Правила форума | ЧаВо | Группы

Страницы истории

Войти | Регистрация
К первому сообщению← Предыдущая страница Следующая страница →К последнему сообщению

СРАВНИМ ВИЗУАЛЬНО ВСЕ НЕМЕЦКИЕ ТАНКИ (нач ВОВ), СО ВСЕМИ СОВЕТСКИМИ

  souser
souser


Сообщений: 22290
15:01 09.08.2012
Forester - ну чего ты к столбу пристал со своими вопросами?
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
21:29 09.08.2012
souser писал(а) в ответ на сообщение:
>> У МЕНЯ ЗДЕСЬ МОРЕ АППОНЕНТОВ СРАЗНЫМИ МНЕНИЯМИ = ОДНАКО ОТ ИХ МНЕНИЙ МОЁ МНЕНИЕ НЕ МЕНЯЕТСЯ У телеграфного столба (сколько бы информации ни прошло через подвешенный на нём провод) мнение тоже не изменится...
quoted1

ЭТО ТВОЯ (вроде уже )18-я ТУПОСТЬ ГОЛОСЛОВИЕМ ПОДРЯД

ПОДТВЕРДИТЬ ТО ГОЛОУМАМ СВОЮ ПОДЛОСТЬ НЕЧЕМ

хитрым голословным дурням привет
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
21:34 09.08.2012
Сообщение проходит проверку модератором.

Иваноф писал(а) в ответ на сообщение:
> Не пристану. Общаться с таким олухом который вечно сливается и через неделю по новой начинает нудить на ту же тему мне не интересно. Ты слился и теперь в игноре. Буду теперь людям просто объяснять в чём ты лжёшь, чтобы они знали с каким фальсификатором и лжецом связались.P.S. Нашёлся тыкатель, сам из всех тем драпает признавая своё поражение, а туда же, предъявлять он мне будет, спортсмен с отбитой попой.
quoted1

в твоём голословном подлении и не сомневался

ох как тебе попа нормальных покоя не даёт - меняй и политическую ориентацию = ПИДОленин и не такому ваших своим примером научит

ты то КАК и ленин, - за отмену статьи гомикам ?
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
21:39 09.08.2012
souser писал(а) в ответ на сообщение:
Развернуть начало сообщения

>
>
>  
quoted1
А чё ему к СОуСКЕ приставать?
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
22:26 09.08.2012
Forester писал(а) в ответ на сообщение:
> Твой моя не понялЬ? Моя твоя спросилЬ о документах. Твоя моя эти документы давай-давай будет? Или твоя моя будет бла-бла-бла говорить?
quoted1

вам чё источников указанных у автора мало? - вы чтото опровергли?


Forester писал(а) в ответ на сообщение:
> МОЖ ВАМ НЕ ДОСТАЁТ ПОДТВЕРЖДЕНИЙ НАЗВАННЫХ ТАМ ФАКТОВ?Снизу книги перечислены источники с какими работал автор. Укажите, пожалуйста, хоть одну ссылку на документы. И желательно на архивные документы, коли вы говорите об "архивных фактах".
quoted1




ВЫ ВМЕНЯЕМЫ?
ДЛЯ СЛЕПЫХ ВЫДЕЛЯЮ КАПЛЮ АРХИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ ИЗ ССЫЛКИ

ИХ ВТОРОЙ РАЗ ПОТОРЯЮ ( мой пост вам от 04.08.2012 в 14:41) ИХ БЕСТОЛОЧИ (мож и третий раз повторить?

ТУПИ С ИФАШКОЙ

В ССЫЛКЕ ВЕЗДЕ ЕСТЬ ИСТОЧНИКИ ПРИКАЗОВ И Т.П.


http://lib.rus.ec/b/321849/read

ПРОТОКОЛЫ ДОПРОСА Д.Г. ПАВЛОВА
(почему генералам поменяли статью «Измена Родине» на статью «Халатность» или как Павлов «ослаблял мобилизационную готовность войск»)

Одной из странностей «Дела Павлова» было то, что обвинение на следствии и суде строилось по статье 58, «Измена Родине», а приговор был вынесен по статьям «Халатность» и «Неисполнение должностных обязанностей». Историк А.Б. Мартиросян дал такое объяснение этой «странности»: Сталин не мог позволить себе в условиях войны напрямую обвинять армейское начальство уровня командующих округов и армий в предательстве, т. к. это могло привести к полному развалу армии в условиях отступления и даже привести к самосудам солдат над командирами. Поэтому в приговоре Павлову, который потом отдельным приказом был зачитан по войскам, ни его, ни его подельников не обвиняли в предательстве. В протоколах допроса практически нет упоминаний о Директивах «от 12 июня» и о том, что, начиная с 18 июня, в ЗапОВО поступали команды о приведении этого округа в боевую готовность. А ведь именно их Павлов и не выполнил.

С одной стороны, надо учитывать, что следователей в июле 1941 г. не слишком интересовал вопрос о том, были или не были направлены в ЗапОВО такие приказы перед 22 июня. Они искали заговор, искали предателей. Тем более что наличие данных директив было для них очевидно, им и в голову не приходило, что через 30 лет сам бывший начальник Генерального штаба Г.К. Жуков будет всех уверять, что ни он, ни нарком обороны «не отдавали» в западные округа вообще никаких приказов о повышении боевой готовности и о выдвижении к границе. Точнее напишет, что нарком Тимошенко давал некие «рекомендации» командующим западными округами провести «учения в сторону границы». А еще Жуков будет всех уверять, что именно Сталин не дал им с Тимошенко привести войска на границе в боевую готовность, и из-за этого якобы и произошла трагедия 22 июня. Но в июле 1941 года такой вопрос перед следователями в принципе не стоял и его подследственным практически не задавали.

С другой стороны, есть еще одно объяснение того, почему в протоколах почти нет упоминаний об июньских Директивах «Для повышения боевой готовности…» и не делается подробный разбор того, что сделал или не сделал Павлов и ему подобные в связи с поступающими в округ приказами о повышении боевой готовности. Если делать упор именно на предвоенных действиях Павлова и подробно рассматривать именно то, как Павлов «ослаблял мобилизационную готовность войск», то судить его придется именно и только за предательство, т. к. прямое невыполнение приказов наркома фактически и есть измена. Видимо, Сталин сразу, уже на первом этапе следствия, дал следователям установку: в случае, если не будет прямого признания в военном заговоре и измене, акцент на предвоенных действиях Павлова и остальных не делать. По крайне мере, в четырех из пяти протоколов, опубликованных на сегодняшний день, именно эта тенденция и просматривается.

Если внимательно читать протоколы допроса генерала Павлова после его ареста 4 июля 1941 года (после того как рухнул Белорусский округ — Западный фронт и Минск был сдан уже 29 июня), можно найти подтверждение тому, что на определенном этапе в Белоруссии все вроде бы выполнялось, как и в соседнем Киевском округе, достаточно четко. Майско-июньские директивы из Москвы приходили вовремя и выполнялись штабом округа исправно, и окружные директивы частям округа на основании распоряжений Москвы (вроде как) отрабатывались. И Директиву от 10 июня на повышение боевой готовности и фактическое приведение в действие «планов прикрытия» Павлов получил тоже вовремя. Но основной саботаж был скорее в сроках исполнения приказов и директив Москвы («разгильдяйством» то, что началось в Белоруссии, «вдруг», в эти дни действия командования не назвать).

Необходимо достаточно подробно привести показания Павлова, т. к. это позволит лучше понять события, происходившие в те дни в Белоруссии. Именно подробное чтение данных протоколов дает более точное понимание действий Павлова о том, как он и его заместители «выполняли» данные директивы о повышении боевой готовности округа (выделения и подчеркивания в протоколах мои — для акцентирования внимания на датах и событиях).

Протокол первого допроса от 7.07.1941 г. возьмем из все того же «сборника Яковлева».
«№ 630. Протокол допроса арестованного ПАВЛОВА Д.Г.

7 июля 1941 г.

Допрос начат в 1 час 30 мин.

Вопрос: Вам объявили причину вашего ареста?

Ответ: Я был арестован днем 4 июля с. г. вДовске, где мне было объявлено, что арестован я по распоряжению ЦК Позже со мной разговаривал зам. пред. Совнаркома Мехлис и объявил, что я арестован как предатель.

Вопрос: В таком случае приступайте к показаниям о вашей предательской деятельности.

Ответ: Я не предатель. Поражение войск, которыми я командовал, произошло по не зависящим от меня причинам.

Вопрос: У следствия имеются данные, говорящие за то, что ваши действия на протяжении ряда лет были изменническими, которые особенно проявились во время вашего командования Западным фронтом.

Ответ: Я не изменник, злого умысла в моих действиях, как командующего фронтам, не было.

Я также не виновен в том, что противнику удалось глубоко вклиниться на нашу территорию.

Вопрос: Как же в таком случае это произоилло?

Ответ: Я вначале изложу обстановку, при которой начались военные действия немецких войск против Красной армии.

В час ночи 22 июня с.г. по приказу народного комиссара обороны я был вызван в штаб фронта. Вместе со мной туда явились член Военного совета корпусной комиссар Фоминых и начальник штаба фронта генерал-майор Климовских.

