В мире

Log in | Registration
Go to the first message← Previous page

Мир стремительно меняется.

  avenarius
avenarius


Messages: 6256
13:45 06.03.2019
Жемчужные «драконы» готовятся к прыжку…
экономика и политика Китая обретают новое качество

Юрий Тавровский





Китайская провинция Гуандун за 40 лет политики «реформ и открытости» встала вровень с Россией по объёму ВВП. Теперь в дельте Жемчужной реки (Чжуцзян) создаётся суперкластер Гуандун — Гонконг — Макао с прицелом на новые высоты.

Река Чжуцзян менее знаменита, чем Хуанхэ или Янцзы, хотя она полноводна и глубока, что издавна позволяло морским кораблям заходить далеко вверх по течению и швартоваться у складов с товарами для стран Южных морей, африканских и ближневосточных рынков. Во время Опиумных войн в середине XIX века английские фрегаты заплывали прямо в центр города Гуанчжоу и почти безнаказанно расстреливали укрепления и жилые кварталы. Первым трофеем британской короны в Китае стал остров в устье реки под названием Гонконг («Ароматная гавань»). В небольшом порту главным товаром было благоуханное сандаловое дерево. Англичане сделали основным экспортом в Китай опиум и из Гонконга на всю Поднебесную потянуло дурманом макового зелья. На другом берегу устья Жемчужной примостились португальцы со своей колонией Макао. В древнем городе Гуанчжоу, ставшем известным на Западе как Кантон, возник международный сеттльмент с консульствами, таможнями, христианскими храмами на островке Шамянь. В 1891 году в Гуанчжоу по Жемчужной реке зашел крейсер «Память Азова», на котором наследник русского престола цесаревич Николай Александрович совершал кругоазиатское путешествие. После торжественных церемоний молодой принц с приятелями вечером совершил инкогнито поход по некоторым местам Шамяня…

Постепенно в устье Чжуцзяна и примыкающих землях сложились три центра развития. В британском Гонконге (Сянгане) — лёгкая промышленность, порт, связанные с лондонским Сити мощные банки. Португальский Макао (Аомынь) с портом и незначительной промышленностью, но гипертрофированной индустрией развлечений — казино, рестораны, притоны. Вверх по течению Жемчужной — Кантон (Гуанчжоу) с многочисленным населением, сравнительно развитой промышленностью, портом и выходом на огромный внутренний рынок.

Три центра существовали довольно обособленно друг от друга лет сто. Там действовали разные законы и ходили разные деньги. Между ними были настоящие границы. Ситуация стала меняться только в начале 1980-х годов, когда руководство Гуандуном возглавил близкий соратник Дэн Сяопина по имени Си Чжунсюнь (отец нынешнего китайского руководителя Си Цзиньпина). Он с 1980 года начал создавать «специальные экономические зоны» (СЭЗ): между Гонконгом и Гуандуном — Шэньчжэнь, а между Макао и Гуандуном — Чжухай. Шэньчжэньцы испокон веков промышляли добычей морской соли и рыболовством, чжухайцы — ловлей рыбы. Однако двум небольшим поселениям потребовалось всего пара десятилетий, чтобы стать процветающими экономическими центрами. Шэньчжэнь с его 12 миллионами жителей по объему ВВП к 2018 году сравнялся с 8-миллионным Гонконгом — 342 млрд. долларов по сравнению с 339 млрд. долларов. Чжухай (1.5 млн. чел.) тоже затмил Макао (650 тыс. чел.), хотя у обоих показатели ВВП скромнее.

Шэньчжэнь и Чжухай успешно выполнили роль первой ступени ракеты-носителя китайского экономического чуда. Их пример синергии рыночной и социалистической экономики был подхвачен в масштабах всего Китая и целые 40 лет помогал взлёту огромной страны.

Сейчас Китай готов перейти на новую, ещё более высокую «орбиту». Само собой, потребуются новые «ускорители». Один из них называется «Регион Большого залива Гуандун — Сянган — Аомынь» и предусматривает синергию теперь уже целых 11 городов на берегах Жемчужной и вбирающего её воды залива. Кроме специальных экономических зон Сянган (Гонконг) и Аомынь (Макао) в число «11 драконов Жемчужной» входят города провинции Гуандун: Гуанчжоу, Шэньчжэнь, Чжухай, Фошань, Чжаоцин, Дунгуань, Хойчжоу, Чжуншань Цзянмэнь.

Параметры суперкластера и направления его развития ещё окончательно не определены — постановление правительства ожидается весной 2019 года. Сейчас есть стратегическое решение руководства страны. Ещё есть оценка численности населения — около 70 миллионов человек и суммарного ВВП — примерно 2 триллиона долларов. Сверхзадача — стать общенациональным центром инноваций в науке, технологиях, финансах, промышленности, транспорте и культуре. Примерно такие же масштабы и задачи будут у ещё двух национальных проектов — суперкластеров «Дельта реки Янцзы» с центром в Шанхае и «Регион Пекин — Тяньцзинь — Хэбэй» вокруг столицы КНР.

Супермост для суперкластера

Не дожидаясь окончательных установок, интеграция «Жемчужных драконов» идёт полным ходом. Один из рукавов Чжуцзяна в его устье разделяет ставший большим Чжухай и оставшийся маленьким Макао от Гонконга, всё ещё играющего роль негласного центра всего района Большого залива. Добираться автотранспортом было тяжко и долго. Но теперь проблема решена: в октябре 2018 года открылось движение по необычному надводно-подводному мосту Гонконг — Чжухай — Макао. Это самый длинный мост в мире, проходящий над морем — 55 километров. Впрочем, мост нависает над морем только частично, есть участок, проходящий под водой, в тоннеле. Это сделано для удобства интенсивного в этом районе судоходства. Длина подводной части — 6,7 километра.

Эти и другие цифры и факты мне сообщил Вэй Дунцин, исполнительный директор и заместитель секретаря парторганизации Дирекции моста. Форменная бежевая куртка с красным значком члена КПК… Фирменная улыбка, уверенная манера разговаривать… «Само строительство заняло 9 лет, до этого 5 лет шли проектные и изыскательские работы. Пришлось преодолеть множество проблем. Дно залива неоднородно с геологической точки зрения. Толстые слои мягкой глины и ила пришлось укреплять не только обычным слоем гравия в 1,3 метра, но ещё и двумя метрами каменных блоков под ним. На тоннель, проходящий на глубине 50 метров под водой, воздействует не только толща вод, но и приливы, сильные течения, тайфуны. Подводный мост — это только часть сложного комплекса, в который входят ещё и два надводных участка с вантовыми мостами и два искусственных острова площадью по 100 тысяч квадратных метров. На островах находятся входы и выходы подводного моста, а также стыковки с надводными участками. Тоннель построен из особого влагоустойчивого бетона, не требующего дополнительного усиления. Тоннель и весь мост рассчитаны на 120 лет службы притом, что в Китае мосты обычно строят на 100 лет. Стоимость? Огромная. Более 100 млрд. юаней, или 14,4 млрд. долларов. В финансировании работ «скинулись» правительства провинции Гуандун, власти специальных административных районов Гонконг и Макао, а также крупные китайские банки. Нагрузка? По трём полосам в каждом направлении может проехать 10 тысяч машин в сутки. Раньше поездка из Чжухая в Гонконг занимала около 4 часов. Теперь путешествие занимает час с небольшим.

