Страницы истории

Log in | Registration
Go to the first message← Previous page Next page →Go to the last message

О белых, пушистых, замолвлю я слово.

  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
11:25 18.12.2021
Теперь о том, что явилось мотивацией вступления РККА на территорию Польши.
Пакт Молотова- Риббентропа, как я уже писал, не предусматривал никаких совместных действий Германии и СССР по отношению к Польше.
Но он имел условную линию разграничения территорий в Европе, которую обязались не пересекать ни Германия, ни СССР.
Не пересекать, в военном плане, естественно.
Ибо ПМР так и назывался- Договор о ненападении.
Понимание этой роли линии разграничения, очень важно, ибо эта роль определяла взаимоотношения СССР и Германии, вплоть до нападения Германии на СССР.
Но есть еще один пункт в ПМР, который, как считал СССР, Германия начала нарушать.
Вот он:

«Правительства обоих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.»

Но об этом позже.
Надо сказать, что после подписания ПМР межправительственных контактов между СССР и Германией, в отношении событий в Центральной Европе, не зафиксировано. И, естественно, не было никаких контактов военных Германии и СССР в плане совместных действий Германии и СССР в Польше.

1 сентября 1939 года советник германского посольства в Москве, в 11-00 сообщил помощнику Молотова о том, что Гитлер издал приказ о нападении на Польшу.
3 сентября 1939 года полномочный представитель СССР в Германии Шкварцев сообщил в НКИД СССР, что имел беседу с Гитлером.
Гитлер заверил советскую сторону, что будет соблюдать положения ПМР в обязательном порядке. А на попытку Шкварцева узнать о положении дел на польско- германском фронте, Гитлер посоветовал читать газеты.
Продолжение следует
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
01:34 19.12.2021
В первый раз германская сторона проявила заинтересованность в том, что СССР должен войти в Польшу, 4 сентября 1939 года.
К этому времени в Польше уже шла война. Война, явно успешная для Германии и грозящая быстрым поражением для Польши.
Союзники Польши, те самые белые и пушистые, Франция и Британия, не торопились на помощь Польше.
В этот день, посол Германии в СССР Шуленбург, передал главе МИД ССССР Молотову, послание главы МИД Германии Риббентропа, в котором Риббентроп ставит Молотова в известность, что Германия разгромит Польшу «в течении нескольких недель».
Риббентроп сообщает Молотову о том, что же будет дальше, после разгрома Польши.
«Затем мы удержим под военной оккупацией районы, которые, как было установлено в Москве, входят в германскую сферу интересов.»
То есть, Риббентроп подтверждает, что Германия будет соблюдать договоренности, заложенные в ПМР. То есть оккупировать только ту часть территории Польши, которая была отнесена к зоне влияния Германии.
Но остается вопрос. А что же тогда будет на территории Польше, которая НЕ ВХОДИТ в зону влияния Германии? Неужели наступающие войска Германии, остановятся у некой линии и «ни шага вперед»?
Конечно нет, ведь перед военными Германии стояла задача уничтожить вооруженные силы Польши полностью.
Линия, начерченная в секретном протоколе ПМР явно мешала Германии добиться поставленных целей в германо- польской войне.
Риббентроп понимал, что остановить войска на некой линии, которая, кстати, была нанесена слишком условно, маловероятно. Поэтому он пишет Молотову.

«Однако понятно, что по военным соображениям нам придется затем действовать против тех польских военных сил, которые к тому времени будут находиться на польских территориях, входящих в русскую сферу интересов.»

Но также понятно, что подобное развитие событий: «придется действовать против польских военных сил», которые будут на территориях Польши относящихся к зоне влияния СССР, будет нарушением ПМР с стороны Германии.
Вот что бы этого нарушения не случилось, Риббентроп предлагает:

«не посчитает ли Советский Союз желательным, чтобы русская армия выступила в подходящий момент против польских сил в русской сфере интересов и, со своей стороны, оккупировала эту территорию. По нашим соображениям, это не только помогло бы нам, но также, в соответствии с московскими соглашениями, было бы и в советских интересах.»

И спрашивает:
«можем ли мы обсуждать этот вопрос с [советскими] офицерами, которые только что прибыли сюда, и какой предположительно будет позиция советского правительства.»

Что за советские офицеры «только что прибыли сюда», то есть в Германию?
Это был военный атташе при полномочном представительстве СССР в Германии, со своими помощниками.
Дело, в дипломатических отношениях между разными странами, обычное.


Ответ Молотова пришел в Берлин 5 сентября.
Молотов написал:

«Мы согласны, что в подходящий момент обязательно придется нам начать конкретные действия. Но мы считаем, что этот момент пока еще не назрел. Возможно, что мы ошибаемся, но нам кажется, что торопливостью можно испортить дело и облегчить сплочение противников. Мы понимаем, что в ходе операций одна из сторон или обе стороны могут оказаться вынужденными временно переступить линию соприкосновения интересов обеих сторон, но такие случаи не могут помешать точному выполнению принятого плана»

То есть, признавая проблему возможности вступления войск Германии в зону интересов СССР, то есть пересечение той самой линии, начерченной в секретном протоколе ПМР, и признавая, что СССР что-то должен делать, что бы этого не произошло, Молотов, тем не менее, не соглашается на немедленные действия со стороны СССР: «момент пока еще не назрел»
При этом он допускает, что в случае вступления РККА в Польшу, может возникнуть ситуация, когда ОБЕ стороны могут «переступить линию соприкосновения интересов»
И он пишет, что такие инциденты не должны мешать, точному выполнению «намеченного плана».

Вот эти вот слова: «намеченного плана», зачастую используются «пашутками», «резунистами» и прочими около историческими любителями конспирологии, как доказательство наличия каких-то там совместных военных планов СССР и Германии, по разделению Польши.

Конечно, что на тот момент, никаких совместных военных планов между СССР и Германией не было.
А что же было? Было лишь два соглашения.
1 Торгово- кредитное
2 Политическое, под названием ПМР.

Никакого военного соглашения между СССР и Германией , не было и даже не планировалось его подготовка и не велись никакие переговоры по его подписанию.

То есть, на момент 5 сентября 1939 года, когда уже шла ВМВ, Молотов отказывается использовать РККА в качестве инструмента для выполнения договоренностей, согласно ПМР.
И даже ради помощи Германии, как об этом просил Риббентроп.
И как после этого относится к утверждению, что СССР развязал ВМВ?
Только, как политически обусловленному утверждению современников, ничего в истории, не знающих.
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
00:13 21.12.2021
В чем заключалось политическое сотрудничество СССР и Германии в первых числах сентября 1939 года.
Например, германская сторона просит советскую сторону повлиять на Турцию, с целью добиться от Турции нейтралитета в уже начавшейся войны.
Молотов обещает, говоря, что «что советское правительство имеет на Турцию большое влияние и использует его в выгодном для нас духе.»
Следующая попытка Германии повлиять на СССР с целю ввода РККА на территорию Польши, была 9 августа 1939 года.
Риббентроп сообщает Молотову через Шуленбурга, что «По всем показателям польская армия находится более или менее в состоянии разложения.»
И Германия полна решимости разгромить польскую армию везде, где она ее встретит.
Поэтому Риббентроп пишет Шуленбургу, что «считал бы неотложным возобновление Ваших бесед с Молотовым относительно советской военной интервенции [в Польшу].»
Молотов отвечает, что «что советские военные действия начнутся в течение ближайших нескольких дней»
9 сентября 1939 года. Второй день активности союзников, западных границах Германии. В истории это известно как «Саарская наступательная операция.»
Не спешное наступление союзников, поначалу не встречало серьезного сопротивления. Немцы сдавали без боя населенные пункты, сосредотачивая силы и не собирались перебрасывать войска из Польши на свои западные границы.
Постепенно Германия начала контратаковать союзников и, естественно, начали расти потери в наступающих войсках.
Это явилось причиной того, что генерал Гамелен остановил наступления, так и не дойдя до линии Зигфрида.
12 сентября 1939 года В Абвиле, на Сомме, состоялось первое заседание Высшего военного совета союзников. На этой встрече было одобрено решение Гамлена прекратить наступление.
Так начинался период Второй Мировой, под названием «странная война» или «фальшивая война».
Союзники еще обнадеживали поляков, что наступление продолжится, но все это были лишь обещания, потому, как контрнаступление Германии на западном фронте заставили союзников вернутся на позиции, которые они занимали до начала Саарского наступления, то есть на линию Мажино.
Англичане до средины октября занимали позиции на франко- бельгийской границы. Сначала их было 4 дивизии. В декабре уже пять, и в первые месяцы 1940 года английский военный контингент на континенте достиг 10-ти дивизий.
Никакой военной активности, после 12 сентября 1939 года, союзники не предпринимали, что позволило Германии завершить разгром польских вооруженных сил и оккупировать ту часть Польши, которая относилась к зоне влияния Германии, согласно ПМР.
Так вот, реализовывали союзники свои гарантии, которые они дали Польше, в случае нападения на нее Германии.