Первым вопросам по телефону народный комиссар задал: «Ну, как у вас, спокойно?» Я ответил, что очень большое движение немецких войск наблюдается на правом фланге, по донесению командующего 3-й армией Кузнецова, в течение полутора суток в Сувальский выступ шли беспрерывно немецкие мотомехколонны. По его же донесению, на участке Августов — со###кин во многих местах со стороны немцев снята проволока заграждения. На других участках фронта я доложил, что меня особенно беспокоит группировка «Бялоподляска».

На мой доклад народный комиссар ответил: «Вы будьте поспокойнее и не паникуйте, штаб же соберите на всякий случай сегодня утром, может, что-нибудь и случится неприятное, но смотрите, ни на какую провокацию не идите. Если будут отдельные провокации — позвонитё’. На этом разговор закончился.

Согласно указанию наркома я немедленно вызвал к аппарату ВЧ всех командующих армий, приказав им явиться в штаб армии вместе с начальниками штабов и оперативных отделов. Мною также было предложено командующим привести войска в боевое состояние и занять все сооружения боевого типа и даже недоделанные железобетонные».

По некоторым данным, Павлов имел разговор с Тимошенко еще раньше, чуть ли не из театральной ложи: он вечером был на спектакле в театре и разговаривал с Тимошенко по телефону, доставленному в театр специально для этого. Интересно именно поведение наркома обороны Тимошенко. Павлов явно подставляет наркома, дает намек, что в поведении наркома как минимум видно нечто странное: Тимошенко даже «в час ночи» не сообщает по спецсвязи командующему округом важнейшую информацию о том, что в округа уже пошла та самая «Директива № 1» Которая сообщает командованию западных округов дату вероятного нападения, 22–23 июня, и которая дает команду «быть в полной боевой готовности», встретить нападение немцев!

Тимошенко предлагает всего лишь утром собрать штаб округа, «на всякий случай», «может, что-нибудь случится неприятное». А ведь тот же нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов, которому Тимошенко за пару часов до этого, в 23.00 21 июня сообщает, что возможно утром будет война, отправив на флоты свой приказ-команду на перевод флота с повышенной БГ в полную, тут же начинает обзванивать флотское командование и доводить до них свой приказ еще и устно, открытым текстом, не опасаясь, что «могут подслушать враги», — ждите ВОЙНУ! А нарком и Командующий всей армии маршал С.К Тимошенко в эти же минуты Павловых в округах «успокаивает» по телефону: «Вы будьте поспокойнее и не паникуйте, штаб же соберите на всякий случай сегодня утром, может, что-нибудь и случится неприятное…» А ведь в это же время, к часу ночи, «Директива № 1» в Минск уже поступила (ее, правда, еще не расшифровали к 1.00), но об этом чуть позже.

«На это мое распоряжение Кузнецов ответил, что, согласно ранее мною данным указаниям, патроны войскам он раздал и в настоящее время приступает к занятию сооружений.

Командующий 10-й армией Пшубев доложил, что у него штабы корпусов после военной игры оставлены для руководств войсками на томместе, где им положено быть по плану. Я предупредил Голубева, чтобы он войска держал в полной боевой готовности и ждал моих дальнейших распоряжений.

Коробков, командующий 4-й армией, доложил, что у него войска готовы к бою. Боеготовность Брестского гарнизона он обещал проверить. На это я Коробкову указал, что гарнизон должен быть на томместе, где ему положено по плану, и предложил приступить к выполнению моего приказания немедленно».

В следующем протоколе от 9 июля Павлов укажет другую дату вывода частей из Бреста. Павлов явно испугался, зная, что в городе этих 3-х дивизий быть не должно. Но главное, в этом протоколе сказано, что «гарнизон должен быть на томместе, где ему положено по плану», и Коробков якобы получает команду от Павлова вывести дивизии из крепости только в ночь на 22 июня — «предложил приступить к выполнению моего приказания немедленно». «Приказанием» тут может быть только команда на вывод этих дивизий из крепости на рубежи обороны вокруг города согласно «плана прикрытия». Сам Коробков заявит на суде 22 июля, что никаких приказов от Павлова на вывод частей из Бреста он вообще не получал, ни в ночь на 22 июня, ни ранее. Также обратите внимание на то, как в это же время действует командующий 3-й армией генерал В.И. Кузнецов — «патроны войскам он раздал и в настоящее время приступает к занятию сооружений». Правда, Павлов приписывает себе заслугу в действиях Кузнецова…

«…От командующего 10-й армией — «все спокойно»; от 4-й армии — «всюду и все спокойно, войска выполняют поставленную вами задачу». На мой вопрос, выходит ли 22-я танковая дивизия из Бреста, получил ответ: «Да, выходит, как и другие части». Командующий 3-й армией ответил мне, что у него ничего нового не произошло. Войска Иванова — начальника укрепрайона — находятся в укреплениях, 56-я стрелковая дивизия выведена на положенное ей место по плану; 27-я стрелковая дивизия тоже на своем месте, она примерно за месяц до начала военных действий мною была переведена из со###кин — Гродно на Августов — Граево, Сухового. Эти места утверждены Генеральным штабом.

..Явившиеся ко мне в штаб округа командующий ВВС округа Копец и его заместитель Таюрский доложили мне, что авиация приведена в боевую готовность полностью и рассредоточена на аэродромах в соответствии с приказом НКО.

Этот разговор с командующими армий происходил примерно около двух часов ночи».

Тут Павлов уже хитрит, пытаясь не упоминать о том, что к этому времени — «окало двух часов ночи» — «Директива № 1» уже была и принята и расшифрована, но, похоже, Павлов о ней командующим армиями не сообщил.

«В 3 часа 30 минут народный комиссар обороны позвонил ко мне по телефону снова и спросил, что нового.

Я ему ответил, что сейчас нового ничего нет, связь с армиями у меня налажена и соответствующие указания командующим даны».

В это время никакой связи с армиями уже не было, но «Директиву № 1» в армии направили несколько раньше, около 3–00. Правда, не во все.

«Одновременно я доложил наркому, что вопреки запрещению начальником ВВСЖигаревым заправить самолеты бензином НЗ и заменить моторы за счет моторов НЗ я такое распоряжение отдал Копну и Таюрскому. Народный комиссар это мое распоряжение одобрил. Я обещал народному комиссару дальнейшую обстановку на моем участке доложить после вторичных переговоров с командующими армий».

Жигарев в это время был командующим ВВС Красной армии. Ссылаться на указания другого командира, конечно, можно, но не очень красиво. Зато сам Павлов и командующий авиацией округа И. Копец, по воспоминаниям летчиков этого округа, за пару дней до 22 июня и давали команды сливать топливо и снимать вооружения с истребителей, отменяя приказ по округу о приведении в боевую готовность истребительных авиаполков.

«Вопрос: Почему же все-таки немцам удалось прорвать фронт и углубиться на нашу территорию?

Ответ: На Брестском направлении против 6-й и 42-й дивизий обрушилось сразу 3 механизированных корпуса, что создало превосходство противника, как численностью, так и качеством техники. Командующий 4-й армией Коробков, потеряв управление и, по-видимому, растерявшись, не смог в достаточной мере закрыть основного направления своими силами, хотя бы путем подтягивания на это направление 49-й дивизии. На

6-ю и 42-ю дивизии на этот же Брестском направлении противником была брошена огромная масса бомбардировочной авиации. По докладу Коробкова, эта авиация со всей тщательностью обрабатывала расположение нашей пехоты, а пикирующие бомбардировщики противника выводили из строя орудие за орудием. Господство авиации противника в воздухе было полное, тем паче, что наша истребительная авиация уже в первый день одновременным ударом противника ровно в 4 часа утра по всем аэродромам была в значительном количестве выбита, не поднявшись в воздух. Всего за этот день выбито до 300 самолетов всех систем, в том числе и учебных. Все это случилось потому, что было темно и наша авиация не смогла подняться в воздух. Я лично не мог физически проверить, как была рассредоточена на аэродроме авиация, в то время как командующий ВВС Копец и его заместитель Таюрский, зам. по политчасти Листров и начальник штаба ВВС Тараненко доложили мне, что приказ наркома обороны о сосредоточенном расположении авиации ими выполнен».

Фраза «приказ наркома обороны о сосредоточенном расположении авиации ими выполнен» так записана в протоколе. Возможно, Павлов оговорился и хотел сказать: «приказ наркома обороны о рассредоточенном расположении авиации», а, возможно, случайно выдал реальное положение дел и подставил Тимошенко… Павлов пытается свалить вину на мертвого Копца, который якобы доложил Павлову, что авиация округа рассредоточена согласно Директивы Тимошенко от

19 июня за № Л/г 0042. Кстати, в этой директиве команда на маскировку и рассредоточение дается не только авиационным частям, но и прочим воинским подразделениям:
«№ 582. Приказ Комиссара обороны Союза ССР

№ Л/г 0042

19 июня 1941 г.

Совершенно секретно.

Экз. № 1
СОДЕРЖАНИЕ: О маскировке аэродромов, воинских частей и важных военных объектов округов.

По маскировке аэродромов и важнейших военных объектов до сих пор ничего существенного не сделано….

Скученное и линейное расположение самолетов на аэродромах при полном отсутствии их маскировки и плохая организация аэродромного обслуживания с применением демаскирующих знаков и сигналов окончательно демаскируют аэродром….

Аналогичную беспечность к маскировке проявляют артиллерийские и мотомеханизированные части: скученное и линейное расположение их парков представляет не только отличные объекты наблюдения, но и выгодные для поражения с воздуха цели….