Сама поездка производит меньше впечатления, чем пребывание в автовокзале, выглядящем как огромный модернистский павильон какого-нибудь Экспо. Пассажиры из местных даже не глядят в окно, уткнулись в смартфоны. Из вида пропадает морской фасад Чжухая с частоколом высоток. Дорога почти пустая. Электронное табло предупреждает о сильном боковом ветре. На изгибе трассы удаётся сфотографировать красивый участок эстакады на высоких сваях. Проносятся опоры и стальные тросы вантового моста. Вскоре в поле зрения появляются самолёты. Один летел параллельным курсом с нами, быстро снижаясь. Рядом с посадочной полосой ряды ангаров и десятки авиалайнеров. Это часть нового аэропорта Гонконга, построенного на насыпном острове. А вскоре после сортировки прибывших на погранпереходе начинается и сам Гонконг. Пространство как-то сжимается. Панорамы морских просторов сменяются неширокими шоссе, а затем и вовсе узкими улицами.

Гонконг. Одна страна — две системы

Иностранцев в странах Дальнего Востока издавна селили подальше от собственных городов, предпочтительно на островах. Дэдзима для голландцев — напротив японского Нагасаки. Гуланьюй для всех европейцев — в фуцзяньском Сямыне (Амое). Многонациональный Шамянь — прямо в центре Гуанчжоу. Наконец, Гонконг на небольшом скалистом острове в устье Жемчужной реки. Отхватив впоследствии прилегающий кусок Гуандуна, «новые территории», англичане предпочитали концентрировать свои казармы и церкви, причалы и мануфактуры, магазины и банки на острове Гонконг. Даже после спуска в 1997 году «Юнион Джека», крошечный Гонконг остался финансовым и торговым центром мирового значения. Прославленные торговые дома и банки, Гонконгская фондовая биржа, консалтинговые и рейтинговые агентства выполняют для Пекина роль «кур, несущих золотые яйца». Дэн Сяопин при переговорах с Маргарет Тэтчер дал обещание в течение 50 лет сохранять действующие порядки. Обещание неукоснительно соблюдается. Сформулированная им установка «одна страна — две системы» даёт Пекину право представлять Специальный административный район (САР) Сянган на международной арене и обеспечивать его безопасность. Все остальные вопросы решает местное правительство, избираемое прямым волеизъявлением владельцев особых гонконгских паспортов. Среди сохранившихся вольностей британского набора заметное место занимает свобода печати. Китаеведы всего мира высоко ценят газету «Утренняя почта Южного Китая» (South China Morning Post), которой недавно исполнилось 115 лет.

Как и полагается престижной газете, её редакция расположена в новом престижном деловом центре, в престижном районе на площади Таймс-сквер, названной по аналогии с центральной площадью Нью-Йорка, Правда, нынешнее великолепие пришло совсем недавно: в 2015 году терпевшую убытки газету купил концерн «Алибаба» знаменитого китайского миллиардера Джека Ма.

В начале 2018 года он снял под газету, занимавшую ранее довольно скромные помещения, сразу пять этажей. На трёх трудятся 1000 журналистов: как англоязычных китайцев, так и иностранцев с гонконгскими и иными паспортами. Ещё два этажа занимает типография. Кроме собственно газеты выходит ещё 15 журналов и тематических приложений. Редакция организована по принципу «общего пространства» — без отдельных кабинетов. На стенах висят дисплеи с показателями числа прочтений и «лайков» статей в электронном издании. Если показатели низкие, материал отправляют на доработку. В одном из углов бар с бесплатными кофе и безалкогольными напитками, сэндвичами. В пятницу вечером добавляется пиво. Одно из редких помещений с непрозрачными стенами — переговорная. В ней-то и прошла встреча с редактором отдела экономики по имени Юджин Тан и замзавом отдела Китая Уильямом Чжэн. Китайцы в Гонконге часто исповедуют христианство и потому в добавок к китайским имеют соответствующие имена.

«Со времени смены инвестора у нас в газете непрерывно идут реформы, — поведал Юджин Тан. — Быстро переходим с бумажного издания на электронную, мультимедийную форму. Уже сейчас из 300 ежедневных материалов на бумагу умещается только половина. На сайте становится всё больше фото и видео, инфографики. 95% бумажного тиража расходится в самом Гонконге, а в Китае мы практически не продаёмся. Посетители сайта — в основном живущие за пределами нашего города: люди из США, Малайзии, Сингапура, других регионов мира».

«Главное внимание газета уделяет Китаю. Наша информация и оценка событий на материке в первую очередь интересует мировую аудиторию, — продолжает Юджин Тан. — Мы хотим быть глобальным лидером на этом рынке. Поэтому не используем ни тёмные, ни розовые очки. У всей редакции и каждого автора — полная свобода поиска источников информации и комментариев. У нас есть корреспонденты в Пекине, Шанхае, Гуанчжоу, Шэньчжэне, Вашингтоне и Нью-Йорке. Финансы? Пока сохраняется небольшой дефицит. Концерн «Алибаба» это не смущает. Они совершенно не вмешиваются в творческие дела. Всем заправляет редколлегия. В этом гарантия нашей свободы мнений. Сам факт существования и процветания нашей газеты в городе, над которым развевается красное знамя КНР, доказывает эффективность политики «одна страна — две системы».

«Что мы думаем о китайско-американской торговой войне? — отвечает на вопрос Уильям Чжэн. — Дело не в текущих дефицитах и тарифах. Меняется геополитическая реальность. Не было бы торговой проблемы, в Вашингтоне нашли бы другой повод для сдерживания Китая. Но процесс не обратить вспять, Америке придётся приспосабливаться. В то же время, санкции и иные формы торговой войны, безусловно, окажут воздействие на КНР. Китай будет «отстреливаться»: контрсанкции, смена рынков, уход от доллара и так далее. Но самый эффективный способ сохранить динамику развития — добавить экономических и политических реформ, открытости перед внешним миром.