Но вернусь к СССР.
Уже 10-го сентября 1939 года, Молотов отказывается от своих слов, что «что советские военные действия начнутся в течение ближайших нескольких дней»
Объясняет он это тем обстоятельством, что уж слишком быстро наступают германские войска в Польше, а СССР еще не готов к военным действиям в ближайшее время.
Кроме того, СССР опасался, что Германия может заключить с Польшей перемирие и тогда СССР, который собрался обставить свои военные действия, как помощь украинцам и белорусам, которым «угрожает» Германия, будет выглядеть агрессором.
13 сентября 1939 года Риббентроп убеждает Молотова, что опасения СССР по поводу возможного заключения перемирия между Германией и Польшей, беспочвенны.
14 сентября 1939 года, Молотов сообщил германскому правительству о том, что РККА уже готова к вступлению в Польшу, но Москве желательно, что бы это произошло после падения Варшавы.
В этот же день в Белорусский военный округ была направлена вот эта директива
http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/232363-d...

Наличие этой директивы, точнее ее текст и ее датировка, говорят о том, что никаких совместных действий вермахта и РККА в «польском походе РККА» не было.
То есть, в директиве ставится задача советским войскам и нет ни слова о том, что они должны взаимодействовать, каким-либо образом, с германскими войсками.

Не было и политического взаимодействия, ибо СССР по своему усмотрению назначил дату начала вторжения в Польшу, исходя лишь из общего соображения не допустить вхождения вермахта в зону интересов СССР.
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
01:18 22.12.2021
Отсутствие связи ПМР и начала Второй Мировой Войны подтверждает и Риббентроп, написав Молотову 15 сентября 1939 года следующую фразу:

«Мы уже заявили советскому правительству, что мы считаем себя связанными разграниченными сферами интересов, согласованными в Москве и стоящим обособленно от чисто военных мероприятий, что конечно же также распространяется и на будущее.»
Слова «стоящими обособленно от чисто военных мероприятий», в контексте с «разграниченными сферами интересов» (секретный протокол ПМР) никак иначе нельзя объяснить, как только тем, что к военным действиям Германии, ПМР не имеет никакого отношения.
А, следовательно, и к началу ВМВ, потому как ВМВ началась с локальной войны между Германией и Польшей за контроль над не принадлежащим им территорий под названием Вольный город Данциг. И получила свое развитие, после вступление в войну Франции, Британии и подконтрольных им территорий.
Кроме этого, Риббентроп в своем послании уверил СССР, что в течении нескольких дней Германия займет Варшаву и сообщил, что выдвижение РККА к линии разграничения интересов, пойдет на пользу Германии, потому как советская интервенция «освободит нас от необходимости уничтожать остатки польской армии, преследуя их вплоть до русской границы.»
А также высказал мысль о том, что в случае отсутствия действий со стороны СССР на территории Польше, относящейся к сфере интересов СССР, на этих территориях возникнет «политический вакуум», потому как Германия не намерена «со своей стороны, не намерены предпринимать в этих районах какие-либо действия политического или административного характера, стоящие обособленно от необходимых военных операций»
То есть, Германия была готова преследовать польские вооруженные силы, вплоть до границы Польши и СССР, но не собирались устанавливать там свой контроль, в виде оккупации этих территорий.
Исходя из этого, Риббентроп предположил, что в случае отсутствия интервенции СССР на эти территории, на них могут « могут возникнуть условия для формирования новых государств»

Не устроила Риббентропа и формулировка оснований для будущих советских действий. Он выступил против того, что СССР вступит на территорию Польши ради защиты угрозы населению со стороны Германии.

И, наконец, Риббентроп предложил начать военное сотрудничество:

«Поскольку военные операции должны быть закончены как можно скорее в
связи с наступающим временем года, мы будем благодарны, если советское правительство назначит день и час, в который его войска начнут наступление, чтобы мы, со своей стороны, могли действовать соответствующе. С целью необходимой координации военных операций обеих сторон нужно также, чтобы представители обоих правительств, а равно германские и русские офицеры, находящиеся на местах, в зонах операций, провели встречу для принятия необходимых мер, для чего мы предлагаем по воздуху собрать совещание в Белостоке.»

17-го сентября Сталин дал согласие на вылет советских военных в Белосток, после того, как поставил германскую сторону о том, что РККА переходит границу с Польшей. И просьбы:
«Во избежание инцидентов Сталин спешно просит нас проследить за тем,чтобы германские самолеты начиная с сегодняшнего дня не залетали восточнее линии Белосток -- Брест-Литовск -- Лемберг (Львов).»

Вроде бы вот они, совместные военные действия РККА и вермахта, по разгрому оставшихся польских войск.
Но нет…уже 18-го сентября Шуленбург сообщает в Берлин:
«В ходе беседы, которая состоялась у меня этим вечером со Сталиным, о посылке советской комиссии в Белосток, а также о публикации совместного коммюнике Сталин заявил как-то неожиданно, что у советской стороны есть определенные сомнения относительно того, будет ли германское верховное командование придерживаться московского соглашения в соответствующее время и вернется ли на линию, которая была определена в Москве (Писса -- Нарев --Висла -- Сан).»
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
01:01 23.12.2021
Как объяснил Сталин свое сомнение, в том, что Германия отойдет за линию разграничения интересов между СССР и Германией, проходящей по территории Польши?
Сталин заявил, что «что все военные ненавидят возвращать захваченные территории.»
Было ли это единственным мотивом для сомнений Сталина или же нет, гадать не буду.
Но, ныне несколько преувеличивают политическое взаимодействие между СССР и Германией, в плане сближения.
И Сталин сомневается в искренности Германии, не нарушать договоренностей с СССР, и Германия не прочь воспользоваться ситуацией, ради распространения своего влияния на советскую зону интересов.
Про последнее.
10 сентября 1939 года в военном дневнике Гальдера (нач. ген. Штаба сухопутных войск Германии) появилась запись « Получено обращение к Западной Украине».
В этом обращении говорилось о планах гитлеровского руководства создать «независимое государство» на территории Западной Украины под эгидой Германии.
Ничего удивительного в этом нет, ибо еще 7 сентября у Гитлера состоялось совещание, где фюрер обрисовал разные варианты развития событий, среди которых было и такой:
«Поляки предлагают начать переговоры. Мы к ним готовы на следующих условиях: разрыв Польши с Англией и Францией; остаток Польши будет сохранен; районы от Нарева с Варшавой — Польше; промышленный район — нам; Краков — Польше; северная окраина Бескидов — нам; области [Западной] Украины — самостоятельны»

Второй вариант был такой :
«Русские выступят»

9 сентября 1939 года, Гальдер опять же пишет:
«Самостоятельность Западной Украины.»

С одной стороны понятно стремление Германии повлиять на жителей Западной Украины, с целью ослабить Польшу, но, с другой стороны, согласно ПМР Западная Украина относилась к сфере интересов СССР.
То есть, Германия подписав ПМР, не особо стремилась выполнять его буквально.
Но надо сказать, что организация украинских националистов с воодушевлением встретила известие о начале ВМВ и активно, поддерживала Германию в ее стремлении разгромить Польшу, поэтому у Германии было на кого опереться в этом регионе. Сначала Польши, затем СССР.