Ничего не сделано по маскировке складов и других важных военных объектов.

ПРИКАЗЫВАЮ:

…3. Категорически воспретить линейное и скученное расположение самолетов; рассредоточенным и замаскированным расположением самолетов обеспечить их полную ненаблюдаемость с воздуха.

6. Округ<мм, входящим в угрожаемую зону, провести такие же мероприятия по маскировке: складов, мастерских, парков и к 15.07.41 обеспечить их полную ненаблюдаемость с воздуха.

7. Проведенную маскировку аэродромов, складов, боевых и транспортных машин проверить с воздуха наблюдением отв. командиров штабов округов и фотосъемками. Все вскрытые ими недочеты немедленно устранить.

8. Исполнение донести 1.07 и 15.07.41 через начальника Генерального штаба.

Народный комиссар обороны СССР маршал Советского Союза (С. Тимошенко)
Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии (Жуков)».

(РГВА. Коллекция документов. Машинопись, подлинник, автограф)



Все вроде бы хорошо. Вот только дату на исполнение тут Тимошенко дает интересную: к 15 июля! А ведь в эти дни дата «22 июня» для высшего руководства страны становится все более реальной. Ведь накануне, 18 июня, в западные округа направлен еще один приказ-телеграмма о приведении приграничных частей в боевую готовность (об этой телеграмме будет сказано на суде 22 июля), срок исполнения которой был — «к 24.00 21 июня»! А Тимошенко Директивой от 19 июня ставит задачу закончить рассредоточение и маскировку частей западных округов аж к 15 июля. Но так в армии не делается, нельзя дать команду привести в боевую готовность воинские части через 3 дня, к полуночи 21 июня, и на следующий день поставить срок рассредоточения и маскировки спустя 3 недели!

Армию нельзя долго держать в полной боевой готовности. Либо пора воевать, либо пора сливать топливо, сдавать боеприпасы на склады и возвращаться в казармы. Т. е. высшее военное командование, посылая 18 июня в округа телеграммы о приведении в боевую готовность, четко знало, что в ближайшие 4 дня возможно нападение Германии (и то, что высшее командование точно знало дату нападения — 22 июня, уже обсуждалось в предыдущих главах и будет рассматриваться дальше). И то же командование в лице того же Тимошенко устанавливает срок по рассредоточению и «маскировке аэродромов, воинских частей и важных военных объектов округов» аж на 15 июля?! Однако приказ о маскировке аэродромов и самолетов был не только 19 июня. М. Солонин в своей книге «Новая хронология катастрофы. Одесса-Киев» (М. 2010 г.) пишет, что 20 июня вышел еще один Приказ наркома о маскировке именно авиации, подписанный Тимошенко, Жуковым и Маленковым — № 0043. И в нем говорилось:

«Такое отношение [к маскировке] как к одному из главных видов боевой готовности ВВС дальше терпимо быть не может..

К 1 июля произвести маскировку всех аэродромных сооружений применительно к фону местности…

5 На лагерных аэродромах самолеты располагать рассредоточенно под естественными и искусственными укрытиями по окраинам летного поля, не допуская их расстановки по прямым линиям…».

И в этом приказе «п. 5.» авиаторы должны были выполнить немедленно, не дожидаясь «1 июля»! Правда, только в том случае, если бы они эту директиву от Павловых получили..

«Вопрос: Имели ли вы сообщение, что на границе появились самолеты противника?

Ответ: Такое сообщение я получил одновременно с начетом бомбежки.

Минский центральный пост ВНОС получил сообщение о перелете государственной границы авиацией противника через 4 минуты, а приграничные аэродромы это сообщение получили значительно раньше, но подняться в воздух не смогли, так как новой техникой в ночных полетах не овладели».

Для сравнения напомню, что в одном округе летчики на «устаревших» И-16 и на новейших МиГ-1 и Миг-3 смогли и перелететь на новые аэродромы в ночь на 22 июня, и в бой вступали. Да и первые сбитые Bf-109 над тем же Брестом были от действия тех же «устаревших» И-16.

«Вопрос: Расскажите, как дальше развивались события на фронте.

Ответ: Штабом фронта 23 июня была получена телеграмма Болдина, адресованная одновременно и в 10-ю армию, о том, что 6-й мехкорпус имеет только одну четверть заправки горючего. Учитывая необходимость в горючем, ОСГ (Отдел снабжения горючим) еще в первый день боя отправил в Барановичи для 3-го мехкорпуса все наличие горючего в округе, т. е. 300 тонн. Остальное горючее для округа по плану генштаба находилось в Майкопе. Дальше Барановичи горючее продвинуться не смогло из-за беспрерывной порчи авиацией противника железнодорожного полотна и станций…

Основной причиной всех бед считаю огромное превосходство танков противника и его новой материальной части и огромное превосходство авиации противника…»

Заявление о том, что в ЗапОВО у Павлова было всего 300 тонн горючего, вызывает недоверие у «разоблачителей сталинизма», мол, не может такого быть — «всего» 300 тонн на всю Белоруссию! Но слова из протокола не выкинешь. Впрочем, в задачи данного исследования все-таки не входит выяснение того, сколько топлива на самом деле было заготовлено в Белоруссии для нужд округа и почему немцам в той же Белоруссии в итоге досталось несколько десятков тысяч тонн топлива, которые они потом использовали в войне против нас.

«Вопрос: А в чем ваша персональная вина в прорыве фронта?

Ответ: Я предпринял все меры для того, чтобы предотвратить прорыв немецких войск. Виновным себя в создавшемся на фронте положении не считаю».

В принципе здесь Павлов почти не врет. После нападения Германии он действительно вроде бы делал все правильно (по мнению многих историков). Он и до

22 июня вроде делал все правильно и выполнял свои обязанности, и после 22 июня изображал что-то вполне «правильное». Но, похоже, именно изображал.

«Вопрос: Сколько времени вы командовали Западным Особым военным округом?

Ответ: Один год….

Вопрос: Если основные части округа к военным действиям были подготовлены, распоряжение о выступлении вы получили вовремя, значит, глубокий прорыв немецких войск на советскую территорию можно отнести лишь на счет ваших преступных действий как командующего фронтом.

Ответ: Это обвинение я категорически отрицаю. Измены и предательства я не совершал.

Вопрос: На всем протяжении госграницы только на участке, которым командовали вы, немецкие войска вклинились глубоко на советскую территорию. Повторяю, что это результат изменнических действий с вашей стороны.

Ответ: Прорыв на моем фронте произошел потому, что у меня не было новой материальной части, сколько имел, например, Киевский военный округ…»

Если части округа были подготовлены к войне, т. е. приведены в боевою готовность заранее, если приказ о «выступлении» в ночь на 22 июня сам Павлов получил вовремя, действительно, как еще объяснить разгром войск округа? Павлов заявляет, что против его войск действовала более мощная группировка немцев, чем против «соседей» на Украине (что правда), что войск в Белоруссии было меньше, чем в том же КОВО, и это «вполне логичное объяснение» так до сих пор и гуляет по тематической литературе. Правда, те же авторы умудряются «забывать», что разгром наших войск в той же Прибалтике произошел именно потому, что превосходство немцев там было чуть не трехкратное… А если приведение в БГ не состоялось? Если оно было сорвано или его вообще не было, как уверяют эти же историки? Так приводили ли заранее в боевую готовность войска в Белоруссии? Следователь и сам Павлов знают, что приводили… А вот начальник штаба 4-й армии генерал Сандалов прямо пишет, что: «…войска Западного Особого военного округа, как и 4-й армии, входившей в его состав, не были приведены в боевую готовность и 21 июня занимали крайне невыгодное положение, которое не позволило отразить первые мощные удары врага и повлекло большие потери и серьезные поражения в приграничных сражениях» (Сандалов Л.М. 1941. На московском направлении. — М.: Вече, 2006, с. 415). «Директива № 1» пришла в Минск не критически поздно, «к часу ночи», но разгром состоялся. Значит, Павлов все-таки что-то не сделал именно перед 22 июня. Жаль, что сам следователь эту тему не развил.

«Вопрос: Напрасно вы пытаетесь свести поражение к независящим от вас причинам. Следствием установлено, что вы являлись участником заговора еще в 1935 г. и тогда еще имели намерение в будущей войне изменить родине. Настоящее положение у вас на фронте подтверждает эти следственные данные.

Ответ: Никогда ни в каких заговорах я не был и ни с какими заговорщиками не вращался. Это обвинение для меня чрезвычайно тяжелое и неправильное с начала до конца. Если на меня имеются какие-нибудь показания, то это сплошная и явная ложь людей, желающих хотя бы чем-нибудь очернить честных людей и этим нанести вред государству.

Допрос окончен в 16 час. 10 мин.
Записано с моих слов правильно, мною прочитано. Д. Павлов

Допросили:

Врид зам. начальника следчасти 3-го Управления НКО СССР ст. батальонный комиссар Павловский.

Следователь 3-го Управления НКО СССР мл. лейтенант госбезопасности Комаров».

(ЦА ФСБ. Архивно-следственное дело № Р-24000, Лл.23–53- Рукопись, подлинник. Сохранены стиль и орфография документа.)