Важную роль призваны сыграть масштабные инфраструктурные проекты типа расширения сети высокоскоростных магистралей (ВСМ), создания международных торгово-экономических коридоров и свободных торговых зон в духе инициативы «Пояс и путь». Начинается создание сразу трёх суперкластеров. Один из них виден из наших окон. Я, конечно, говорю о программе «Регион Большого залива Гуандун — Сянган — Аомынь». Ключевую роль, мы надеемся, сыграет Гонконг. Он и после истечения 50-летнего переходного периода останется для Китая воротами иностранных инвестиций, глобальным рынком китайской валюты «жэньминьби» и облигаций «панда бондс». А ещё мировым центром логистики для китайского экспорта: глубоководный порт, новый аэропорт, скоростное шоссе и линия ВСМ на материк. Много надежд мы возлагаем на новый супермост, связавший наш город с Макао и Чжухаем. Мост, конечно, принесёт и проблемы. Вырастает число китайских туристов, которые не всегда ведут себя подобающе. Быстрее растут цены на продукты, жильё, учебу в университетах. Но главные проблемы ещё впереди. Когда возникнет суперкластер, непосредственными соседями 7 миллионов гонконгцев окажутся 50 миллионов таких же китайцев, но с другими привычками, иным взглядом на мир. Мосты, шоссе, новые производства и учебные заведения — это, говоря компьютерным языком, «железо». Предстоит отрегулировать «софт» — отношения трёх своеобразных регионов с отличающимися законами, денежными знаками, и даже правилами уличного движения. Очень важно обеспечить духовную составляющую рождающейся на наших глазах новой китайской цивилизации XXI века».

Шэньчжэнь — младший «дракон» Жемчужной реки

На пути из Гонконга в сопредельную китайскую провинцию Гуандун ставшая легендарной теснота и скученность в центре бывшей колонии меняется на редкозаселённые районы, а затем и на пустующие пространства рощиц и невысоких гор. Уникальная «международная» электричка везёт пассажиров из центра Ароматной гавани до китайского города Шэньчжэнь. В конце недолгой поездки на китайском КПП «Лову» иностранцы снова проходят пограничные формальности. Обладатели гонконгских паспортов предъявляют их, а гражданам КНР достаточно пластиковых карточек-удостоверений личности. По пути на выход всем надо пройти по застеклённому мосту, с которого видна узкая пограничная речка Лову, до сих пор обрамленная рядами колючей проволоки.

Исчезнут ли внутренние границы в будущем суперкластере? Станет ли это образование тем «плавильным котлом», в котором возникнет новая порода пассионарных, образованных, творческих, культурных людей? Вероятнее всего, да. Сотрутся и линии разделения, напоминающие об унизительных временах власти колонизаторов. Почти наверняка сложится и новая порода людей.

Доказательством может стать почти 40-летняя история города Шэньчжэнь, граничащего с Гонконгом. Еще в 80−90-е годы КПП «Лову» казался миллионам китайцев подлинным входом в земной рай. Заработки там были раз в сто выше, товаров было раз в тысячу больше. Одни правдами и неправдами доставали пропуска в этот рай. Другие переплывали зловонную речку, перелезали через колючую проволоку. Но вскоре после создания в 1980 году СЭЗ Шэньчжэнь дела пошли там так шибко, что уже в сам Шэньчжэнь стали впускать из остального Китая по особым разрешениям.

Сейчас некоторые люди с шэньчжэньской пропиской соперничают в толщине кошельков с богачами Гонконга, скупают там жильё, магазины, занимают лучшие места в университетах. Но, главное, съехавшиеся из разных провинций Китая предприимчивые и талантливые люди создали настоящее «место силы». Шэньчжэнь из городка с населением в 30 тысяч человек стал мегаполисом с числом только прописанных жителей в 12 миллионов, а с учётом мигрантов из других провинций и вовсе в 20 миллионов! По числу небоскрёбов (60 зданий выше 200 метров) он обогнал Гонконг, а по размеру ВВП — с ним сравнялся (342 млрд. и 339 млрд. долларов). Четверть ВВП Шэньчжэня обеспечивает экспорт. Продукция вывозится через контейнерные порты города, совокупно занявшие третье место в мире. Позиции мультимодального транспортного узла усиливают новейший международный аэропорт и базирующаяся на нём авиакомпания «Шэньчжэнь эйрлайнз». В Шэньчжэне работает собственная фондовая биржа, скоро откроется электронная биржа. В зелёных пригородах разросшегося мегаполиса чуть ли не ежегодно открываются новые университеты. Вот уже два года существует Совместный китайско-российский университет МГУ-ППИ (Московский государственный университет и Пекинский политехнический институт). Занятия по российским программам ведут пока вахтовым методом российские и китайские профессора, студенты тоже съезжаются из разных концов России и Китая.

Шэньчжэнь часто называют «китайской Кремниевой долиной». Действительно, в самом городе и его окрестностях сосредоточились 11 тысяч лабораторий, цехов, заводов, передовых технологий. Здесь делают телефоны «Эппл» и «Самсунг». Здесь находятся штаб-квартиры Huawei, Lenovo, ZTE, Tencenт. В 2018 году сначала ZTE, а затем Huawei стали главными мишенями расследований, санкций и даже арестов высокопоставленных сотрудников со стороны американских властей. В благодатных условиях специальной экономической зоны расцвели ещё и «сто цветов» автомобильных фирм, фармацевтических предприятий, лабораторий программного обеспечения, новых материалов…. Здешние исследователи не просто работают на самом высоком мировом уровне, но и начинают превосходить его. Недаром именно в Шэньчжэне были поставлены первые, пусть и неоднозначно воспринятые в мире, опыты по редактированию генома человека.

Гуандун — старший жемчужный «дракон»

Что и говорить, шэньчжэньский «дракон» вырос и окреп невиданными темпами. В мире пока полностью не осознали его размеры и мощь. Зато провинция Гуандун, в административные границы которой входит СЭЗ «Шэньчжэнь», известна давно и широко. Этот старый и могучий «дракон» старается не одряхлеть. Об этом шла речь в Центре исследований проблем развития при правительстве провинции Гуандун. Руководитель по имени Ли Хойу — человек пожилой и приветливый. Улыбка на его лице сохраняется даже при объяснении сложных и не всегда приятных фактов.

Начал он такими словами: «По объёму ВВП провинция Гуандун сравнялась с некоторыми крупными странами мира, например, с Россией. Судите сами: в 2017 году Гуандун произвёл товаров и услуг на 8 трлн. 989 млрд. юаней (1,312 млрд. долларов при курсе 1 доллар — 6,85 юаня), а Россия — на 88 трлн.112 млрд. рублей (1,318 млрд. долларов при курсе 1 доллар — 66,9 рубля). Добавлю, что экономика Гуандуна сейчас в четыре раза больше Гонконга, который ещё не так давно сиял как недосягаемая вершина. Как нам удалось обойти «великий и могучий» Гонконг, как мы смогли встать вровень со «старшим братом»?