Забегая вперед, скажу, что вот эта вот, борьба за влияние на те, или иные территории, расположенные вдоль линии разграничения обозначенной в секретном протоколе ПМР и явились причиной политического отдаления Германии и СССР в дальнейшем.
При видимости политического взаимопонимания и соблюдения положений ПМР, на дипломатическом уровне между СССР и Германией шла ожесточенная борьба за влияние в своих зонах интересов.
Но об этом позже.
А пока СССР успешно продвигается по территории Польши, в направлении той самой линии, которую начертили еще в ночь с 23 на 24 августа 1939 года, Риббентроп, Сталин и Молотов.
Цель простая. Не дать возможности войскам Германии перейти эту линию и, что важно, не допустить создания на территориях попадающих в сферу интересов СССР, образования каких либо государств, формально независимых, но находящихся под влиянием Германии.
Поэтому не удивительно, что 20- го сентября 1939 года, Молотов инициирует начало переговоров, по судьбе Польши. Потому как «первоначальное намерение, которое вынашивалось советским правительством и лично Сталиным,-- допустить существование остатка Польши -- теперь уступило место намерению разделить Польшу по линии Писса -- Нарев -- Висла -- Сан.»
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
23:29 24.12.2021
А как вели себя белые и пушистые союзники в последние дни перед вторжением РККА на территории Польши и первые дни после начала вторжения?
Как я уже писал, 12 сентября 1939 года, союзники прекратили всякую активность на сухопутном театре военных действий в Западной Европе, не смотря на обещания Польше, способствовать ее борьбе с Германией, в случае ее нападения.
Понять союзников можно. Для них уже было очевидным, что поражение Польши и быстрое поражение, событие, которое произойдет обязательно.
Несмотря на это, правящие круги Британии и Франции, продолжали заверять, что готовы решительно бороться с Германией и «полностью исполнить взятые на себя обязательства по отношению к Польше».
Правда Чемберлен сделал оговорку в своем выступлении в Палате общин, 13 сентября 1939 года, что «что британские войска уже во Франции, хотя пока не принимают участия в боях. В настоящее время действует некоторое количество эскадрилий Королевских военно-воздушных сил, базирующихся во Франции.»
Надо сказать, что в Британии, в эти дни, среди политической элиты, были разные настроения по отношению к ведению военных действий против Германии.
Одни рассматривали войну, как «тяжелую и болезненную, но совершенно неизбежную операцию», потому что понимали: «надо навсегда покончить с гитлеровской Германией, ибо…пока она существует, ни для Англии, ни для Британской империи не будет покоя.»

В то же время Чемберлен, и его окружение, реально находящиеся у власти в Британии, были далеки от таких настроений и, как говорил Ллойд Джордж, «даже сейчас готовы были бы «помириться» с Гитлером на базе какого-либо нового Мюнхена» и единственное, что сдерживает Чемберлена от новой сделки с Гитлером, это общественное настроение в Британии и «ненасытные аппетиты Германии»
Ллойд Джордж, тяжеловес в политике Британии, трезво смотрел на ситуацию и уже 13 сентября говорил нашему послу Майскому, что Польша неизбежно будет разгромлена, но Британия будет продолжать войну, в основном в виде блокады на море и суше, и путем воздушных налетов на Германию.
Но вот наступательных операций в Западной Европе, ожидать не стоит «ибо такой прорыв обошелся бы в один-два миллиона жертв, на что союзники по собственной воле не пойдут.»
Кстати, уже тогда, 13 сентября 1939 года, Ллойд Джордж, в беседе с Майским, предрек не только длительную войну Британии и Германии, но и то, что вести ее будет уже не Чемберлен, но, «скорее всего Черчилль» и что «может прийти время, когда в порядке дня вновь будет поставлен вопрос о сближении между СССР и Англией, конечно, при ином правительстве в Англии. Тем более, что ведь еще не известно, как поведет себя Гитлер после разгрома Польши».

А что Франция?
Во Франции шла реорганизация кабинета. Деладье, наконец-то отстранил Бонэ с поста главы МИД Франции, но не сумел привлечь в кабинет социалистов.
Во внешней политике Франция дела ставку на то, чтобы переманить на свою сторону Италию, путем колониальных уступок.
Во Франции были готовы, что СССР может занять часть Польши, но при этом были готовы распространить гарантии Польше и в этом случае.
Еще ждали активизации военных действий на фронте с Германией, но, как говорил Деладье: «не в штурмовом порядке, а длительными и упорными продвижениями».
В то же время, как отмечал наш полпред во Франции Суриц, прессе и радио Франции, было предписано быть осторожными в высказываниях о СССР в негативном свете.

14 сентября 1939 года Майский отмечал, что переброска британских войск во Францию продолжается. Но никаких военных действий они не ведут.
Правительство Чемберлена уже смирилось с поражением Польши и ждет создания какого-либо марионеточного правительства Польши, с которым Германия заключит перемирие и тем самым освободит союзников от обязательств войны.
И еще. Майский пишет

«чемберленовцы носятся сейчас сфантастической идеей так или иначе «устранить» Гитлера и других «экстремистов», заменив Гитлера Герингом плюс генеральный штаб рейхсвера и крупные промышленники. Это, по мнению чемберленовцев, должна быть цена, которую Германия должна заплатить за право спокойно переваривать Польшу и вообще за свою доминирующую позицию на континенте. Исходя именно из таких соображений, вся правительственная пресса, радио, официальная и полуофициальная пропаганда в последние дни ведут атаки не против «нацизма», не против «нацистской Германии» и пр., как они это делали в самом начале войны, а лично против Гитлера и «гитлеризма», желая подчеркнуть, что с Гитлером мир невозможен, но что с Германией без Гитлера, хотя бы и «нацистской Германией», можно жить в добрососедских отношениях. Очень любопытна с этой точки зрения передовица «Дейли телеграф» от 13 сентября. Показательно также, что Чемберлен в своем вчерашнем выступлении атаковал не «нацизм», а именно «гитлеризм».

Что я могу сказать. Можно как угодно рассматривать внешнюю политику Франции и Великобритании перед «польским походом РККА», но очевидно только одно. К тому времени и Францию, и Британию, Польша больше не интересовала. С ее поражением они смирились.
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
12:03 25.12.2021
Понимали и в СССР, что война Германии и Польши завершиться полным разгромом Польши.
Понимали в Литве, где говорили о зверствах поляков по отношению к нацменьшинствам. Понимали в Румынии. Понимали в Латвии, где, с одной стороны опасались прихода РККА, а с другой стороны желали экономической помощи, со стороны СССР.
В Латвии тогда считали, что анализ причин поражения Польши, который был опубликован в газете «Правда» от 14 сентября 1939 года, правильный.
Вот эта статья:
https://1939.rusarchives.ru/dokumenty/peredovaya...

Как я думаю, понимали свое поражение и в самой Польше.
Судите сами. В день вступления РККА на территорию Польши, Молотов вызывает посла Польши в СССР Гжибовского, дабы вручить ему ноту правительства СССР, правительству Польшу.
Вручение ноты проводит зам Молотова Потемкин
Да, ту самую, о которой так много написано.
Я не буду цитировать текст ноты, я опишу то, как происходило вручение.
Вроде бы все понятно. Одно правительство, передает ноту другому правительству, через посла. Для того, послы и существуют, что бы можно было иметь связь между правительствами, без прямых контактов.
Гжибовский выслушав Потемкина тут же заявляет, что не согласен с военно- политической ситуации в Польше, все, мол, только начинается и «Основные силы польской армии целы и подготовляются к решительному отпору германским армиям»
А далее следует вообще интересное.

«Посол отказывается сообщить правительству о советской ноте, которая пытается оправдать это нападение произвольными утверждениями, будто бы Польша окончательно разбита Германией, и что польское правительство более не существует.»

То есть, Гжибовский забыл, что он только посол, а не глава правительства Польши?
О его месте, и напомнил Потемкин, заявив, что его, Гжибовского, дело, передать ноту польскому правительству и уклониться он не имеет права:

«Посол не имеет права скрыть от своей страны сообщения, содержащиеся в ноте Советского правительства, обращенной к правительству Польской Республики»

Гжибовский пытается уверить Потемкина, что ноту можно передать и через советское посольство в Варшаве, но Потемкин отвечает, что советское посольство Варшаву уже покинуло. (нет ничего удивительного. Варшаву тогда покидали многие дипломаты)
И тогда Гжибовский сказал, что уже не имеет регулярной связи с правительством Польши, целых два дня. И, что самое интересное, точно не знает, ГДЕ находится сейчас правительство Польши. Не уверенно, Гжибовский называет населенный пункт Кременц.
Ему, послу Польши в СССР, было ранее предложено иметь связь через Бухарест, но Гжибовский сомневается в том, что этот канал существует.
Потемкин тут же сказал, что, если правительство Польши в Кременце, тогда ноту можно передать по каналам связи СССР, в тот же Кременц.
И тут Грижбовский не соглашается принять ноту, говоря, о том, что ее надо послать в посольство Польши в СССР.
Что и было сделано.

И вот РККА вступило на территорию Польши.
Сложно назвать это «ударом в спину» сражающейся Польши, ибо Польша уже какого-либо сопротивления на уровне государства, не оказывала.
Не оказывала она сопротивление и вторжению СССР.
«1939 г., СЕНТЯБРЯ 17\[КУТЫ]. - ПРИКАЗ
ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО
ПОЛЬСКОЙ АРМИЕЙ Э. РЫДЗ-СМИГЛЫ
В СВЯЗИ С НАСТУПЛЕНИЕМ СОВЕТСКИХ ВОЙСК

Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию
кратчайшими путями. С Советами боевых действий не вести, только в случае
попытки с их стороны разоружения наших частей. Задача для Варшавы и [Модлина],
которые должны защищаться от немцев, без изменений. [Части], к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию или Венгрию.