Следователь постоянно пытается «раскрутить» Павлова на «предательство и измену», но Павлов держится стойко. Он так и не признал «измены» ни до суда, ни на суде; и косвенно это говорит о том, что «недозволенных методов следствия» к нему не применялось, иначе он мог признать все, что угодно. Однако следователь указал Павлову на самое важное: «распоряжение о выступлении вы получили вовремя»1 Имеется в виду «Директива № 1 от 21.06.41 г.», которую Павлов передавал в войска почти 2 (два) часа. В ночь на 22 июня должны были привести в полную боевую готовность войска, которые уже должны были находиться в повышенной боевой готовности. И фраза «Если основные части округа к военным действиям были подготовлены» относится именно к выполнению Директив от 10–18 июня. А в последней Директиве мирного времени («№ 1») было сказано: «занять огневые точки» УРов на границе, рассредоточить на аэродромах перед рассветом авиацию («растащить по кустам за хвосты») и привести ПВО округов в повышенную боевую готовность.

Насчет нехватки новой материальной части Павлов, конечно же, врет. Новые танки Т-34 у него были в количестве 228 штук (почти вдвое меньше, чем в КОВО у Кирпоноса, но вполне достаточно, чтобы на узком театре военных действии, стесненном лесами и болотами, достойно встретить врага). Были и новые истребители МиГи. Первый таран в воздухе произошел именно в ЗапОВО у Павлова, и именно на МиГ-3- Но младший лейтенант Д. Кокорев пошел на таран именно потому, что по команде Павлова и командующего авиацией ЗапОВО Копца с части истребителей 21 июня сняли не только боеприпасы, но даже пушки и пулеметы. Так что, может быть, после 22 июня Павлов и делал все «правильно», но до 22 июня он натворил много «странного». Что и повлекло за собой все остальные поражения и трагедии…

Больше протоколов допроса Павлова в сборнике Яковлева нет. Открываем сборник документов В.П. Ямпольского «…Уничтожить Россию весной 1941 г.» (А. Гитлер, 31 июля 1940 года): Документы спецслужб СССР и Германии. 1937–1945 гг.», Сост. Ямпольский В.П., М., 2008 г., доступен также на сайте http://militera.lib.ru/ docs/ da/yampolski/index.html

В этом сборнике опубликованы 4 из 5 протоколов допроса Павлова. Протокол № 1 — это протокол от 7 июля 1941 г. Следующий допрос — 9 июля, затем — 11 июля, потом странный перерыв на 10 дней, до 21 июля, и допрос на судебном заседании 22 июля. Все эти протоколы Ямпольским приведены, не приводится только протокол от 21 июля, т. к. он засекречен до сих пор. Допросы ведутся в среднем по 3–4 часа, даже суд длился всего 3 часа, и только первый допрос от 7 июля продолжался почти 15 часов (но и протокол этого допроса самый большой).

По ходу допроса Павлов вроде бы признает и личную ответственность, и личную вину, но всячески уклоняется от признания именно заговора, организованного в сговоре группой командиров. Дело, конечно, отчасти в том, что обвинение по ст. 58 «Измена родине» вкупе с «Заговором, организованным группой лиц» означали для Павлова только расстрел. Тогда как «Халатность» и «Невыполнение своих должностных обязанностей» могли позволить отделаться понижением в должности и отправкой на фронт. И когда в Политбюро решался вопрос об участи Павлова и мере его наказания, то не все члены Политбюро голосовали именно за расстрел. На расстреле настоял Г.К. Жуков. Ему проще всего было это сделать, заявив, например, что его и наркома Директивы от 10–18 июня о повышении боевой готовности и о начале выдвижения частей к границе Павлов умышленно сорвал. А это в итоге действительно привело к гибели в Бресте трех дивизий, а потом к общему развалу фронта и сдаче Минска на 6-й день войны. Но вот что сам Павлов сообщает о событиях последней недели перед 22 июня и о том, как им выполнялись приказы из Москвы перед 22 июня.
«Протокол допроса арестованного Павлова Дмитрия Григорьевича.

Павлов Д. Г., 1897 года рождения, уроженец Горьковского края, Кологривского района, деревни Вонюх. До ареста командующий Западным фронтом, генерал армии, член ВКП(б) с 1919 г.

9 июля 1941 г.

Допрос начат в 12 час. 00 мин.

Ответ:.. мною был дан приказ о выводе частей из Бреста в лагеря еще в начале июня текущего года, и было приказано к 15 июня все войска эвакуировать из Бреста.

Я этого приказа не проверил, а командующий 4-й армией Коробков не выполнил его, и в результате

22-я танковая дивизия, 6-я и 42-я стрелковые дивизии были застигнуты огнем противника при выходе из города, понесли большие потери и более, по сути дела, как соединения не существовали. Я доверил Оборину — командир мехкорпуса — приведение в порядок мехкорпуса, сам лично не проверил его, и в результате даже патроны заранее в машины не были заложены».

Речь здесь идет о приведении мехкорпуса Оборина в боевую готовность до 22 июня. И Павлов опять уверяет, что отдал команду Коробкову на вывод дивизий из Бреста. Правда, на этот раз он говорит, что дал такую команду Коробкову чуть ли не в начале июня.

Однако в книге И.Б. Мощанского «Утрата-Возмездие» (М., 2009 г.) говорится, что на артполигоне 4-й армии, южнее Бреста, на утро 22 июня намечалось провести в присутствии представителей округа и Москвы запланированное опытно-показательное учение на тему: «Преодоление второй полосы обороны укрепленного района». К учениям предполагалось привлечь подразделения 459 стр. полка и 472 артполка 42 стр. дивизии, а также два батальона 84 стр. полка 6 стр. дивизии, дислоцированные в Бресте. Кроме того, к учению привлекался весь высший и старший комсостав 4-й армии до командиров отдельных частей включительно. Перед учениями собирались показать командному составу боевую технику, для чего на полигон пригнали танки Т-26, Т-38, бронеавтомобили, привезли артиллерию, стрелковое оружие, средства связи.

Подготовкой показа занимался командир 22 танковой дивизии. 20 июня Коробкову пришла телеграмма из округа, подтверждающая проведение учений: «Учения 42 стрелковой дивизии провести на одном из учебных фронтов второй полосы долговременной обороны укрепленного района. Для увязки вопросов организации учения 21.06.41 выезжают представители Наркомата обороны. 20.06.41. Климовских». Вечером 21 июня Павлов отложил, но не отменил учения. Техника осталась на полигоне в ночь на 22 июня, а командиры, вызванные на учения, возвратились в свои части. А утром 22 июня немцы просто расстреляли, как в тире, выставленную на полигоне технику, в которой практически не было экипажей и обслуги. Конечно, это была не вся боевая техника брестских дивизий, но командование в любом случае обязано было отменить всякие «учения» и «занятия» и вернуть ее в части после шифровки ГШ от 18 июня — помните приказ по 12-му мк ПрибОВО от 18 июня?

Запретить Павлову отменить эти «показательные занятия» с присутствием представителей Наркомата обороны могла только Москва. Но не думаю, что Павлов обращался с этим вопросом в НКО или в ГШ: он и приказы о повышении боевой готовности не выполнял, и «плановые занятия» не отменял.

В протоколе от 9 июля Павлов заявляет, будто давал команду на вывод частей из Бреста «в лагеря еще в начале июня», а не в ночь на 22 июня, как в протоколе от 7.07.1941 года. И что им «было приказано к 15 июня все войска эвакуировать из Бреста». И он опять сваливает всю ответственность на подчиненного, теперь — на Коробкова, мол, тот не выполнил его приказов.

Павлов уверяет, что еще до 15 июня дал команду вывести дивизии из Бреста и при этом не отменил «показательные занятия» с техникой этих дивизий, назначенные на 22 июня? Но если бы Павлов такие команды дал в начале июня, то никаких «занятий» и «учений» под Брестом на 22 июня не планировали бы. Какие, к черту, «занятия» 22 июня, если еще 10 пришла Директива НКО о повышении боевой готовности частей округа и о занятии ими рубежей обороны, а 18–19 июня — телеграмма об отводе приграничных частей на рубежи обороны? Если бы эти дивизии были выведены из Бреста, то некому и не с кем было бы проводить «занятия», на которые приезжали даже командиры из Москвы. Но главное то, что, уже получив Директиву от 10 июня, Павлов обязан был отменить все «учения» мирного времени и вернуть технику в расположения! А получив 18–19 июня телеграмму ГШ, эти дивизии должны были выводиться из города на рубежи обороны.

«…В отношении строительства УРов я допустил со своей стороны также преступное бездействие… В результате моей бездеятельности УРы к бою готовы не были. Из 590 сооружений было вооружено только 180–190 и то очень редкими узлами. Остальные бетонные точки пришлось использовать как временно пулеметные гнезда и убежища. Такое положение сУРами дало возможность противнику безнаказанно их обходить и форсировать.

…Я допустил беспечность с выдвижением войск к границе.

Вместо того чтобы, учитывая обстановку за рубежом, уже в конце мая месяца вывести все свои части на исходное положение и тем самым дать возможность принять правильные боевые порядки, я ожидал директив Генштаба, пропустил время, в результате чего затянул сосредоточение войск, так что война застала большую половину сил намарше в свои исходные районы».