Можно сказать так: население Гуандуна (111 млн. чел.) ненамного меньше российского (147 млн. чел.). Но причина в другом. Просто все эти десятки миллионов мужчин и женщин, в конце концов, вывели на верную дорогу и дали им стимул много и качественно трудиться. Дорога называется «реформы и открытость». Гуандун вместе со всем остальным Китаем движется по ней с 1978 года. Как аналитик в области макроэкономики выделю шесть главных причин успеха…

Во-первых, нам сразу крупно повезло. Руководство в Пекине решило именно на территории Гуандуна создать первые СЭЗ: Шэньчжэнь, Чжухай и Шаньтоу. Ведь именно мы граничим с Гонконгом и Макао. Сочетание лучших сторон плановой и рыночной экономики быстро дало результаты. Вначале у нас ничего не было, ни капиталов, ни технологий, ни опыта. Но Дэн Сяопин велел «раскрепощать мышление», думать, придумывать. Первый порт в Шэньчжэне, например, построили в долг под права аренды на 50 лет. В Гуанчжоу начался строительный бум, но не хватало кирпичей. «Раскрепощённое мышление» подсказало выход: рабочим позволили продавать сверхплановую продукцию своих заводов с небольшой наценкой. Чудо свершилось, кирпичный дефицит исчез.

Во-вторых, вслед за Центром местное руководство сняло идеологические шоры и стало принимать решения, исходя только из трёх критериев: вырастет ли производство, возрастёт ли мощь государства, улучшится ли жизнь людей? Смотрите, с начала политики «реформ и открытости» ВВП Гуандуна вырос в 101 раз. Гуандун стал важнейшим донором госбюджета. Доход горожан вырос в 99 раз, селян — в 82 раза.

В-третьих, мы в полной мере использовали конкурентные преимущества: обширную территорию и большое население. Как только с начала 80-х были сняты ограничения, предприятия из Гонконга и Макао, с Тайваня и стран Юго-Восточной Азии хлынули сначала в СЭЗ, а вскоре и в другие районы Гуандуна. Быстро возникли цепочки производства, снабжения, торговли. За первое десятилетие народ, наконец-то, наелся, приоделся, обзавёлся крышей над головой. В начале 90-х годов потребности изменились — телевизоры, кондиционеры, стиральные машины… В 1997—1998 годах мы испытали последствия азиатского экономического кризиса, особенно сильно пострадали текстильщики. Но кризис несёт с собой как проблемы, так и возможности. Мы быстро перестроились на производство автомобилей и электроники, а также нефтехимию. 2008 год принес новый кризис, уже мировой. Наши эксперты снова успели оценить угрозу и предупредить руководство и производителей. Они умудрились быстро сместить акценты на цифровую экономику, информационные технологии, биотехнологии, новые источники энергии, новые материалы…

В-четвёртых, нам удалось преодолеть неравномерность развития разных регионов Гуандуна, в дельте Чжуцзяна и за её пределами. В годы стремительного развития и преодоления кризисов было как-то не до заботы о совместном процветании. Ситуация стала меняться с 2001 года. Льготы и субсидии получили 14 городов вне Большой дельты, там было создано 46 промышленных парков, проложены современные дороги, построены школы и больницы.

В-пятых, в Гуандуне и во всём Китае действует система «социализм с китайской спецификой». После образования КНР в 1949 году китайцы следовали классической модели социализма без понимания неизбежности существования её разновидностей. Это привело к «большому скачку» и «культурной революции». Преодолев эти бедствия, руководство Компартии во главе с Дэн Сяопином в конце 70-х годов разработало политику «реформ и открытости». По мере её успешного претворения в жизнь стало ясно, что у нас изобретена и опробована на практике новая модель социализма для ранней стадии развития — «социализм с китайской спецификой». Что это значит конкретно для Гуандуна? Надо всё время думать о развитии производства, как плановыми, так и рыночными методами. Надо, всячески стимулируя рыночную экономику, сохранять коренные позиции социализма как гаранта общих интересов, блюсти социальную справедливость. Для Китая с его огромными населением и территорией главное — это стабильность. Её можно поддерживать только на основе коммунистической идеологии, абсолютного руководства Компартии всеми экономическими и социальными процессами, а также постепенной демократизации общества — по принципу «переходить реку, ощупывая ногами камни».

В-шестых, мы за 40 лет создали социалистическую рыночную экономику. Это значит, что для предпринимателей, китайских и иностранных, существует свобода деятельности. В то же время государство может регулировать рынок в интересах общества. Эту систему на Западе часто критикуют и с недавних пор даже требуют изменений её коренных принципов. Но ведь наша система отлично работает, а критики всё сильнее отстают. В то же время, начавшееся сдерживание Китая — это свершившийся факт, это очередной кризис, который нам придётся преодолеть. Что будем делать? Гуандун традиционно ориентирован на внешние рынки: между 2007 и 2018 годами экспорт давал 100 миллиардов долларов в год. Важен для нас и американский рынок, который может существенно сократиться. Но ведь этот рынок — не единственный. Кроме экспорта товаров расширяется вывоз капиталов, перемещение за границу предприятий. Примерно с 2014 года проводится политика «новая нормальность» («синь чантай»), которая, в частности, означает переориентацию экономики с внешних рынков на внутренний. Быстро растет средний класс: 400 миллионов в 2017 году, будет 800 миллионов к 2030 году. На 7−8% в год растёт покупательная способность китайцев. Кроме того, я уверен, что наша экономика, как социалистическая, так и рыночная, отреагируют на санкции и иные ограничения проведением внутренней реорганизации, повышением эффективности, внедрением инноваций.

Колоссальный эффект непременно даст проект «Регион Большого залива Гуандун — Сянган — Аомынь». Он задуман за несколько лет до перехода Запада к антикитайским действиям. Но пришёлся как раз ко времени — чем сильнее внешнее давление, тем сильнее внутренняя потребность в интеграции. Суперкластер выведет на более высокий уровень региональное сотрудничество в дельте реки Чжуцзян. Словом, нас ждёт новый рывок вперёд на пути к заветной мечте о великом возрождении китайской нации».

…По дороге в аэропорт мы проезжали мимо необычного небоскрёба на берегу Жемчужной. Его 30 этажей не quotскр##### небо», а вместо этого представляют собой круг с отверстием посередине. Постойте, да это же китайская монета — юань!.. «Юань» значит «круглый», «кругляшок». Потому его так и прозвали в старину, когда купюр ещё не было, монеты носили связками, а шнурок продевали через отверстие посередине. Высотка в форме монеты — чем не символ Гуандуна, уже целых 22 века верящего в труд, торговлю, процветание?
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 6256
22:02 06.03.2019
Американцы устали быть мировым жандармом
императив новой геополитики

Александр Дугин





О концепции распределённого Хартленда. Почему США выгодно отказаться от однополярного мира. Какие макрорегионы станут центрами силы.



· В классических школах геополитики существует признание глубинного дуализма между Цивилизацией Суши (Хартлендом) и Цивилизацией Моря. Как сказал Маккиндер, кто контролирует Восточную Европу, тот контролирует Хартленд, кто контролирует Хартленд, тот контролирует мир. Затем идею развил Спикмэн, сказав — кто контролирует Римланд (береговую зону), тот контролирует Хартленд…

· Борьба за управление Хартлендом (извне со стороны морского могущества или внутри, в самом Хартленде) и есть главная формула геополитической истории. Геополитика — это битва за Хартленд.