Верховный Главнокомандующий маршал Польши Э. Рыдз-Смиглы


ЦАВ, п/1/4, к. 245. Копия. Машинопись. На польском языке.»

Какое уж тут сопротивление, если такие приказы отдает ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ.

Эдвард Рыдз- Смиглы, видимо уже утратил свою браваду, которую он демонстрировал в августе 1939 года. Да и трудно было ожидать чего-либо существенного от полководца, который уже 7 сентября бежал из Варшавы в Брест, откуда и командовал армиями Польши.

Ныне существует определенное непонимание смысла слов, сказанных в ноте советской стороны, врученной послу Грижбовскому, по отношению к польскому правительству:
«Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни.»,
в связи с наличием договора Майского- Сикорского от 30.07. 1941 года.
Как это, мол, так, то правительство Польши не существует сентябре 1939 года, то с ним, с правительством Польши, тот же СССР заключает международный договор?
Ответ прост. Польское правительство в изгнании, или польское правительство в эмиграции, или как там еще, никакого отношения к довоенному правительству Польши НЕ ИМЕЕТ.
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
00:23 30.12.2021
Вступив на территорию Польши, советские войска, не встречая серьезного сопротивления, начали продвигаться к линии, обозначенной в ПМР.
А какова была реакция, белых и пушистых союзников, которые дав гарантии Польши прийти к ней на помощь, в случае нападения на нее, и уже более пяти дней не делавших никаких попыток атаковать Германию?. Несмотря на то, что Германия уничтожала вооруженные силы Польши, польское население и польскую государственность западней линии прочерченной в ПМР?
Вроде бы, логично было объявить войну СССР со стороны Франции и Британии. Но как это сделать, если даже объявив войну Германии, союзники не решались на какую-либо активность против того, кому объявили войну, опасаясь ответного удара?
Объявив СССР войну, существовала возможность, что СССР и Германия, которые уже сблизились политически, могут создать единый фронт против тех, кто им объявил войну.
Но если союзники боялись только одного, уже могущественного противника, которого они и создали своей политикой в Центральной Европе, то как не бояться сразу двух- СССР и Германии?
Конечно боялись- боялись военного сближения СССР и Германии в плане нападения на Францию и Британию.
Это и определяло политику Франции и Британии по отношению к СССР, после того, как РККА пресекла границу СССР и Польши.
Они не решались не только на объявление войны СССР, но даже воздерживались от резких выражений по поводу случившегося.
Тем более, что уже 17.09.1939 года, СССР заявил о своем нейтралитете в уже идущей Второй Мировой Войне.
Однако у союзников были причины сомневаться в искренности СССР по отношению к его нейтралитету, потому как отношения между СССР и Германией, в их полноте и направленности, были не ясны политикам Франции и Британии.
Судите сами, на следующий день после вступления РККА в Польшу, вышло совместное коммюнике СССР и Германии, в котором сказано, что «Задача этих войск, наоборот, состоит в том, чтобы восстановить в Польше порядок и спокойствие, нарушенные распадом польского государства, и помочь населению Польши переустроить условия своего государственного существования».
Так и вертится на языке вопрос: да неужели вермахт нужен для «восстановления порядка» если он и создал условия для «распада польского государства»?
Это еще, с натяжкой можно сказать про РККА, который вступил в Польшу тогда, когда поражение Польши было очевидным для всех. И, когда стало понятным, что НИ ФРАНЦИЯ, НИ БРИТАНИЯ, ничего для спасения Польши не сделали. Ничего, если не считать пятидневного наступления на постоянно отступающего противника и сразу же прекративших любые активные действия на фронтах, при первом же контрнаступлении Германии.

Французы не сделали однозначных выводов по поводу вступления РККА в Польшу. Они, на дипломатическом уровне, попытались выяснить, что что же произошло? Точнее, какую цель преследовал СССР, предпринять интервенцию? Ничего удивительного в этом нет, потому, как и сама Франция, как держава, имеющая колонии, не была чужда применения силы, для контроля над не принадлежащими ей территорий. То же самое можно сказать о Британии.
И тут вопрос о суверенитете Польши, союзников волновал меньше всего, была Польша и нет ее. Первый раз, что ли перекраивать границы в Центральной Европе и мире? Как будь то не способствовали французы расширению Германии в рамках Центральной Европы, вплоть до распада и уничтожения Чехословакии…
Так что же интересовало Францию, в плане действий СССР на территориях Польши?
1 Является ли занятие СССР части польской территории мерой предупредительного порядка («залог») против ожидавшегося занятия их немцами?
2. Или результатом предварительного соглашения с Германией, предусматривающего раздел Польши между Германией и СССР?
3. Берет ли СССР украинское и белорусское население под свой вооруженный протекторат временно, ввиду неспособности польского правительства при создавшихся обстоятельствах оказать им должную защиту?
4 Или в СССР намерены окончательно присоединить это население к СССР?

Такие вопросы задал Деладье советскому послу во Франции и далее Деладье сказал самое важное для него, а соответственно, для внешней политики Франции, на тот момент времени: «Для французского правительства решающим является вопрос: имеет ли оно перед собой единый германо-советский фронт, общую акцию, или нет?».

После этого Деладье посетовал, что не смог ультимативно обязать Польшу принять требования СССР в августе 1939 года.


Обратите внимание: Деладье, как глава Франции, не позволил себе даже резкого слова в адрес СССР, в связи с его действиями в Польше.
Это ныне всякого рода «пашутки» обвиняют СССР в агрессии против Польши.
Тогда, в сентябре 1939 года, таких обвинений в адрес СССР, со стороны Франции, не звучало.
А о позиции Британии, чуть позже.
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
02:07 07.01.2022
Итак, после вступления РККА на территорию Польши, Франция заняла «выжидательную позицию».
Естественно, что политики Франции занимали разные позиции, вплоть до объявления войны СССР, но когда я пишу о всей Франции, то это позиция тех политиков, кто находился тогда у власти во Франции и определял ее внешнюю политику.
Но на Францию пытались оказать давление и представители Польши, требуя от нее решительных действий против СССР.
В правительстве Деладье остудили настроения поляков, заявив им, что судьба Польши ныне решается на франко- германском фронте и не разумно провоцировать СССР на сближение с Германией.
Теперь про позицию Британии. Никакой резкой реакции на вступление РККА в Польшу, не было и в Лондоне. На заседании парламента Чемберлен заявил про вступление СССР в Польшу, что «еще рано выносить суждение о его мотивах и последствиях».
Среди политиков Британии были разные настроения, среди которых можно выделить настроение консерваторов, которые считали, что действия СССР по отношению к Польше оправданы.
Мало того, в частных разговорах британские политики высказывали удовлетворение тем, что советские войска заняли участок польско- румынской границы, потому что «усматривают стремление СССР поставить преграду движению Германии в Румынию и вообще к Черному морю»
При этом, как и во Франции, в Британии начали преобладать настроения, что в связи уже идущей войной между Британией и Германией и ее методов (далеких, кстати, от решительных), не разумно и страшно раздражать СССР «и тем самым, как часто выражаются, «бросать СССР в объятия Германии».
Но ведь еще остался вопрос о документе, в котором Британия обязалась прийти на помощь Польше. Тот самый британо – польский договор от 25 августа 1939 года, то и тут британские политики нашли простой выход.
Когда польские представители вспомнили об этом договоре, то им ответили, что он, согласно секретному приложению, действовал только против Германии.
Вот и получается.. кинули белые и пушистые Польшу, как кинули, в свое время, Чехословакию.
Но, при этом, надо понимать, кинули они довоенную Польшу.
В дальнейшем, на территории Франции, было создано польское правительство в изгнании. Которое мало имело отношения к довоенному правительству.
Попытки передачи власти этим довоенным правительством своим ставленникам, попросту блокировалось французским правительством.
В качестве примера. Президент довоенной Польши Мосицкий, который в сентябре 1939 года, бежал в Румынию с другими высокопоставленными политиками Польши, попытался передать власть Веняве- Догушловскому, который был на тот момент времени, послом Польши в Италии.
Однако французы решили, что это не правильная кандидатура и вынудили новоявленного президента Польши Рчкевичу, который был министром МВД Польше перед войной, но успел убежать во Францию в сентябре 1939 года.
Рачкевич тут же назначил премьер- министром польского правительства в изгнании, человека, который не занимал никаких государственных постов в Польше в 1939 году. Владислава Сикорского.
А тот уже начал формировать свой кабинет министров, в который бывшие министры Польши, за исключением министра финансов (да и то очень краткое время) уже не входили.
Вот с этим правительством Польши, которое было создано на территории Франции и под контролем Франции, союзники и заключали международные договора.
И пакт Майского- Сикорского, из тех же международных договоров.
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
00:26 11.01.2022
Из записи Гальдера (нач. штаба сухопутных войск Германии) от 20 сентября 1939 года.

