Она с неловкостью принимала от меня обращения по форме и с церемониями, подобающими её рангу».

Из всей этой коллизии могла бы получиться изысканная драма или очаровательная комедия. Как и почему Анна отказалась от многолетней дружбы, граничащей с поклонением, ради занятной проходимки Эбигейл? Какая тончайшая игра велась при тогдашнем дворе! Какие повороты в лабиринтах судьбы! Но — нет! Лесбийская возня в потёмках, смакование грязи — в прямом смысле тоже, ибо героини постоянно валяются в нечистотах; и — уродование смысла. Зачем вдаваться в летописи и фолианты, когда не возбраняется объявить смену власти исключительно постельными экзерсисами? Тупому «массовому зрителю», хрустящему в зале попкорнами, это круто и не требует комментариев. А тут засада! Фабула-то совершенно неинтересна «типовому» потребителю — он и знать-то не знает, что за тётки беснуются на экране! Вот такая проруха и прореха в мире порнухи. Зато криэйторам дали целую кучу наград — хороших и разных. Наверное, за искажение истории и смачный плевок всем в лицо. Фильм-плевок.
Link Complain Quote  
Go to the first message← Previous page Next page →Go to the last message

Return to the list of threads


Username
Thread:
B I U S cite spoiler
Message:(0/500)
More Emoticons
        
Forums
Main discussion
En/Ru discussion new
Russian forum
Users online
Translate the page
Современный российский кинематограф.. Вообще-т война и не из сплошных взрывов состоит.
.
© PolitForums.net 2019 | Our e-mail:
Mobile version