· В биполярном мире Хартленд представлял собой восточный лагерь (в первую очередь, СССР), а sea power — западный лагерь (западная Европа, лояльные Западу страны на Ближнем Востоке и др.). Хартленд в лице СССР войну проиграл в конце 80-х, что положило начало однополярному моменту. Хукуяма провозгласил конец истории, было заявлено, что sea power победил Хартленд.

· Сегодня мы говорим о многополярном мире, и о том, что Россия, несмотря на страшные потери, сохранила свой суверенитет, пришла в себя, чуть потеснила пятую колонну. Однополярная доминация sea power несколько отступила — во всяком случае, Фукуяма преждевременно заявил о конце истории и глобальной победе либерализма.

· Но возникает противоречие, если мы рассматриваем только один sea power и один Хартленд. Если же мы говорим о многополярном мире, Россия не может быть одним Хартлендом — как минимум одним из четырех-пяти важнейших полюсов. Россия должна быть центром или одним из полюсов нового мира.

· Пора ввести понятие распределенного Хартленда — мы должны внимательнее рассмотреть немецкую геополитику 20−30-х годов, которая провозгласила европейским Хартлендом Германию. Нас интересует не столько сама Германия, сколько возможность рассматривать дополнительный Хартленд.

· Есть русский, евразийский Хартленд — но он не может утвердить себя как land power один. Соответственно, нужно присмотреться к европейскому Хартленду. Например, франко-германский альянс (Париж-Берлин-Москва). Континентальная Европа может рассматриваться как еще один Хартленд — который должен быть дружественным русскому Хартленду, но представляет собой независимое явление.

· Другой вопрос — китайский Хартленд. Если признаем за Китаем статус Хартленда, то мы акцентируем в нем консервативный аспект, Китай как land power. Как только Китай провозгласит себя Хартлендом вопреки России, как Германия Гитлера провозгласила себя Евразией помимо России, сразу возник конфликт. Но в случае распределенного Хартленда это приобретает совершенно иное значение.

· Тогда можно рассматривать такие хартленды — русский хартленд, европейский, китайский, исламский (как минимум 3−4 империи, от Турции до Пакистана). Концепция распределенного Хартленда может быть распространена и на Индию, затем спроецирована на Латинскую Америку, Африку.

· Соответственно, должен появиться и американский Хартленд в многополярной системе — он не должен рассматриваться как оппозиция другим хартлендам. Если мы рассматриваем Хартленд как распределенный тип культуры, связанный с укреплением консервативной идентичности, то тезис make America great again — это тезис американского Хартленда. Прекратите быть sea power, и вы будете great again.



· Распределенный Хартленд — императив новой геополитической модели, многополярной геополитики.
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 6256
07:32 27.04.2019
Эпоха Фиделя
Кубинская революция и её лидер

Павел Раста





1 января этого года исполнилось ровно 60 лет с того со дня тех событий, которые позже стали называть Кубинской революцией. Шесть десятилетий назад весь мир узнал имя Фиделя Кастро. Кем был этот человек, являющийся одной из самых неоднозначных и, в то же время, знаковых фигур XX века? Был ли он тираном, от правления которого бежали десятки тысяч кубинцев, нередко преодолевая пролив, отделяющий Кубу от Флориды на плотах из автомобильных покрышек. Или он был народным героем, кумиром бедных, которые, узнав, что желающие его свергнуть контрреволюционеры высадились в Заливе Свиней, бросив всё, бежали со всех концов острова с мачете в руках, чтобы сбросить их обратно в море. И даже после его ухода из жизни 25 ноября 2016 года споры вокруг этого человека не утихли. Фиделя Кастро либо ненавидят, либо боготворят, и среди тех, кто о нём говорит нет только одной категории людей — равнодушных. Но что же из сказанного является правдой? Всё. Потому что люди масштаба Фиделя Кастро — это всегда парадокс.

Сomandante

О том, что произошло 60 лет назад, многие так же спорят до сих пор: что это было — народное восстание или военный переворот? Такие события тоже редко не создают парадоксов. Противоречия, присущие представлению о том, что борец за свободу одного человека является террористом для другого, в значительной степени непримиримы. Мы можем быть совершенно точно уверены в том, что освобождённый французский крестьянин 1789 года относился к взятию Бастилии иначе, чем диссидент-иезуит, чья голова только что упала в корзину перед парижской толпой.

Когда «Движение 26 июля», руководимое Фиделем Кастро, взяло власть на Кубе в январе 1959 года — огромная часть её народа танцевала на улицах. Сила, которая в конечном счете превратилась в Коммунистическую партию Кубы, свергла коррумпированного, авторитарного диктатора Фульхенсио Батисту-и-Салдивара, который держал власть на острове в течение двух десятков лет. Это правда. Но правда и в том, что многие из них потом эмигрировали — кто-то по экономическим, а кто-то и по политическим причинам. Ведь жизнь на Острове Свободы была не из лёгких во всех смыслах.

Когда Фидель Кастро ушел в отставку с высшего государственного поста, передав власть своему брату Раулю в 2011 году, выяснилось, что, на тот момент, он был самым многолетним главой государства в мире, не являющимся монархом. Он был в этом статусе в течении 52 лет. Когда, спустя пять лет, в 2016 году, он умер, нация оплакивала его искренне и от всей души. В то же время на Кубе постепенно начало происходить то, что можно было бы назвать «самоанализом» — осмысление ушедшей эпохи. Политическое поколение революции начало уходить. Так какова же была эпоха, созданная этим поколением? И лично Фиделем Кастро.

Что ж, у любых событий есть светлая и тёмная сторона. Великая Октябрьская Революция 1917 года была и народным восстанием, и, в той же степени, военным переворотом большевиков. Коммунистический подъём во Вьетнаме или Камбодже, освободивший эти страны от свирепого колониального ига, также привел и к свирепым гражданским войнам в этих странах. А мирное сопротивление Ганди, давшее Индии независимость, завершилось кровавым конфликтом между индусами и мусульманами, унесшим миллионы жизней и сделав беженцами десятки миллионов. Всё всегда было очень не однозначно и Куба не является здесь исключением. Но одно сомнению не подлежит: то, что сделал Кастро, было сделано им при абсолютной народной поддержке. Кубинцы были измучены коррупцией, жестокостью и безразличием к их бедственному положению, которые демонстрировал Батиста. Его режим процветал, в том числе, и имея связи с организованной преступностью в США, налаженные ещё во времена контрабанды рома в период «сухого закона». При нём американским компаниям было позволено тотально доминировать в традиционных отраслях Кубы, таких как сахар и табак, и действовали они там по классическим колониальным схемам. Фиделя Кастро, который всё это закончил, приняли, как освободителя. Является ли такое отношение справедливым? Это, как и всегда, зависит от того, по какую сторону баррикад находится человек. Но, безусловно, справедливо утверждение, что успех его дела — не результат личной харизмы или стечения обстоятельств, а итог его борьбы в интересах кубинского народа против правительства, которое этот народ угнетало.