«Трения с Россией: Львов.

Разговор с генерал-полковником Браухичем.

Йодль: Действовать совместно с русскими. Немедленное совместное урегулирование разногласий на месте. Если русские настаивают на территориальных требованиях, мы очистим территорию.

Решено: Русские займут Львов. Немецкие войска очистят Львов. День позора немецкого политического руководства. Окончательное начертание демаркационной линии. Сомнительные вопросы оставлены открытыми. Не должно произойти никакого обострения политической обстановки. «Окончательная линия по реке Сан».

Браухичу [сообщить]: Дистанция — 10 км. Русские вперед не продвигаются (Кейтель!). Отходить постепенно. Ярослав, Перемышль, далее на юг — Турка. За четыре перехода.

Форман [докладывает]: Для удовлетворения настойчивых требований Ворошилова фюрер принял решение об окончательной демаркационной линии, о чем сегодня будет официально объявлено. [Она проходит по] р. Писа, р. Нарев, р. Висла, железная дорога вдоль Сана, Перемышль (от Хырова до перевала — неясно). Фюрер хочет, чтобы впереди этой линии не погиб ни один наш солдат.

Вейцзеккер [запрос по телефону]: Какова же теперь окончательная линия?

Бок: Русские листовки под Белостоком. Поляки из Варшавы контратакуют в юго-восточном направлении.

Вейцзеккер [отвечает]: Урегулирование инцидента — через военные инстанции. Фюрер не хочет «ни нарушать слова, ни жертвовать хотя бы одним солдатом».

17.00 — Кребс [докладывает]: Переговоры закончились в дружественной обстановке.

Главкому [сообщить]: Начало выдвижения русских войск с линии, занимаемой ими на сегодняшний вечер, последует только утром 23.9. Будет ли эта линия достигнута на всем протяжении, неизвестно. Приказ: продвигаться осторожно. Далее: Независимо от этого назначить особые зоны эвакуации. Переходы должны проводиться с 25-километровым промежутком между нами и русскими. В качестве исходного пункта для регулирования движения было совместно установлено, что 30.9 вечером русские войска достигнут промежуточной линии. Это положить в основу при планировании маршей.

Вечером 3.10 немецкие войска должны перейти окончательную демаркационную линию. Политические переговоры относительно точного начертания этой линии еще продолжаются.

Большое значение придается непосредственной передаче нашими войсками всех важных объектов русским войскам (аэродромы, крупные города, вокзалы, важные в экономическом отношении объекты, с тем чтобы не допустить их разрушения). Переговоры вести через офицеров связи, которые будут устанавливать детали передачи объектов в каждом конкретном случае в зависимости от их величины и значения. Точный порядок будет выработан.

Офицеры связи между штабами корпусов!

Полковник Ашенбреннер: Информация Ешоннека.»

Довольно коротко о событиях, вокруг которых ныне уж столько напридумывали всякого «пашутки».
А если еще короче, то именно 20-го сентября встретились две армии: германская и советская около еще не определенной точно, линии разграничения интересов.

Интересно то, что германские военные получили приказ из Берлина отойти за линию разграничения и даже восприняли это как предательство политического руководства Германии, но подчинились.
Одновременно начались переговоры об уточнении демаркационной линии.
Это еще не граница, но уже определяет, где будут территории Польши отошедшие к интересам Германии, а где, к интересам СССР.
А что с Польшей, как с государственным образованием? Ее почти не стало.
Нет ни органов управления, нет границ и нет законов. И это не случайно. Заняв территории Польши, оккупационные войска так или иначе должны были брать на себя создание подконтрольных им органов власти.
Если Германия решила этот вопрос для себя давно, то СССР решился только 20 сентября.
В этот день Молотов заявил Шуленбургу, что «что первоначальное намерение, которое вынашивалось советским правительством и лично Сталиным,-- допустить существование остатка Польши -- теперь уступило место намерению разделить Польшу по линии Писса -- Нарев -- Висла -- Сан.»
Вот этот вот день, можно считать днем начала раздела Польши между СССР и Германией. Политически близкими между собой государствами, но не связанными никакими военными соглашениями, предусматривающими какие-либо совместные военные действия против Польши.
Так что, когда «пашутки» пишут, что раздел Польши произошел при подписании ПМР- это откровенное вранье.
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
12:45 12.01.2022
23 сентября Риббентроп написал послу Германии в СССР Шуленбургу, что Германия готова к окончательному определению линии границы между Германией и СССР. Для этого Риббентроп готов вылететь в Москву.
Союзники, белые и пушистые, никаких активных действий не предпринимают, ни смотря на то, что остатки Польши еще пытаются воевать против Германии.
25 сентября Сталин информирует Гитлера по дипломатическим каналам и предлагает обмен. Варшавское воеводство к западу от Буга и все Люблинское воеводство, что ранее входило с сферу интересов СССР, он готов отдать Германии, а взамен просит, что бы Германия не рассчитывала на территории Литвы. Сталин сказал, что «если мы (Германия) согласны,
Советский Союз немедленно возьмется за решение проблемы прибалтийских государств в соответствии с протоколом от 23 августа и ожидает в этом деле полную поддержку со стороны германского правительства. Сталин подчеркнуто указал на Эстонию, Латвию и Литву, но не упомянул Финляндию.»

Вот такое политическое сотрудничество, и является основной идеей ПМР- Германия и СССР не вмешивается в дела друг друга на территориях отнесенных к сферам интересов как СССР, так и Германии.
Но и этого мало. При случае стороны просили друг друга о политических услугах. Например, СССР стал настаивать на подписании пакта взаимопомощи между СССР и Эстонией. Эстония обратилась к Германии с целью найти себе союзника в случае советской агрессии. А в Германии ответили, что «поскольку германская помощь маловероятна и ситуация может стать только хуже», то «генеральный штаб рекомендовал принять эти требования».
Интересно, как белые и пушистые отнеслись к тому, что СССР и Германия, определили демаркационную линию в Польше.
Во Франции, среди множества мнений, выделялось нечто общее. О том, что СССР «одержал победу» над Германией и остановил ее в дальнейшем походе на Восток. Что не надо «кричать о восстановлении Польши», что бы не способствовать еще большему сближению СССР и Германии.
Во Франции считали, что политическое сближение СССР и Германии ограничивается лишь «польским вопросом» и не приведет к поддержке Германии со стороны СССР в ее войне с союзниками.
Не смотря на основной лозунг Франции в те дни- «Война до победного конца», в обществе все больше задавались вопросом: во имя чего война?
А военно- политическое руководство Франции, делало ставку на затяжную, позиционную войну, ожидая помощи от США.

Британия в лице Чемберлена, была обеспокоена следующими вопросами.
1 Как смотрит СССР на текущее состояние англо- советских отношений.?
2 Будет ли демаркационная линия между СССР и Германией постоянной, или же это временная, военная линия?
3 Каково вообще отношение СССР к ситуации в Европе? Будет ли СССР, как и прежде, бороться против агрессии и поддерживать жертв агрессии?


Даже в Бельгии, которая выступала резко против вступления РККА в Польшу, пресса прекратила любые негативные высказывания против СССР.

США занимали выжидательную позицию.
В Греции положительно оценивали вступление РККА в Польшу и дальнейшие события.
Точно так же выражала свое мнение и Болгария.

Британия продолжала настаивать на выяснении позиции СССР по поводу польских территорий находящихся под контролем СССР.
На что ей намекнули, что именно от Британии, от ее отношения к СССР, будет зависеть, насколько СССР сблизиться с Германией.
Такой ответ встревожил Британию, и она несколько успокоилась.
А тем временем между СССР и Германией установилась граница.
Эти две страны несколько изменили сферы своих интересов, по предложенному Сталиным плану.