Здесь Павлов, откровенно говоря, валяет дурака. От него не требовалось выводить войска округа на рубежи обороны «уже в конце мая». Кирпоносу в соседнем КОВО за подобную прыть не просто так настучали по голове телеграммами от 10–11 июня. В конце мая от Павлова требовалось отработать План прикрытия округа и ждать дополнительной команды на исполнение этого плана. И он до 10 июня так и делал. Майскую директиву он выполнил, и План прикрытия штабом округа был вроде как разработан. А дальше он сделал то же самое, что и Кирпонос — после получения Директив от 10–12 июня определил выход частей на рубежи обороны аж к началу июля. Однако и эти даты устанавливала Москва — НКО и Генштаб, Тимошенко и Жуков. При этом Павлов признает, что именно он «затянул сосредоточение войск, так что война застала большую половину сил на марше в свои исходные районы», но свалил вину за это и на Генштаб. Мол, «я ожидал директив Генштаба, пропустил время…». Так получал Павлов Директивы из ГШ на приведение своих частей в «повышенную боевую готовность» в середине июня и вывод их на рубежи обороны, «утвержденные Генеральным штабом»?

Конечно, получал. И хоть и с опозданием, войска к границе выдвигал…

И это подтверждается документами. 18 июня в Минск пришла директива, подписанная Ватутиным, которой предписывалось указанные в Директиве для ЗапОВО от 10 июня корпуса в спешном порядке 20 июня грузить в эшелоны и отправлять к месту сосредоточения, т. е. уже после указания «вывод указанных войск закончить к 1 июля 1941 года» ставится задача на ускорение движения (эти документы показаны в предыдущей главе). Так что движение войск в ЗапОВО к границе осуществлялось, а приказ, подписанный Ватутиным, подтверждает, что в округа 18 июня пошли указания на ускорение этого движения. И делалось все это потому, что 17 июня из Берлина поступило донесение военно-морского атташе Воронцова с точной датой и временем нападения, а в полосе ЗапОВО 18 июня был проведен облет границы на У-2, после которого задача округам ставилась с учетом даты вероятного нападения — 22 июня. Однако в реальности вывод войск был сорван: к 22 июня дивизии все еще были на марше, а брестские вообще с места не тронулись.

«В отношении складов. Я д
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
22:37 09.08.2012

http://lib.rus.ec/b/321849/read

МОЖ И ЗДЕСЬ ССЫЛОК НА ИСТОЧНИКИ ССЫЛКИ НЕ НАЙДЁШЬ?

ЧТО КРАСНЫЕ ВСЕ ЧТОЛИ ТАКИЕ ДИБИЛЫ????

НУ ЕСЛИ И ПОСЛЕ ЭТОГО ТЕБЕ ИСТОЧНИКОВ ССЫЛКИ НЕ ХВАТИТ...

ЧИТАТЬ УМЕЕШЬ? - как это можно не заметить?

ДАТА 22 ИЮНЯ В ДОКУМЕНТАХ
(как западные округа приводились в боевую готовность и кто же несет основную ответственность за трагедию 22 июня)

Рассмотрим,
какие Директивы шли в западные округа в последнюю неделю перед 22 июня и в какой мере они подтверждают или опровергают мемуары маршалов. Но сначала посмотрим, могли ли наши генералы сознательно игнорировать прямые приказы НКО и ГШ о приведении частей западных округов в повышенную боевую готовность и выдвижении их к границе в районы сосредоточения. Аргумент у сомневающихся примерно такой: не могли наши генералы в преддверии войны на истребление пойти на предательство, у них не было шансов уцелеть в случае поражения СССР. Другая часть «аргументов» — то, что «без воли тирана ничего в стране не могло происходить», т. е. Павлов и ему подобные действовали по личному указанию Сталина, а некие «отклонения» от «генеральной линии партии» если и были, то либо благодаря «личной смелости» генералов, не боявшихся поднимать части и целые флоты по тревоге в порядке «личной инициативы», либо по личному же «разгильдяйству» отдельных командиров. И, следовательно, это «личное разгильдяйство» и стало причиной разгрома наших войск, например, в Белоруссии.

Для примера — на одном из сайтов в очередной раз сцепились «сталинист» и «разоблачитель сталинизма».


«Сталинист»: «…практически ВСЕ аэродромы и моторизованные базы советских войск были дезавуированы и уничтожены уже в первые часы войны непрерывным «огненным штурмом» люфтваффе! Большая часть наших самолетов даже не взлетела! После чего уничтожение советской кадровой армии воистину стало неизбежным, «делом техники»».

«Разоблачитель»: «Так по чьему указанию на всех фронтах были так расположены аэродромы и самолеты на них. Уж не генерал ли Павлов распорядился? Нет, все не так. Это уровень не генерала, а высшего руководства страны…

«…отдавались приказания отвести танки в парк, сдать снаряды на склад…тяжелую артиллерию оставили без тягачей, в некоторых местах сливали горючее из баков танков и самолетов (!).»

— Кто именно отдавал данные указания?..»

Следующий «аргумент» «разоблачителей», мол, тет никаких документов, подтверждающих факт приведения в боевую готовность частей западных округов, о которой все уши прожужжали мухины-мартиросяны», и, значит, никакого «приведения в боевую готовность» вовсе не было. Одни только «фантазии и голословные утверждения»…

Итак, придется рассмотреть, как наши генералы выполняли свои обязанности и приказы Москвы на выдвижение войск к границе после 15 июня. Что делалось по приказу из Москвы, а что — «по собственной инициативе» (кто давал прямые приказы на разоружение частей даже 21 июня, рассмотрим в последней главе). Были или не были на самом деле Директивы о «повышении боевой готовности» перед нападением Германии 22 июня и что вообще представляют собой директивы предвоенных дней? Для этого придется привести Директивы НКО и ГШ тех дней. А позже и протоколы допросов командующего ЗапОВО Павлова и его замов, расстрелянных по «злой воле тирана Сталина», пытавшегося таким образом «свалить вину на несчастных генералов, которые боялись его до смерти и все делали только и исключительно по команде деспота».

Директивы о начале выдвижения к государственной границе придется приводить подробно еще и потому, что неугомонные резуны -солонины, «разоблачители сталинизма», именно на эти Директивы и намекают, говоря о том, что Сталин «собирался первым напасть на Германию. Таким образом, мы попытаемся сами также увидеть, есть ли в Директивах НКО и ГШ от мая-июня 1941 г. какие бы то ни было подтверждения «агрессивных намерений» Сталина и СССР. Хотя нас эти Директивы интересуют только с точки зрения подготовки Красной армии к началу войны и к будущему нападению Гитлера 22 июня: что требовали выполнить эти директивы, что было или что не было сделано командованием западных округов согласно этих Директив.

Наиболее подробно о событиях последних дней перед 22 июня в КОВО рассказали в своих мемуарах еще маршал И.Х. Баграмян, маршал Рокоссовский и другие генералы и маршалы, в том числе тот же Г.К. Жуков. Надо только внимательно читать эти воспоминания и знать, на что стоит обращать внимание. В предыдущей главе эти «мемуары» рассматривались и разбирались достаточно подробно, теперь посмотрим, подтверждают ли слова маршалов известные на сегодня и опубликованные документы тех дней июня 1941 года.

Посмотрим на документы, что опубликованы в достаточно известном сборнике документов от 1998 г., составленном под руководством Яковлева А.Н. и опубликованном международным фондом «Демократия». Сборник называется «Россия XX век. Документы. 1941 год. Книга вторая.». Составляли сборник 20 человек: Л.Е. Решин, ЛАБезыменский, В.К. Виноградов и пр. Научный редактор В.П. Наумов. В редакционный совет входили достаточно известные «борцы с тоталитаризмом», «разоблачители сталинизма» и советской власти: А.Н. Яковлев (председатель), Е.Т. Гайдар, С.В. Мироненко, Р.Г. Пихоя, Е.М. Примаков, А.Н. Сахаров, Г.Н. Севостьянов, СА. Филатов, АО. Чубарьян, В.Б. Юмашев. В подготовке сборника принимали участие: Архив внешней политики РФ, Архив Президента РФ, Архив Службы внешней разведки РФ, Российский государственный военный архив, Российский государственный архив экономики, Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории, Центр хранения современной документации, Центральный архив МО РФ, Центральный архив ФСБ РФ. («Россия. XX век. Документы. 1941 в 2-х книгах. Книга вторая». Под ред. акад. А.Н. Яковлева. В 2 кн. Кн. 2. Сост. Л.Е. Решин и др.; Под ред. В.П. Наумова; Вступ. ст. акад. А.Н. Яковлева. — М.: Международный фонд «Демократия», 1998. Подписано в печать 12.05.98 г. Тираж 3000 экз.)

Пришлось подробно привести все данные этого сборника, чтобы показать всю «солидность» данного издания и весомые фамилии его составителей (тот же Гайдар не только «экономист», но еще и «историк»). Сборник есть и в Интернете: http://militera.lib.ru/docs/0/ 1941–2.html# Тос2 421 490 (В «простонародье» интернетовском его называют «Малиновкой».)

Посмотрим, какие документы из этого сборника могут подтвердить или опровергнуть слова И.Х. Баграмяна, сказанные им в 1971 году, о последних предвоенных Директивах из Наркомата обороны и Генштаба. Были или не были в западных округах разработанные «планы обороны» и «планы прикрытия» и как они выполнялись? Ведь некоторые «историки» заявляют, что никаких «планов обороны» и «планов прикрытия» вообще не было в Красной армии… Начнем прямо по мемуарам маршала Баграмяна, с «майской директивы» Генерального штаба, которая подробно расписывала командованию западных округов действия войск на случай нападения Германии и предписывала к конкретной дате разработать «планы прикрытия». Директивы придется приводить достаточно подробно, не выдергивая фразы из контекста.