Viva Cuba Libre!

Фидель Кастро впервые попытался взять власть 26 июля 1953 года — тогда группа вооружённых революционеров-идеалистов во главе с ним и его братом Раулем организовала штурм казарм Монкада. Именно эта дата в последствии вошла в название повстанческого движения, совершившего революцию 1959 года. Но та попытка провалилась и он был сначала заключен в тюрьму, а затем выслан в Мексику. В 1956 году братья Кастро вернулись вместе с собранным ими отрядом (в который так же входил присоединившийся к ним аргентинский революционер Эрнесто «Че» Гевара) на ставшей легендарной яхте «Гранма». Тогда Фидель объявил: «Мы будем свободны или мы будем мучениками». По началу их отряд был снова побеждён правительственными силами — тогда газета New York Times даже сообщила о его смерти. Но это было не так: потерпевший поражение отряд укрылся в горах Сьерра-Маэстра. Именно оттуда, залечив раны, Фидель Кастро и начал разворачивать то, что в итоге, завоевав поддержку широких слоев населения Кубы, стало общенародным движением. Особенно массовой эта поддержка стала после того, как Батиста отложил президентские выборы 1958 года, развязав самый настоящий террор против своих политических противников, которые подвергались арестам и пыткам. Всё это происходило на фоне роста безработицы в городах и беспросветной нищеты в деревне.

Впрочем, методы революционного движения Кастро на том этапе так же нельзя назвать вегетарианскими. С их стороны тогда звучали прямые угрозы кандидатам и избирателям на перенесенных выборах, что привело к их срыву в ряде районов из-за низкой явки. Тем не менее, когда по их результатам неожиданно стало известно о победе поддержанного Батистой кандидата Андреса Риверо Агуэро, это, по сути, окончательно обрушило старый режим. Люди сочли выборы сфальсифицированными, и поддержка Батисты в кубинском обществе окончательно рассыпалась. А после того, как двенадцатитысячная группировка правительственных войск не смогли выбить Кастро из его опорных пунктов и потерпела поражение, повстанцы воспользовались своим вновь возникшим, теперь уже не только политическими, но и военными преимуществом и пошли в генеральное наступление на столицу. Рано утром 1 января 1959 года Батиста бежал в Доминиканскую республику — он уже никогда не вернулся на Кубу и четырнадцать лет спустя умер в испанском городке Гуадальмина под Марбельей.

Patria о muerte!

8 января Фидель Кастро торжественно вошел в Гавану без единого выстрела и сформировал новое правительство, которое, первоначально, было скорее кубинским патриотическим, чем коммунистическим. Как, впрочем, и сам Фидель. В тот момент он ещё признавался в США, как полноправный глава государства. В апреле 1959 года он даже приехал туда с официальным визитом, встретившись с вице-президентом Ричардом Никсоном и редакторами ведущих американских изданий, перед которыми заявил, что он и его правительство «не коммунисты».

Первоначально США, в предварительном порядке, поддержали свержение режима Батисты, а Фидель Кастро, со своей стороны, еще не начал национализацию владений американских компаний на Кубе. Но уже к тому моменту население Кубы было воодушевлено обещанными им земельными реформами в интересах кубинских крестьян и декларациями установления справедливого общества для всех кубинцев. Кроме того, он вплотную занялся организованной преступностью, зачастую, имевшей американское происхождение. Были сразу же закрыты казино, ночные клубы и бордели, управляемые американской мафией и посещаемые американскими туристами. И это была очень популярная политика. Разумеется, не среди гангстеров. Известный мафиози Мейер Лански, которому пришлось бежать с Кубы, сказал, что Кастро «разорил его».

В 1960 году заместитель председателя Совета министров СССР Анастас Микоян посетил Кубу для подписания торгового соглашения, после чего политика национализации собственности иностранных компаний в стране была развёрнута в полной мере. И хотя окончательно о своей приверженности марксистско-ленининской политической платформе Фидель Кастро заявил только в 1965 году, а его «Движение 26 июля» тогда же стало Коммунистической партией Кубы, США начали вводить дипломатические и экономические санкции против Острова Свободы ещё за пять лет до этого. Советский Союз, быстро оценивший ситуацию, не остался в стороне. А уже через несколько месяцев после своего первого и единственного визита в США, в сентябре 1960 года Кастро демонстративно обнял главу советского государства Никиту Хрущёва на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, после чего СССР начал активно оказывать Кубе экономическую и военную поддержку.

Уже в следующем году Соединенные Штаты предприняли отчаянную попытку свергнуть Кастро, поддержав группу американских эмигрантов кубинского происхождения, организовавших антикастровскую мини-армию. Утром 17 апреля 1961 года их силы высадились в Заливе Свиней на южном побережье Кубы. Это вторжение окончилось жесточайшим провалом. Более того, во многом именно оно окончательно закрепило Фиделя Кастро у власти как лидера, который вышвырнул из страны империалистических захватчиков. Полагая, что кубинский народ сплотится вокруг «освободителей», ЦРУ, мягко говоря, сильно переоценило желание кубинцев быть «освобожденными». Вместо этого Фидель Кастро провозгласил Кубу социалистическим государством. Народ был сплочен больше, чем когда-либо, а провалившееся вторжение, в итоге, ускорило начало одного из самых опасных международных кризисов в истории.

В октябре 1962 года американский самолет-шпион обнаружил на Кубе строительство инженерных сооружений, предназначенных для развертывания советских ядерных ракет. И это происходило всего в 90 милях от Флориды. В ответ на американские обвинения, Советский Союз заявил, что это является ответом как на агрессию в Заливе Свиней, так и на американские ракеты, развёрнутые в Западной Европе. Несмотря на то, что ястребы в американском правительстве (в том числе и в ближайшем окружении президента) выступали за немедленный воздушный налет на советско-кубинские военные объекты, новый глава США Джон Кеннеди поступил более осторожно и ввел морскую блокаду острова, не пропустив советские корабли, плывшие к Кубе с ракетами на борту. Ситуация стремительно накалялась. Военное столкновение двух ядерных сверхдержав казалось неизбежным. «Я думал, что это последняя суббота, которую я увижу» — сказал потом министр обороны США Роберт Макнамара. Но мудрость возобладала. В обмен на согласие США никогда больше не вторгаться на Кубу (и, как выяснилось позже, на гарантии США убрать американские ракеты из Турции), Хрущёв вернул ракеты обратно в Советский Союз. А за Фиделем Кастро ещё сильнее закрепился героический ореол защитника своего народа, плечом к плечу со своими советскими союзниками выстоявшего против агрессии США.

El pueblo unido jamas sera vencido!

Однако внутри страны политический режим значительно ужесточился. Одновременно с проводимыми реформами, направленными на улучшение положения кубинского рабочего класса, были проведены очень жестокие репрессии против тех, кто так или иначе был связан с режимом Батисты, включая и тех, кто был захвачен в Заливе Свиней и мог иметь статус военнопленных по Женевской конвенции. Они подвергались судебному преследованию, тюремному заключению и смертной казни. Претензии, высказываемые Кубе международными гуманитарными организациями, состоят в том, что расстрелянные в тот период, быть может, и были виновны в тяжких преступлениях против своего народа, но осуждены и казнены они были с нарушением всех гражданских прав.