А США, как и прежде, занимает выжидательную позицию.
Все. Для СССР и Германии, Польши больше не существует.
СССР начинает формировать органы власти подконтрольной ему территории Западных Украины и Белоруссии, со всеми советскими реалиями, которые определяли жизнь в СССР. Включая, конечно, и террор над классово чуждыми, большевикам, элементами.
А Германия начинает подготовку к походу на Запад.
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
23:29 13.01.2022
Окончательный раздел Польши между СССР и Германией, то есть, когда была установлена государственная граница между СССР и Германией, не изменило отношение Британии к СССР.
На выступлениях в парламенте, не Чемберлен, ни лидеры ведущих политических партий в Британии, не позволяли себе резких высказываний в адрес СССР. Но при этом, они говорили, что будут продолжать мобилизацию сил, для продолжения войны… при этом допуская, что «что британское правительство готово рассмотреть мирные предложения, если они будут сделаны.».
В Германии учитывали и стратегию Франции и Британии во Второй Мировой ( не проявлять инициативы, дабы не получить ответного удара), и это позволяло ей наращивать своей военный потенциал, одновременно выступая на международной арене « с оливковой ветвью».
6 октября 1939 года, вернувшись из разрушенной Варшавы, Гитлер произнес речь в Рейхстаге, где обвинил поляков «во всех смертных грехах» и представил Германию, как страну, вынужденную защищать свои интересы.
Но речь эта знаменита не лживостью фюрера, но знаменита тем, что Гитлер как бы предложил союзникам мир.

Сначала Гитлер, естественно, подводил идеологическую основу под уничтожение Польши

«Версаль был колыбелью Польского государства, возникшего в результате неисчислимой жертвы крови—не польской, а немецкой и русской крови. Польша, которая в течение прошлых столетий доказывала свою неспособность к существованию, была в 1916 году искусственно рождена, а в 1919 году не менее искусственно рождена немецким правительством, столь же неспособным к существованию.

В полном пренебрежении почти 500-летним опытом, без учета уроков исторического развития на протяжении многих веков, без учета этнографических условий и без учета всех экономических соображений в Версале было построено государство, которое, в соответствии со всей его природой, рано или поздно должно было стать причиной самого серьезного кризиса.

Человек, который, к сожалению, сейчас входит в число наших злейших врагов, в то время ясно предвидел все это. Я имею в виду мистера Ллойда Джорджа. Как и многие другие, он звучал предостерегающе не только во время создания этой структуры, но и в ходе ее последующего расширения, которое происходило в полном пренебрежении к разуму и праву.»

Гитлер долго разглагольствовал о том, как долго пришлось Германии терпеть Польшу с ее внешней политикой и внутренней политикой по отношению к немцам и так далее..

После этого Гитлер остановился на международных отношениях с другими странами и тут прозвучало интересное..

« Почему должна вестись эта война на Западе? Для восстановления Польши? Польша, подписавшая Версальский договор, никогда больше не восстанет. Это гарантируется двумя крупнейшими государствами в мире. Окончательное переустройство этой территории и вопрос о восстановлении Польского государства-это проблемы, которые не будут решены войной на Западе, а исключительно Россией, с одной стороны, и Германией-с другой. Кроме того, ликвидация влияния этих двух держав на соответствующих территориях приведет не к созданию нового государства, а к полному хаосу…


Однако моим главным стремлением было избавить наши отношения с Францией от всех следов недоброжелательности и сделать их терпимыми для обеих наций. Я однажды с предельной ясностью изложил претензии Германии в этой области и никогда не возвращался к этому заявлению. Возвращение территории Саара было одним из требований, которое я рассматривал как непременное предварительное условие франко-германского взаимопонимания. После того как Франция сама нашла справедливое решение этой проблемы, у Германии больше не было претензий к Франции. Такого требования больше не существует, и такое требование никогда не будет выдвинуто. То есть я отказался даже упомянуть проблему Эльзас-Лотарингии не потому, что был вынужден хранить молчание, а потому, что этот вопрос не представляет собой проблему, которая когда-либо могла бы помешать франко-германским отношениям.

Я принял решение, принятое в 1919 году, и отказался когда-либо начинать войну ради вопроса, который, сравнительно говоря, имеет незначительное значение для жизненно важных интересов Германии, но который, безусловно, может вовлечь каждое второе поколение в смертельный страх войны. Франция поняла это.Ни один французский государственный деятель не может встать и заявить, что я когда-либо предъявлял Франции какие-либо требования, выполнение которых было бы несовместимо с французской честью или французскими интересами. Однако это правда, что вместо требований я всегда выражал Франции свое желание навсегда похоронить нашу древнюю вражду и объединить эти две нации, у которых такое славное прошлое.Среди немецкого народа я сделал все возможное, чтобы искоренить идею вечной вражды и привить вместо нее уважение к великим достижениям французской нации и ее истории, точно так же, как каждый немецкий солдат испытывает величайшее уважение к подвигам французской армии. Я приложил не меньше усилий для достижения англо-германского взаимопонимания, более того, для установления англо-германской дружбы.

Выдвинула ли Германия какие-либо требования Англии, которые могли бы угрожать Британской империи или поставить под угрозу ее существование? Напротив, Германия не выдвигала таких требований ни Франции, ни Англии…»


https://translated.turbopages.org/proxy_u/en-ru....

Вот так вот. Военные Германии готовят нападение на Францию, а Гитлер выступает в роли миротворца.

10 октября Гитлер предлагает созвать общеевропейскую конференцию и в этот же день требует быстрой передислокации военных сил на Западное направление.
И кто знает, когда бы начался блицкриг в Западной Европе, если бы германские генералы не выступили против скоропалительных решений фюрера. Гитлеру поясняли, что передислокация требует нескольких месяцев, что Германии не хватает стали, и прочее и прочее…

Выступая в роли миротворца на международной арене, Гитлер продолжает готовиться к войне.
https://scicenter.online/mirovaya-voyna-vtoraya-...

Интересно, что написав:
«Прежде всего надо сказать о том, что успехи польской кампании создали возможности ведения войны на одном фронте, безнадежно ожидавшиеся десятилетиями. Это значит, что теперь Германия может, оставив незначительные силы прикрытия на Востоке, бросить всю свою мощь в борьбу на Западе»

Гитлер сомневается в том, что СССР останется безучастным в этой войне и сохранит нейтралитет

«Никаким договором и никаким соглашением нельзя с определенностью обеспечить длительный нейтралитет Советской России. В настоящее время есть все основания полагать, что она не откажется от нейтралитета. Через восемь месяцев, через год или даже через несколько лет это может измениться. Незначительная ценность соглашений, закрепленных договорами, именно в последние годы проявилась во всех отношениях . Самая большая гарантия от какого-либо русского вмешательства заключена в ясном показе немецкого превосходства, в быстрой демонстрации немецкой силы.»

А на следующий день появляется вот эта директива:
https://helpiks.org/7-39586.html
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
11:10 16.01.2022
Война между союзниками и Германией, которую ныне называют "странной", была войной более на море, нежели на суше.
Союзники на континенте, похоже, не учитывали опыт германо-польской войны, которая привела к молниеносному поражению Польши.
Рассказы нынешних "пашуток", что роковую роль в судьбе Польши сыграл "польский поход РККА", не более, чем попытка выдать желаемое за действительное. Свидетельствующая об их, "пашуток" исторической безграмотности и, что очень важно, предельной ангажированности в вопросах Второй Мировой Войны.

Итак, осень 1939 года. После первого же контрнаступления Германии на Западном фронте, союзники отступили за "линию Мажино" и, в надежде на опыт Первой Мировой, решили измотать Германию в позиционной войне. Но это еще не все. Британия обладала довольно внушительным флотом и, вполне понятно, что было решено использовать этот флот для морской блокады Германии. Цель простая- ограничить импорт в Германию продовольствия, сырья и военных грузов из других частей света.
Германия, понятно, стремилась не только разрушить блокаду, но и сорвать поставки продовольствия, сырья и военных грузов союзникам из других регионов мира.
То есть, сразу же после начала Второй Мировой, вспыхнула война за морские коммуникации.
А что касается блокады, то она осуществлялась путем досмотра торгово-транспортных судов, следовавших в сторону германских портов или из них.
Надо сказать, что подобная тактика на море, не могла заметно повлиять на состояние экономики фашистской Германии и ее способность продолжать войну. За первые четыре месяца войны, союзники захватили всего лишь 17-ть германских судов.