Баграмян: «..В начале мая мы получили оперативную директиву народного комиссара обороны, которая определила задачи войск округа на случай внезапного нападения гитлеровцев на нашу страну…»

Дальше Баграмян пишет, что «…отражение возможной агрессии предусматривалось планом прикрытия государственной границы. Однако к тому времени этот план не был еще утвержден Москвой. Видимо, поэтому народный комиссар решил специальной директивой повысить боевую готовность западных приграничных округов. Задачи ставились конкретные: своевременно выявить сосредоточение войск наших вероятных противников, группировку их сил; не допустить вторжения войск агрессора на территорию СССР; быть готовыми упорной обороной надежно при крыть мобилизацию, сосредоточение и развертывание войск округа…».

Т. е. округа к маю 1941 года должны были иметь некие свои «Планы Прикрытия», но планы эти еще не были подписаны и утверждены в Москве. А так как международная обстановка в эти дни стала резко меняться (пали Югославия и Греция), Москва и дала команду округам в спешном порядке, к концу мая 1941 г., разработать новые «Планы Прикрытия» и обороны.

В упомянутом выше сборнике приводится Директива НКО и ГШ на разработку «Плана Прикрытия», а точнее «плана развертывания» для ЗапОВО, от апреля 1941 года. И надо сказать, что он сильно отличается от того, что отработал Генштаб для округов в мае.

*№ 425
Директива Наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной армии командующему войсками ЗапОВО генерал-полковнику Д.Г. ПАВЛОВУ

б/н [апрель 1941 г.]

Совершенно секретно

Особой важности.

В одном экземпляре

Карта 1:1 000 000.

Приказываю приступить к разработке плана оперативного развертывания армий Западного Особого военного округа, руководствуясь следующими указаниями.

1. Пакты о ненападении между СССР и Германией, между СССР и Италией в настоящее время, можно полагать, обеспечивают мирное положение на наших западных границах. СССР не думает нападать на Германию и Италию. Эти государства, видимо, тоже не думают напасть на СССР в ближайшее время.

Однако учитывая:

а) происходящие события в Европе — оккупацию немцами Болгарии, объявление ими войны Югославии и Греции;

б) подозрительное поведение немцев в Финляндии и Румынии;

в) сосредоточение Германией к границам СССР значительных сил;

г) заключение Германо-Итало-Японского военного союза, острие которого, при наличии перечисленных выше обстоятельств, может быть направлено против СССР, необходимо при выработке плана обороны СССР иметь в виду не только таких противников, как Финляндия, Румыния, Англия, но и таких возможных противников, как Германия, Италия и Япония.

Вооруженное нападение Германии на СССР может вовлечь в военный конфликт с нами Финляндию, Румынию, Венгрию и других союзников Германии. Поэтому оборона западных границ СССР приобретает исключительное значение.

2. В случае войны с нами Германия из имеющихся у нее 225 пехотных, 20 танковых и 15 моторизованных дивизий сможет направить против наших границ до 200 дивизий, из них до 165 пехотных, 20 танковых и 15 моторизованных.

Развертывание главных сил немецкой армии наиболее вероятно на юго-востоке, с тем, чтобы ударом на Бердичев, Киев захватить Украину.

Этот удар, по-видимому, будет сопровождаться вспомогательным ударом из Восточной Пруссии на Двинск и Ригу или концентрическими ударами со стороны Сувалки и Бреста наВолковыск, Барановичи.

В этом случае против войск Северо-Западного и Западного наших фронтов надо ожидать развертывание немцами до 40 пехотных дивизий, 3–4 танковых и 2–4 моторизованных дивизий.

Не исключена возможность, что немцы сосредоточат свои главные силы в Восточной Пруссии и на Варшавском направлении с тем, чтобы через Литовскую ССР нанести и развить удар на Ригу или на Ковно, Двинск. Одновременно необходимо ожидать вспомогательных, сильных ударов со стороныЛомжа и Бреста, с последующим стремлением развить их в направлении Барановичи, Минск.

При этом варианте действий Германии надо ожидать, что немцы против наших Северо-Западного и Западного фронтов развернут до 130 дивизий и большую часть своей авиации.

I. Основными задачами для войск Западного фронта ставлю:

1. В период отмобилизования и сосредоточения войск — упорной обороной, опираясь на укрепленные районы, прочно прикрывать наши границы и не допустить вторжения противника на нашу территорию….

VI. Настоящему плану развертывания присвоить условное наименование.

План вводится в действие при получении шифрованной телеграммы за моей и начальника Генерального штаба КА подписями следующего содержания: «Приступить к выполнению».

2. Военному совету и штабу Западного Особого военного округа надлежит к 1941 году в Генеральном штабе КА разработать:

а) план прикрытия и обороны на весь период сосредоточения;

б) план сосредоточения и развертывания войск фронта;

в) плана выполнения первой операции 13 и 4 армий и план обороны 3 и 10 армий;

г) план использования и боевых действий авиации;

д) план устройства тыла и материального обеспечения, санитарной и ветеринарной эвакуации на первый месяц войны;

е) план устройства связи на период прикрытия, сосредоточения и развертывания войск фронта;

ж) план ПВО;…

Начальники родов войск и служб округа к разработке плана не допускаются и могут привлекаться только как консультанты по специальности.

Документы плана пишутся только от руки или печатаются на машинке лично командирами, допущенными к разработке плана. По окончании разработки все материалы при описи сдаются начальнику Оперативного управления Генерального штаба КА.

Приложения: 1. Схема развертывания армий Западного фронта на карте 1 000 000 в одном экземпляре;…
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза (С. Тимошенко)
Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии (Г. Жуков)

(ЦА МО РФ. Ф. 16. Оп.2951. Д.237. Лл.48–64. Рукопись на типографском бланке: «Народный комиссар обороны СССР». Незаверенная копия.)…»

Как видите, и в самом тексте Директивы нет дат и сроков исполнения («надлежит к [???] 1941 году в Генеральном штабе КА разработать: а) план прикрытия и обороны…), и в сносках дата документа не указана.

Маршал Рокоссовский писал, что «планы прикрытия» менялись и отрабатывались в приграничных округах достаточно часто: «..Имелся четко разработанный план прикрытия и развертывания главных сил; он менялся в соответствии с переменами в общей обстановке на данном театре….»

(Примечание: По мнению некоторых исследователей, например СЛ. Чекунова (на форуме «Милитера» известен как «Сергей ст.»), данные директивы для округов от «апреля» 1941 года так и остались на бумаге:

— Мое мнение по разработке ПП до майских директив (сформировано по документации КОВО). ПП в округах разрабатывались на основе декабрьских директив [1940 г.]. В марте месяце были уточнены. Документы, которые известны как «апрельские директивы» на разработку никак не повлияли, возможно, что их и не отправляли в войска, а в архиве лежат черновики. В том, что апрельские документы, если они и были отправлены, не влияли на разработку ПП я уверен, т. к существуют дела по разработке ПП в КОВО, и там просто места нет этим документам…

— «Апрельскими директивами» Вы именуете документы типа 425 в малиновке (на разработку «больших» оперпланов) или же какие-то специальные отдельные директивы на разработку планов прикрытия?

— Типа 425-го. Кроме оного я читал аналогичные по ПрибОВО, ЛВО, АрхВО…

— А у АрхВО-то кто вероятным противником-то назначен?

— Финляндия. Вот как, например, обозначалось все это в директиве на ЛВО:

«I. Пакты о ненападении между СССР и Германией, СССР и Италией и только что заключенный пакт о нейтралитете между СССР и Японией в настоящее время, можно полагать, обеспечивают мирное положение на наших западных и восточных границах. СССР не думает нападать на Германию, Италию и Японию. Эти государства, видимо, тоже не думают напасть на СССР в ближайшие месяцы.

Однако учитывая:

а) оккупацию немцами Болгарии, объявление ими войны Югославии и Греции;

б) подозрительное поведение немцев в Финляндии и Румынии;

в) сосредоточение Германией к границам СССР значительных сил;

г) заключение Германо-Итало-Японского военного союза, острие которого при наличии перечисленных выше обстоятельств может быть направлено против СССР, необходимо при выработке плана обороны СССР иметь в виду не только таких противников, как Финляндия, Румыния, Англия, но и таких возможна противников, как Германия, Италия и Япония. Отсюда войска Ленинградского военного округа в случае провокации со стороны Финляндии должны быть готовы к боевым действиям против армии Финляндии, усиленной войсками немцев, шведов или других сторон, состоящих в военном союзе с немцами…»

Почему Швеция упоминается? Так, в финскую с нами воевали и шведские «добровольцы»…)

Таким образом, можно сделать вывод, что к июню 1941 года Планы прикрытия разрабатывались именно на основании утвержденных «Соображений» «Шапошникова» от августа-октября 1940 года и с декабря 40-го эти планы несколько раз менялись. А в начале мая в западные округа пошли Директивы на разработку уже новых «планов прикрытия» госграницы. И Баграмян пишет, что в конце этой майской директивы было указано, что «Все эти перемещения войск должны были начаться по особому приказу наркома…». Вот текст этой «майской директивы» из сборника от 1998 г. (Все выделения и подчеркивания в документах и директивах мои. Желающие могут самостоятельно изучить текст в полном объеме в Интернете, любой из приводимых документов. — К.О.)
«…№ 482. Директива Наркома Обороны СССР и начальника Генштаба Красной армии командующему войсками КОВО

№ 5038б2/сс/ов [не позднее 20 мая 1941 г.]