Это было одной стороной монеты. С другой стороны, на протяжении 1960-х годов революционное правительство Фиделя Кастро проводило социально прогрессивные реформы в интересах широких слоёв населения. Было на деле достигнуто общественное равенство для чёрных кубинцев (что сделало Кастро чем-то вроде идола для «движения за гражданские права» внутри самих США). Права женщин были также расширены. Право кубинцев на образование, медицину и жилье было закреплено законодательно. К концу десятилетия все кубинские дети посещали школу, что было совершенно неслыханно до 1959 года. Была практически ликвидирована неграмотность, а доступ к искусству и спорту был открыт для широких масс. Фактически, за десять лет были проведены все возможные прогрессивные реформы.

Две эти очень противоречивые стороны новой Кубы привели к сильной двойственности в том, как к Фиделю Кастро и Кубинской революция относятся во всем мире. И если в США и в странах, являющихся их ближайшими союзниками, мнение это скорее неблагоприятно, то в других частях мира Фиделя Кастро наоборот считают примером того, как надо улучшать жизнь своего народа. Ещё до прихода к коммунистическим идеям его цель состояла в том, чтобы вернуть Кубе суверенитет, а так же ликвидировать в её обществе нищету и неравенство. И очень скоро многие кубинцы с удивлением обнаружили, что, к примеру, в больнице можно лечиться бесплатно, не платя взяток и не проходя семи кругов унижений. И они это очень ценили.

Но эти достижения шли рука об руку с ограничением гражданских прав, число которых росло с годами. Отмена свободы слова, преследования политических оппонентов и журналистов, подавление религии, запрещение иностранных средств массовой информации — быть может, у него и были причины для многих из этих мер, но надо так же признать, что ограничения такого рода во всём мире и тогда, и сейчас воспринимаются довольно напряжённо. Имидж свободной Кубы не улучшал и тот факт, что, как сказал британский историк Эндрю Робертс: «Угонщики самолётов и террористы всех идеологий по всему миру кричали фразу „Отправьте меня на Кубу!“, когда собирались уйти от перспективы предстать перед правосудием». Правительство Фиделя Кастро, казалось, было полно решимости предоставить убежище всем, кто бы его об этом ни попросил. Надо ли говорить, что не все в мире были этому рады даже вне контекста противостояния советского и западного блоков.

Тем не менее, внутри Кубы тоже не всё было просто. Как и в остальных странах социалистического блока, зарубежные поездки там были очень сильно ограничены, но когда в 1980 году, желая выдворить из страны диссидентов, Фидель Кастро ненадолго разрешил эмиграцию для тех, кто больше не хотел оставаться на острове, произошёл настоящий исход: за несколько месяцев Кубу покинуло 125 000 человек. Причём, многие, не имея средств на переезд, переплывали во Флориду в ветхих лодках и на автомобильных покрышках. Впрочем, своей цели он достиг — протестный потенциал на Острое Свободы резко пошёл на спад.

Venceremos!

В отличии от многих участников бывшего социалистического содружества, Фидель Кастро не сдавался даже после распада Советского Союза в 1991 году и прекращения его экономической поддержки. Это едва не привело страну к голоду и вынудило прибегнуть к очень серьёзным мерам в экономике. В годы, ставшие известными как «особый период», продовольствие строго нормировалось, серьёзно сказывались нехватка топлива и медикаментов. Смертность возросла, периодически вспыхивали уличные протесты. Но Куба справилась и как-то смогла пережить самый тяжёлый период 90-х. А потом ей вновь удалось наладить сотрудничество с Россией и соратниками из Латинской Америки, такими, как Уго Чавес.

И в этом нет ничего странного, потому, что два этих лидера очень похожи. Оба они были очень популярны и даже любимы народом, оба не утратили эту популярность даже в особый период. Оба резко выступали за права людей, принадлежащих к самым обездоленным классам общества. А в Латинской Америке это — подавляющее большинство народа. Им обоим народ платил взаимностью и был готов перенести многое, понимая, что рядом находится ядерная сверхдержава, готовая в любой момент раздавить их страну, если они не будут едины.

Но время идёт. Поколение, помнящее Батисту, уходит. А для молодёжи кубинский социализм уже не представляет настолько большой ценности, как и всё, что воспринимается, как нечто само собой разумеющееся. Сейчас, во многом, он для них даже является обременением. Причина здесь ещё и в том, что быть социалистической страной при отсутствии социалистического содружества, крайне тяжело. Фактически, это гарантированная изоляция в той или иной степени. Не только страны, но и людей.

Нasta la victoria siempre!

Но по какой-то причине Куба не поддаётся. Упрёки, звучащие в её адрес, могут быть вполне справедливы. Но кубинское народное здравоохранение по прежнему одно из лучших в мире. И кубинское образование по прежнему бесплатно. Кубу до сих пор обвиняют в изъятии после революции частной собственности у тех, кто ею владел. Но освобождение одной части населения очень часто может иметь последствия в виде подавления другой. И разве нельзя обвинить в чём-то подобном любую политическую систему? А ведь на Кубе это было сделано однозначно в интересах абсолютного большинства.

Да, кубинское общество до сих пор, во многом, живёт на положении осаждённой крепости. Но какая нация не предпримет шагов, чтобы защитить себя? Тем более, когда рядом такой могучий враг. И это ещё одно объяснение такой огромной популярности лидера Кубинской революции. Но и здесь тоже была другая сторона. За свою долгую жизнь Фидель Кастро пережил более 600 заговоров с целью его свержения или убийства, многие из которых организовывались эмигрантами или даже вовсе самим ЦРУ. Но были и такие, которые осуществлялись самими кубинцами. И это тоже правда. Как и то, что было время, когда его правительство создавало «комитеты защиты революции» — местные организации «народной бдительности», которые отслеживали «подозрительное» поведение соседей на предмет «контрреволюционной деятельности». Что вне всякого сомнения насаждала атмосферу страха, психоза и подозрительности в обществе. Но и это далеко не первый случай в истории, когда борьба за свободу велась при помощи несвободы. Это парадокс, не свойственный одной только Кубе.

Кем был Фидель? Безусловно, он не был ангелом. Как и все люди его масштаба, он был очень сложной и очень неоднозначной личностью, в которой уживалось и совмещалось многое. За что-то его можно хвалить. За что-то его можно упрекать. Но то, что в США его имя часто помещают рядом с именами Гитлера и Пол Пота — это смешно, в первую очередь, для самих кубинцев. Подавляющее большинство из которых получили образование, работу, а иные из них и вовсе статус человека только благодаря Кубинской революции и лично Фиделю Кастро.