Что касается международных отношений, то уже в начале октября 1939 года, отношение союзников к СССР стало еще более осторожным и умеренным.
Во Франции полагали, что нейтралитет СССР, позиция не прочная и опасались более тесного сотрудничества Германии и СССР. Поставки продуктов питания из СССР в Германию не вызывали особого раздражения, потому как французы считали, и вполне закономерно, что это взаимовыгодная торговля СССР и Германии.
Отношение французов к полякам становилось все холоднее и холоднее. Поляки требовали, чтобы Франция начала войну с СССР, а французы обвиняли поляков, что те сами виноваты в своем поражении.
Новое польское правительство говорило о «неделимости» Польши, а французы соглашались лишь на «независимость» ее.
Да и вообще полномочия польского правительства в эмиграции во Франции подвергали сомнению. Ведь и сформировано оно было ВНЕ территории Польши.
В мирные предложения Гитлера во Франции не верили, но и активных действий на фронте не предпринимали.
Цели войны с Германией, в риторике союзников, то же изменились, они уже давно говорили, что Польша, это «не главная причина» этой войне, а теперь союзники воюют ради того, что бы «установить новый порядок в Европе на основе справедливого разрешения национального вопроса, прекращения гонки вооружений, эффективной и контролируемой гарантии безопасности и выполнения договоров. Что касается Германии, то упор делается на установление в ней демократического режима и сохранение ее в этнографических границах.»

Как я уже писала, и Британия довольно спокойно отнеслась к «польскому походу РККА».
Интересно, что будущий премьер- министр Великобритании Черчилль, при беседе с советским послом, по поводу советско- британских отношений, высказал мнение, что не верит в военный союз между СССР и Германией.
Черчилль много говорил о недоверии между СССР и Британией, как о факте, мешающим международным отношениям.
Резко негативно он высказался о переговорах в Москве в августе 1939 года, заявив, что правительство Британии вело их плохо и еще более усилил подозрения СССР по отношению к внешней политике Британии.
Черчилль говорил, что « основные интересы Англии и СССР в наши дни нигде не сталкиваются.», что «Англия не имеет оснований возражать против действий СССР в Прибалтике», что «что СССР должен быть хозяином на восточном берегу Балтийского моря, и он очень рад, что балтийские страны включаются в нашу, а не в германскую государственную систему».
Черчилль считал, что и на Юге интересы СССР и Британии не пересекаются»

И вообще..

«Черчилль считает, что между Великобританией и СССР в настоящее время, как и во все последние годы, нет никаких серьезных противоречий, а стало быть, нет оснований для напряженных или неудовлетворительных отношений.
«Сталин,— заметил Черчилль,— играет сейчас большую игру и играет ее
счастливо. Он может быть доволен. Однако я не вижу, почему мы должны
быть недовольны». Британское правительство принимает наше заявление
о нейтралитете* как положительный факт и очень желало бы, чтобы это
был дружественный нейтралитет. Оно хотело бы развивать с нами торго­
вые отношения. Оно готово было бы также обсудить всякие другие меры,
могущие способствовать улучшению взаимоотношений.»

Хорошие слова будущего лидера Великобритании:
«Однако я не вижу, почему мы должны быть недовольны»

Вот и мне ныне не понятно, почему современные европейские политики, вдруг решили смотреть на события первых месяцев Второй Мировой Войны, с точки зрения обвинения СССР в том, в чем он не виноват.
Черт с ними, с пашутками, это так, форумное барахло. Но ведь переписывание истории уже приобретает государственный, общеевропейский характер.

Интересно и закончилась эта беседа. На вопрос нашего пол.преда о том, являются ли слова Черчилля личным мнением, тот заявил, что «хотя, конечно, кабинет не может отвечать за каждый нюанс его высказываний, тем не менее в основном он отражает мнение всего правительства.»

Далее посол СССР в Британии поясняет, почему на тему советско- британских отношений с ним, по сути от имени кабинета министров Британии, говорил не министр иностранных дел Галифакс, а Черчилль.
По мнению Майского, Черчилль приобретает все больший и больший вес в правительстве Великобритании, в то время, как Галифакс, настроен явно против СССР и не в состоянии улучшить советско- британские отношения.

Но в октябре 1939 года, внешней политикой Британии рулил Чемберлен.
Которой, как и Деладье, не поверил Гитлеру в его мирных намерениях.
А вопрос улучшения советско- британских отношений, действительно волновал британских политиков. С Майским на эту тему разговаривали разные политики, кроме Черчилля.
Точно так же, за «войну до победного конца» высказывались представители ведущих британский партий: консерваторы, либералы, лейбористы.
Были и такие, что выступали против войны, но их число было не велико.
Ситуация в политическом поле Британии развивалась таким образом, что даже Галифакс обратился к Майскому, с целью улучшения англо- советских отношений. И, если Москва будет готова, можно было начать переговоры в СССР по этому поводу.
Интересно и то, что в то время, Галифакс, как глава внешнеполитического ведомства Британии, положительно отнесся к пактам, который СССР заключил с Прибалтийскими республиками.
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
20:59 17.01.2022
Прошел месяц со дня вступления РККА на территорию Польши.
Белые и пушистые союзники, Франция и Великобритания, уже более месяца как прекратили робкие попытки остановить Германию в ее войне в Польше и смирились с тем, что Германия и СССР уничтожили это государство.
Вот только война с Германией, ими же и объявленная, Британии явно мешала.
Судите сами. 17 октября 1939 года, заместитель главы внешнеполитического ведомства Британии, на обеде с советским полномочным послом, говорит, что «Общая установка британского правительства,по словам Батлера, сводится к тому, что оно готово было бы заключить мир хоть завтра, если бы было уверено, что достигнутое соглашение имеет стабильный характер («обеспечило бы мир и спокойствие на 20—25 лет»,как выразился Батлер). Такая уверенность, по мнению британского правительства, могла быть создана лишь при гарантии мирного договора всеми великими державами, в частности США и СССР Ради достижения прочного мира подобного рода британское правительство готово было бы пойти на значительные уступки Германии даже в колониальной области. Поскольку такого мира сейчас ожидать нельзя, Англия будет продолжать войну, рассчитывая на превосходство своих ресурсов над германскими. Батлер считает, что нынешняя «мирная оффензива» Гитлера провалилась, но склонен думать, что в дальнейшем ходе войны надо ожидать новых попыток «мирной оффензивы» и возможно с большими шансами на успех.»

То есть, рассуждая о «войне до победного конца» и не веря в мирные предложения Германии, в Британском кабинете были готовы к мирным переговорам с Германией, при условии поддержки со стороны «великих держав», в том числе и СССР и были даже готовы уступить Германии в ее требованиях в области колоний.
Такая вот, уже известная практика умиротворения агрессора. Только уже не за счет чужих территорий, а подконтрольных ей, Британии.
Но это их дело.
Тут интересно другое. Ведь в данном тексте, так и звучит вариант посредничества «великих держав», в том числе и СССР.
И получается самое простое. Не считали в Британии СССР за агрессора, не смотря на его, СССР оккупацию части Польши и присоединения ее к СССР.

Но и это еще не все. Батлер рассказал Майскому, что в Лондон приезжал Залесский, министр иностранных дел правительства Польши в изгнании и ему сказали, что «что не может быть никакого вопроса о возврате Польше Западных Украины и Белоруссии.»
И максимум, на что могут надеяться поляки, так это на «этнографическую Польшу скромных размеров (вроде «герцогства Варшавского» времен Наполеона) с гарантией не только СССР и Германии, но также Англии и Франции»

Вот эти вот международные отношения, довольно четко показывают, что союзники, те самые, которые давали гарантии безопасности Польши, спустя три недели после падения Польши, уже забыли про нее, как государство в довоенных границах, окончательно.
При этом НЕ ОБВИНЯЯ СССР в разрушении Польши.
Не обвиняя, в отличии от современников.

Но вернусь к истории.
Молотов сделал запрос Майскому, являются ли слова Батлера о мире, предложением о посредничестве Москвы в переговорах Британии и Германии.
Майский ответил, что прямого предложения о посредничестве не прозвучало, но «то говорил Батлер,с несомненностью вытекало, что если бы СССР взял на себя посредничество, а главное, гарантию соблюдения того соглашения, которое могло бы быть результатом мирной конференции, то британское правительство, безусловно, не возражало бы против переговоров.»