Совершенно секретно

Особой важности

Экземпляр № 2

Карта 1:1 000 000.

Для прикрытия мобилизации, сосредоточения и развертывания войск округа к 25 мая 1941 года лично Вам с начальником штаба и начальником оперативного отдела штаба округа разработать:

1. Детальный план обороны государственной границы от оз. Свитязское до Липканы;

2. Детальный план противовоздушной обороны.

Задачи обороны:

1. Не допустить вторжения как наземного, так и воздушного противника на территорию округа.

2. Упорной обороной укреплений по линии госграницы прочно прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание войск округа…

Оборону государственной границы организовать, руководствуясь следующими основными указаниями:

1. В основу обороны положить упорную оборону укрепленных районов и созданных по линии госграницы полевых укреплений… Обороне придать характер активных действий. Всякие попытки противника к прорыву обороны немедленно ликвидировать контратаками корпусных и армейскихрезервов…

IX. Общие указания.

1. План прикрытия вводится в действие при получении шифрованной телеграммы за моей, члена Главвоенсовета и начальника Генерального штаба Красной Армии подписями следующего содержания: «Приступите к выполнению плана прикрытия 1941 года.

2. Первый перелет и переход государственной границы нашими частями может быть произведен только с разрешения Главного Командования.

3. План прикрытия должен состоять из следующих документов:…
Народный Комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
Начальник Генерального штаба КА генерал армии Г. Жуков

(ЦАМО РФ. Ф. 16. Оп.2951. Д.2 59- Лл. 1 -17. Рукопись на бланке: «Народный комиссар обороны СССР».

Имеются пометы: «Исполнено в 2-х экз. № 1 — Комвойсками КОВО, № 2 — в дело Оперативного] Упр[явления] Генштаба. Исполнил зам. нач. Опер. Упр. генерал-майор Анисов». Копия заверена зам. начоперотдела Генштаба КА генерал-майором Анисовым 7 мая 1941 г.)»


Обратите внимание, в Директиве на разработку в КОВО «Плана обороны» уже предусматривается определение для конкретных частей места возможных районов обороны, районов сосредоточения. Например, для 31, Зб и 55 стрелковых корпусов резерва четко указаны места сосредоточения и также указано, где округам необходимо «подготовить противотанковые районы и тыловые оборонительные рубежи…» для этих корпусов:

«..Кроме того, в период с 4 до 15 дня мобилизации сосредоточить:

31 стр. корпус (193, 195, 200 сд) в районе Ковель, Сокуль, Трояновка;

36 стр. корпус (140, 146, 228 сд) в район…

55 стр. корпус (130,169,189)иЗ противотанковую артиллерийскую бригаду в район…

Задачи резерва командования КОВО:

1. Подготовить противотанковые районы и тыловые оборонительные рубежи:

а) 31 скна фронте Не. Выжва, Турийск, Туличев;… и т. д….»

На основании этих указаний штаб округа разрабатывал свой план обороны и указывал места дислокации этих частей в окружном плане. И это именно план обороны, а не нападения, как хотелось бы утверждать резунам-солониным.

Дата отправки этой Директивы в сборнике вроде бы не указана: «[не позднее 20 мая 1941 г.]» Но Баграмян четко написал, что именно в первых числах мая она пришла в Киевский округ. Яковлев, со товарищи указали «дату» «не позднее 20 мая», а в самой Директиве сказано — «к25мая 1941 года…разработать: 1. Детальный план обороны государственной границы…». Мол, в ГШ не совсем умные люди сидели, шлют Директивы в округа и сроки на исполнение важнейшего документа выдают нереальные… Но примерную дату этой Директивы ГШ можно увидеть в конце документа, в «пометках» — «Копия заверена… 7 мая 1941 г.».

Дальше Баграмян пишет:

«..Во второй половине мая мы получили директиву, в которой предписывалось принять из Северо-Кавказского военного округа и разместить в лагерях управление 34-го стрелкового корпуса с корпусными частями, четыре стрелковые и одну горнострелковую дивизии… Первый эшелон должен был прибыть 20мая…

..В новую армию войдут все пять дивизий 34-го стрелкового корпуса и три дивизии 25 стрелкового корпуса Северо-Кавказского военного округа. Армия будет находиться в подчинении наркома. Возглавит ее командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-лейтенант И.С. Конев. Днем позже Генеральный штаб предупредил: предстоит принять еще одну, 16-ю армию генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина. Она будет переброшена из Забайкалья в период с 15 июня по 10 июля…»

Эти Директивы о переброске в КОВО дивизий из СКВО (Северо-Кавказский военный округ) и 16-й армии из Забайкалья тоже вошли в сборник Яковлева. Части СКВО должны были прибывать в КОВО с 3 по 17 июня. 16-я армия из Забайкалья должна была прибыть в КОВО между 15 июня и 10 июля 1941 г. И эти части должны были составить третий эшелон обороны, в глубине округа. Как резерв на случай прорыва немецких войск и для последующего наступления на потерявшего силу врага.
«…№ 464. Директива Генштаба Красной армии командующему войсками КОВО

№ 503 904

13 мая 1941 г.

Совершенно секретно

Экз. № 1

Народный комиссар обороны Союза ССР приказал:

1. Принять и разместить в лагерях на территории округа одно управление строкового] корпуса с корпусными частями и одним артполком, четыре двенадцатитысячные стрелковые дивизии и одну горнострелковую дивизию из состава СКВО…

3. Прибывающие из СКВО соединения разместить:

а) Управление 34 стр. корпуса с корпусными частями и артполком… в лагере Трушники. Основная станция выгрузки Белая Церковь. Первые эшелоны управления 34 ск… прибудут 20.5.41. Первые эшелоны 129 сд прибудут 3–6.41…

5. Все соединения СКВО, прибывающие на территорию КОВО, остаются в составе войск СКВО и подчиняются оперативной группе СКВО во главе с зам. комвойсками СКВО генерал-лейтенантом Рейтером…

а) Немедленно организовать командирами штаба КОВО рекогносцировку лагерей и, совместно с представителями прибывающих соединений, которые будут в лагерях не позднее 17.05.41, выделить участки для каждого соединения.

б) Освободить лагеря от всех лиц, не имеющих отношения к Красной Армии, в том числе и сторожей. Охрану лагерей до прибытия войск СКВО возложить на ближайшие части КОВО…

г) На всех основных жел. дорожных станциях выгрузки войск СКВО с 18.05–41 организовать круглосуточное дежурство линейных органов ВОСО.

д) Подготовку лагерей и размещение частей провести без шума, приняв все меры к скрытию номеров соединений и принадлежности их к СКВО….

Все семьи командного состава оставить на месте до особого распоряжения.
Начальник Генерального штаба КА генерал армии Жуков
Начальник Опер. Управления ГШ генерал-лейтенант Маландин».

(ЦА МО РФ. Ф. 131. On. 12 507. Д. 1. Лк.71–75. Рукопись на бланке: «НКО СССР. Начальник Генерального штаба Красной Армии». Подлинник, автограф. Имеются резолюции командующего войсками КОВО генерал-полковника Кирпоноса и члена Военного Совета КОВО корпусного комиссара Ватутина и начальника штаба КОВО генерал-лейтенанта Пуркаева. Имеются пометы.)
«№ 545. Директива наркома Обороны СССР и начальника РККА командующему войсками КОВО

№ 504 206

12 июня 1941 г.

Совершенно секретно

Особой важности

Экз. № 2

1. На территорию КОВО в период с 15–06 по

10.07.41 г. прибудет 16-армия в составе:

Управление армии с частями обслуживания; 5 мех-корпус (13, 17 танковые и 109 моторизованная дивизии); 57 танковая дивизия; 32 стр. корпус (46, 152 стрелковые дивизии, 126 корпусной арт. полк)…

10. Донесения о разгрузке эшелонов по каждой станции представлять мне, через Начальника Генерального штаба КА, ежедневно к 22 часам.

11. Получение директивы подтвердите….
Народный комиссар обороны Союза ССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Жуков»,

(ЦАМОРФ. Ф. 16. Оп.2951.Д.2б1.Лл.37–40. Машинопись. Копия, заверенная зам. начальника Оперативного управления Генштаба генерал-майором Анисовым.)


Дальше Баграмян написал, что примерно 10 июня командующий КОВО генерал Кирпонос, видимо воодушевленный майскими директивами НКО И ГШ и другими приказами из Москвы, решил проявить служебное рвение и здоровую инициативу и части второго эшелона КОВО также привести в повышенную боевую готовность: «…Одним словом, войска второго эшелона привести в состояние такой же повышенной боевой готовности, как и войска прикрытия границы…». И тогда же генерал Кирпонос решил дать команду на выдвижение частей первого эшелона в сторону границы, на занятие полевых сооружений.