Каково положение Кубы сегодня? Вокруг неё продолжает царить напряжённость. По сути, она по-прежнему живёт с последствиями событий 1959 года, Залива Свиней и Карибского ракетного кризиса. Во взаимоотношениях с США некоторая разрядка наблюдалась во время президентства Барака Обамы, который стал первым действующим американским президентом, посетившим коммунистическую Кубу. Но сейчас противостояние снова усилилось. Нынешний глава Белого дома не демонстрирует дипломатических способностей и желания идти на компромисс с чужим суверенитетом. Однако же это не первый раз, когда Остров Свободы вынужден оправдывать своё прозвище. И, скорее всего, не последний.

Наследие Фиделя Кастро на Кубе продолжает жить, во многом, делая это вопреки всему. И это тоже один из его парадоксов. Впрочем, может ли быть иначе? Ведь, по сути, он — один из символов XX века. Тиран, боровшийся за права бедных. Народный герой, казнивший без суда. Такой же парадоксальный, неоднозначный и великий, как ушедший век. Который, быть может, когда-нибудь назовут «Эпохой Фиделя». И это будет вполне справедливо.
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 6256
19:39 07.05.2019
Страна победившей магии или то, что вы не знали о Китае
Почему проваливаются практически все российско-китайские проекты. Почему китайцы — не наши друзья. Четыре аксиомы китайской политической элиты. Почему китайская экспансия не грозит Дальнему Востоку и кто продвигает этот миф. Китайцы и трасгуманизм. Провинции-государства или миф о едином Китае. Об этом и многом другом беседуют ведущий Дмитрий Перетолчин и китаист Николай Вавилов.

Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 6256
10:57 11.05.2019
Восстание против времени
старики-разбойники и бабы-яги оккупировали мировые сцены

Эдуард Лимонов





Мы присутствуем в наши времена при удивительном современном феномене, когда мировые сцены оккупировали исполнители-старики.

Козлом скачет по сценам мира Мик Джаггер. Он моего возраста, родился в 1943 году. Несвеж, личико напоминает запущенный череп, но не прекращает концерты. Или вот родившийся в 1947 году Элтон Джон. Как человек, придумывая себе псевдоним, мог назвать себя Элтон ГЕРКУЛЕС Джон? Геркулес… Ну да ладно… Скандинавские сказители скальды изображены на старинных рисунках бородатыми сухими стариками. Традиция, стало быть, существовала.

Но вот с женщинами такой традиции старчества не существовало. Разве что традиция ведьм, но их обычно сжигали молодыми. Так было. Женщине больно видеть, как время меняет её лицо и тело. Женщине же — легенде должно быть просто невыносимо. Правда, в русском фольклоре существует персонаж Бабы-яги, но он скорее отталкивающий.

Потому female старались выйти из игры пораньше, как эта немка, как её, Марлен Дитрих? Или Грета Гарбо. Или в совсем новые времена Брижит Бардо. Прятали свое старчество. Не фотографировались. Скрывались.

Но вот только что восстала против здравого смысла и времени сама Чикконе, она же Мадонна.

То, что само её самонаименование кощунственно, меня как-то не колышет и не оскорбляет мои религиозные чувства, ну назвалась хамка Богоматерью, а вот её… как бы это помягче высказаться… её возраст — оскорбляет мои нерелигиозные чувства.

Ведь сама возрастная категория «женщина» подразумевает женщину, потому что немолодая, увядшая женщина называется по-иному — старуха. Во времена нормальные, то есть не наши с вами, старухи прятали свое старчество, на сцену не лезли.

Пару лет назад, в декабре 2017-го, Мадонна стала гостьей телешоу Live with Kelly and Ryan.

Ведущие сглупили и не удержались, затянули изрядно потолстевшую Мадонну в танец. Танец-то длился всего ничего, где-то с минуту. Но когда Мадонна села наконец в кресло, она долго не могла отдышаться. Она сама поставила себе тогда диагноз: «Всё, я теперь футбольная мать. Толстая футбольная мама». (Намек на ее приёмного чернокожего сына, ставшего футболистом).

Мадонна чуть ли не до шестидесяти лет была как кремень, мускулиста и в потрясающей физической форме. Годами она сидела на изматывающей диете. Вот сейчас перечислю ее блюда, вздрогнете от ужаса.

Горсть злаков со стаканом молока на завтрак.
200 граммов индейки с полгорстью свежих огурцов на обед.
Вечером — кусок дорадо и полчашки шпинату.

Сколь веревочка не вейся, однако…

Уже свои 60 лет она праздновала в Марокко, одетая в бесформенный балахон, скрывающий значительно увеличившиеся телеса.

Теперь она и вовсе живет в Португалии, наконец скрывается от поклонников, привычно ищущих глазами тренированный силуэт. Она разбухла. Естественная природа, возраст дали о себе знать. Ничего страшного, просто уйти от публики.

Но она обвиняет не природу, но публику:

«Недостаточно красива, недостаточно хорошо пою, недостаточно талантлива, недостаточно замужем, а теперь еще и недостаточно молода. Сейчас меня наказывают за мои 60 лет. Я борюсь с эйджизмом».

У нас в России есть русский вариант старушки-певицы, свой печальный пример. Вместо того чтобы уйти, спрятаться и никому не показываться, делает вид, что время остановилось, Алла Борисовна Пугачева. Ей и вовсе 70 лет. Лучше бы не изнуряла нас собой и спряталась. Но нет, и без стеснения российские СМИ, не имея совести, как в насмешку называют ее Примадонной. (Ну хорошо, хоть не Богоматерью.) И она не сердится на «Примадонну». Следовательно, согласна.

Я думаю, хорошо бы они смирились, дамы, хотя бы. У человечества не прибавилось ни сил, ни возможностей. Где-то лет двадцать назад выяснилось, что две третьих результатов в спорте не прогрессируют после 1980-х годов. Достигли потолка. Максимально возможный возраст человека держится между 115 и 120 годами.

Внешний вид человека, и мужчин и женщин, обязательно деградирует к возрасту шестидесяти, какие суровые диеты себе ни устанавливай и какие мышечные нагрузки ни взваливай на себя.

Короче, старение — неизбежно.

Со сцены надо уходить и не смешить, не раздражать (не вызывать в людях сострадание) публику собой.

И если старики еще напоминают бородатых скандинавских скальдов, выглядят уместнее, напоминают о традиции, то бабы-яги на подмостках планеты решительно не welcome.

Ну что делать. Еще Тит Лукреций Кар в свое древнее время написал поэму «О природе вещей».

И автору этой статьи 76 лет.
Link Complain Quote  
Go to the first message← Previous page

Return to the list of threads


Username
Thread:
B I U S cite spoiler
Message:(0/500)
More Emoticons
        
Forums
Main discussion
En/Ru discussion new
Russian forum
Users online
Translate the page
Мир стремительно меняется.. Жемчужные «драконы» готовятся к прыжку…экономика и политика Китая обретают ...
.
© PolitForums.net 2019 | Our e-mail:
Mobile version