Подобную возможность, возможность посредничества СССР в переговорах между Германией и Британией, допустил и Ллойд Джордж.
Который отметил, что для этого СССР должен быть действительно нейтрален, а не выступать в роли «представителя Германии»

Надо сказать, что на тот момент «странной войны» Британия, хоть и была готова к переговорам с Германией о мире, но не могла найти посредника в этих переговорах. Италия отказалась. США отказались. СССР пока молчал.
А что на войне? Да почти тишина.. как хорошо написал Майский

«Странная война!
На западном фронте «без перемен». Бюллетени французского генштаба то и дело пестрят фразами: «ночь прошла спокойно», «день ознаменовался операциями патрулей», «германские войска силой около одной роты произвели наступление» и т. п. Примерно в том же духе и бюллетени
германского генштаба…

Несколько серьезнее война на море. Британская блокада проводится серьезно и дает себя чувствовать в Германии. Свыше 20 подводных лодок потоплено англо-французами. Говорят, что это от четверти до трети всегоподводного флота Германии. Возможно, если только немцы не стали фабриковать субмарины с такой же быстротой, как самолеты. Германия, в свою очередь, нанесла Англии на море ряд чувствительных ударов, из которых самый болезненный — конечно, гибель «Ройал Оак» в Скапа Флоу. Это была поистине блестящая стрела со стороны Германии и поистине позорный провал для Англии. Однако даже и на море война еще не ведется «по-настоящему».
Link Complain Quote  
  Strelcov SS
280400153079


Messages: 6359
01:17 20.01.2022
Но не надо думать, что только Франция и Британия отнеслись к действиям СССР в Польше, как не допустимым для других стран.
Вот Бельгия. Бельгийское правительство крайне негативно отнеслось к тому, что СССР вступил в Польшу. Но уже 27 октября 1939 года, министр иностранных дел Бельгии, говорил, что «что Англия и Франция ухаживают за СССР, что вопрос сохранения за СССР Западных Белоруссии и Украины считается решенным в Париже и Лондоне. Он резко критиковал поляков, проявивших непонятное для нормального человека отсутствие способности правильно учесть соотношение сил и отказавшихся от советской помощи, хотя было очевидно, что это единственно реально.»
Однако не стоит думать, что советско- британские отношения, после раздела Польши, были настолько хороши, что между ними не было трений вообще.
Основная проблема, которая явно мешала более тесному политическому сближению СССР и Британии- это проблема торговли СССР и Германии.
Дело в том, что установив морскую блокаду Германии, союзники по своему определяли, какие грузы являлись необходимыми для ведения войны Германией, а какие не являлись.
Так, например, в опубликованных списках «контрабанды», то есть тех товаров, которые подлежали задержке в рамках морской блокады Германии, были такие как бумага, обувь и одежда, корма для сельскохозяйственных животных, хлеб, масло, сахар и так далее.
То есть то, что нельзя было прямо назвать военными товарами, но, при желании, можно было назвать косвенными военными товарами.
СССР обосновывал отказ принимать требования Британии к составу своих грузов, поставляемых в германские порты, на основании того, что полная блокада Германии, приведет к гуманитарной катастрофе мирного населения Германии. Тем более, все знали, какую гуманитарную катастрофу вызвала морская блокада Германии, в ПМВ.
Британия, при том, что требовала от СССР ограничения торговли с Германией, усматривая в этом нарушение нейтралитета СССР, активно стремилась наладить такие же торговые отношения между СССР и Британией, нисколько не задумываясь, что такая торговля то же может быть рассматриваемая как нарушение нейтралитета СССР.
Можно смело говорить, что вот этот вопрос- торговля СССР и Германии, с начала ВМВ и до декабря 1939 года, был единственным, что портило отношения между СССР и Великобританией.
Польша, повторюсь, никогда не была тем фактором, что бы СССР и Британия считали проблемой в отношениях между собой. Не только с начала ВМВ, но и до начала ВОВ и даже вовремя ее. Несмотря на то, что Британия регулярно поднимала «польский вопрос» во время мирных конференций Второй Мировой, он никогда не являлся причиной серьезных разногласий между СССР и Великобританией во время ВМВ.

Я к чему все это. К тому, что любые нормальные отношения между странами, нельзя рассматривать как нечто, не имеющее противоречий.
Вот точно так же надо рассматривать СССР и Германию, после подписания ими договора «О дружбе и границе между СССР и Германией» от 28 сентября 1939 года.
Были ли трения у этих «друзей» после подписания такого вот договора?
Безусловно!
Например, Германию не устраивал курс СССР на политическое сближение с Турцией. Этот курс начался еще в апреле- мае 1939 года и был направлен на воспрепятствование укрепления отношений между Турцией и Германией.
Не смотря на политическое сближение СССР и Германии, переговоры между Турцией и СССР не прекратились.
1 октября 1939 года, Сталин и Молотов встречались с министром иностранных дел Турции Сараджоглу и разговор шел как раз про советско- турецкий пакт о взаимопомощи.
Молотов интересовался, «против кого будет направлен этот пакт», на что Сараджоглу ответил, что такой пакт должен был быть направлен против «любой агрессии».
Молотов все же ставил отношения с Германией выше подписания пакта о взаимопомощи с Турцией, поэтому ответил: «Против кого этот советско-турецкий пакт будет направлен? Заключать пакт против Германии мы не можем, против Италии— она является союзницей Германии, против Болгарии, но она ведь не угрожает Турции!»

Турецкий министр недоумевает: «Если Германия является такой страной, как Вы ее изображаете, или если Италия не сделает ничего плохого Турции, то зачем Вы спрашиваете — заключать пакт между СССР и Турцией?»

Его можно понять, ведь это СССР выступал с инициативой заключения пакта между Турцией и СССР, до той поры, пока СССР не пошел на политическое сближение с Германией.

Но ситуация-то изменилась и независимая позиция Турции, которая может заключать договора с тем, кем пожелает, СССР уже не устраивала.
Поэтому Сталин заявил, что бы его спросили, то он «не посоветовал бы ( Турции) согласиться на заключение англо-турецкого и франко-турецкого пактов.»

А вот почему? Да потому, что по мнению Сталина, ситуация может сложиться таким образом, что, Франция и Британия объявят войну СССР из-за его вторжения в Польшу и тогда СССР придется воевать с ними.
Остается интересный вопрос: на чьей стороне тогда будет Турция, если она будет иметь договоренности и с СССР, и с Францией, и с Британией?

В общем Сталин решил уклониться от уже предложенного Турции политического соглашения

«Хотим ли мы заключить пакт с турками? Хотим. Являемся ли мы друзьями Турции? Да. Но вот имеются обстоятельства, о которых я говорил и которые превращают пакт в бумажку. Кто виноват, что так повернулись дела, неблагоприятные для заключения с Турцией пакта? Никто. Обстоятельства, развитие событий.»

Переговоры в этот день на этом не закончились, Сараджоглу был настойчив и рассматривал любые варианты развития событий.
Договорились до того, что турецкий министр должен донести до правительства Турции, что «ваши добавления к советской оговорке о том, что на время кон­фликта между Англией, Францией, с одной стороны, и СССР—с другой, обязательства Турции теряют свою силу.»
Но что касается Германии, то здесь так: СССР не поддержит Турцию если та нападет на Германию и не поддержит Германию, если та нападет на Турцию.

Переговоры, вроде бы, касались только СССР и Турции, но они взволновали Германию и Молотову пришлось объяснять германской стороне, что

«Нас удивляет нервозность, проявляемая по этому поводу германскими руководителями. Наши товарищи просили передать германским руководителям, чтобы они не нервничали, ибо СССР не допустит ничего, что могло «подмочить» или подпортить советско-германское соглашение
Я сомневаюсь, заявил далее Молотов, чтобы мы пришли к какому- либо соглашению с турками. Но если и будет подписано соглашение, то оно не будет направлено против Германии. Мы не сделаем ничего, противоречащего нашим отношениям с Германией. Если мы и ведем переговоры с Турцией, то мы ведем их для выяснения позиции Турции. В этом смысле переговоры нам приносят пользу»


Я привел пример про переговоры СССР и Турции, чтобы показать, как «дружба», а точнее политическое сближение СССР и Германии, сказались на внешнеполитических курсах этих стран.
И СССР, и Германия, не смотря на политическое сближение и раздел Польши, проводили свою, не зависимую друг от друга, внешнюю политику, но при условии, что эта внешняя политика будет идти во вред друг друга.
Было ли полное доверие Германии со стороны СССР? Сказать трудно. Сталин
Публично не высказывал свои мысли по этому поводу. А вот Гитлер уже 6 октября 1939 года, публично усомнился в том, что ПМР и дальнейшие соглашения между СССР и Германией не будет расторгнуты СССР в одностороннем порядке.
В дальнейшем не совпадение интересов Германии и СССР вдоль линии разграничения «сфер интересов» станет настолько глубоким, что это станет причиной того, что Германия решит избавиться от СССР, как политического партнера.
Но все по порядку.
Link Complain Quote  
Go to the first message← Previous page Next page →Go to the last message

Return to the list of threads


Username
Thread:
B I U S cite spoiler
Message:(0/500)
More Emoticons
        
Forums
Main discussion
En/Ru discussion new
Russian forum
Users online
Translate the page
О белых, пушистых, замолвлю я слово.. Теперь о том, что явилось мотивацией вступления РККА на территорию Польши.Пакт Молотова- ...
.
© PolitForums.net 2022 | Our e-mail:
Mobile version