Переход от «повышенной» боевой готовности к «полной» особого времени и затрат в те июньские дни не требовал, поскольку самое важное — доукомплектование частей этих округов до практически полных штатов — было проведено еще в мае-июне под видом учебных сборов. Остальные мероприятия из перечня повышения боевой готовности проводили в середине июня, когда получили приказы о начале «учений в сторону границы». Так что это вообще можно было сделать почти автоматически, одним словом-приказом в отдельном приказе или телеграмме. Для приведения в полную боевую готовность было нужно «только» доукомплектовать части личным составом и выдать боеприпасы, и после этого войска готовы вступить в бой в любую минуту. (В ПрибОВО, о котором ходит столько баек как об округе, где привели войска в боевую готовность заранее, боеприпасы как раз и запрещали выдавать даже 21 июня.)

Таким образом, войска прикрытия границы, части первого эшелона, находящиеся от границы не более чем в 5-Ю км, в те дни и так находились в состоянии повышенной боевой готовности и были практически укомплектованы до полного штата! Эти части ждали только команды — приказа о занятии рубежей обороны согласно плана прикрытия и перехода в боевую готовность «полная». Кирпонос же пытался 10 июня привести в повышенную боевую готовность и части второго эшелона, т. е. практически все части КОВО (третий эшелон составляли малобоеспособные и недоукомплектованные техникой части резерва командования КОВО и части, прибывшие из внутренних округов — СКВО и ЗабВО, что находились в непосредственном подчинении Наркомата обороны и Генштаба). Также Кирпонос решил дать войскам прикрытия команду на занятие предполья на границе, что было категорически запрещено.

На что тут же телеграммой отреагировал Генштаб. Баграмян пишет:«…Не прошло и суток после обсуждения на Военном совете новых мер по повышению боевой готовности войск, как поступила телеграмма из Москвы. Генеральный штаб запрашивал: на каком основании части укрепрайонов получили приказ занять предполье? Такие действия могут спровоцировать немцев на вооруженное столкновение. Предписывалось это распоряжение немедленно отменить…»

Вот эти две телеграммы начальника Генштаба генерала армии Г.К. Жукова. Одна адресована Военному совету КОВО, другая — командующему КОВО Кирпоносу.
«…№ 537. Директива Начальника Генштаба Красной армии Военному Совету КОВО
(В копии-заместителю наркома внутренних дел СССР Масленникову)

б/н

10 июня 1941 г.

Совершенно секретно

Начальник погранвойск НКВД УССР донес, что начальники укрепленных районов получили указание занять предполье.

Донесите для доклада наркому обороны, на каком основании части укрепленных районов КОВО получили приказ занять предполье. Такое действие может спровоцировать немцев на вооруженное столкновение и чревато всякими последствиями. Такое распоряжение немедленно отмените и доложите, кто конкретно дал такое самочинное распоряжение.
Жуков

(ЦАМО РФ. Ф. 48. Оп. 3408. Д. 14. Л. 425. Машинопись, заверенная копия.)…»
«..№ 541. Телеграмма начальника Генштаба Красной армии командующему войсками КОВО


б/н

11 июня 1941 г.

Совершенно секретно

Народный комиссар обороны приказал:

1). Полосу предполья без особого на то приказания полевыми и уровскими частями не занимать. Охрану сооружений организовать службой часовых и патрулированием.

2). Отданные Вами распоряжения о занятии предполья уровскими частями немедленно отменить.

Исполнение проверить и донести к 16 июня 1941 г.
Жуков

(ЦАМО РФ. Ф. 48. Оп. 3408. Д. 14. Лл. 432. Машинопись, заверенная копия.)»

(Примечание. Кстати, запрет занимать «полосу предполья» действовал вплоть до 22 июня. Даже вечером 21 июня данный приказ из текста Директивы № 1 исключили…)


Однако обстановка на границе, а также новые разведданные вносят изменения в ситуацию. Буквально через пару дней, 12–13 июня, Жуков и Тимошенко, до этого пресекавшие попытки Кирпоноса повышать боеготовность, уже сами подписывают Директиву о повышении боевой готовности для КОВО (для каждого округа шла своя отдельная Директива). Баграмян пишет, что 15 июня в Киев пришел приказ о начале выполнения «майской директивы» на выполнение «Плана прикрытия». Эта Директива наркома от 12–13 июня не отменяла телеграммы Жукова от 10–11 июня в отношении занятия предполья на границе, но ставила округу уже конкретную задачу на вывод войск к границе.

«…В Москве, безусловно, обстановку по ту сторону границы знали лучше нас, и наше высшее военное командование приняло меры. 15 июня мы получили приказ начать с 17 июня выдвижение всех пяти стрелковых корпусов второго эшелона к границе. У нас уже все было подготовлено к этому…. мы еще в начале мая по распоряжению Москвы… заготовили директивы корпусам, провели рекогносцировку маршрутов движения и районов сосредоточения. Теперь оставалось лишь дать команду исполнителям. Мы не замедлили это сделать…

План [прикрытия КОВО] был разработан детально. 31-й стрелковый корпус из района Коростеня к утру 28 июня должен был подойти к границе вблизи Ковеля. Штабу корпуса до 22 июня надлежало оставаться на месте; Зб-й стрелковый корпус должен был занять приграничный район Дубно, Козин, Кременец к утру

27 июня; 37-му стрелковому корпусу уже к утру 25 июня нужно было сосредоточиться в районе Перемышляны, Брезжаны, Дунаю; 55-му стрелковому корпусу (без одной дивизии, остававшейся на месте) предписывалось выйти к границе 26 июня, 49-му — к 30 июня.

Чтобы гитлеровцы не заметили наших перемещений, районы сосредоточения корпусов были выбраны не у самой границы, а в нескольких суточных переходах восточнее…»

В этом месте в словах маршала есть странность. Если выполняется План прикрытия, то войска должны идти в конкретные районы согласно этого «Плана». Но упоминаемые «меры секретности» и тем более то, что войска располагали «в нескольких суточных переходах», с планом прикрытия в КОВО явно не сходятся.

Директива, подписанная еще 12–13 июня, поступила в КОВО 15 июня. Она действительно предписывала проводить выдвижение частей походным порядком, пешком и по ночам. Директива Генштаба указала и сроки выдвижения частей второго эшелона к границе — к 1 июля вывод закончить.

По словам Баграмяна, в «майской директиве» из Москвы указывалось, что «все эти перемещения войск должны были начаться по особому приказу наркома…». В Директиве «№ 5038б2/сс/ов [не позднее 20 мая 1941 г.]…» указывалось прямо: «..План прикрытия вводится в действие при получении шифрованной телеграммы за моей (наркома обороны), члена Главвоенсовета и начальника Генерального штаба Красной Армии подписями следующего содержания: «Приступите к выполнению плана прикрытия 1941 годя»…» Однако исходя из реальных условий международной обстановки и «требований Сталина не поддаваться на провокации» (чтобы не быть обвиненными в агрессии), в западные округа уходят Директивы, не дающие прямой команды «Приступите к выполнению плана прикрытия 1941 года…». В целях большой политики Директивы обставлены как директивы для проведения вроде как «учений»! Но это было именно фактическое выполнение планов прикрытия границы западных округов. Что вполне допускается положениями о проведении развертывания войск. Смотрим в «определения»:

«Развертывание войск (сил), создание группировок видов вооруженных сил и родов войск и их оперативное (боевое) построение для ведения военных действий. Р. в. может быть стратегическим, оперативным или тактическим.

Развертывание стратегическое ВС — комплекс мероприятий по переводу ВС с мирного на военное положение, созданию группировок ВС и завершению их непосредственной подготовки к войне. Создает условия для проведения первых стратегических операций. Включает приведение ВС в полную боевую готовность с их отмобилизованием, оперативное развертывание войск (сил флота) на ТВД, организацию их построения, выдвижение войск (сил флота) из глубины на ТВД, проведение стратегических перегруппировок между ТВД, создание и развертывание стратегических резервов, развертывание систем управления, стратегического обеспечения и гражданской обороны. Может проводиться в экстренном порядке в кратчайшие сроки или поэтапно, растянуто во времени, в полном или частичном объеме, скрытно или открыто….»

Данные определения вполне современные, но практически все положения из стратегического развертывания войск проводились в мае-июне 1941 года в западных округах И в реальности введение в действие Плана прикрытия происходило поэтапно, как минимум в два захода — Директивой «от 12–13 июня» и последующими приказами, в частности — приказами ГТП от 18 июня (о них чуть позже). Если бы это сделали одним приказом, как записано в майской директиве «№ 503862/сс/ов* — «Приступите к выполнению плана прикрытия 1941 года»…», произошло бы то же, что и в августе 1914 года: СССР был бы объявлен агрессором, и у Гитлера появился бы повод для нанесения превентивного удара по начавшей «развертывание своих войск России»!

Однако по факту и по сути это были первые Директивы Тимошенко и Жукова западным округам о приведении частей этих округов в повышенную боевую готовность и о начале фактического выполнения Планов прикрытия округов (о чем пишет и историк А. Исаев)!

Хотя тот же Жуков и пишет, что в эти дни якобы проводились «учения» и нарком Тимошенко «рекомендовал провести тактические учения в сторону границы», слово «учения» в этих Директивах от 12 июня вообще не используется…
«…№ 549 Директива наркома Обороны СССР и начальника ГЕнштаба Красной армии Военному Совету КОВО

№ 504 205

13 июня 1941 г.

Совершенно секретно Особой важности

Дня повышения боевой готовности войск округа к 1 июля 1941 г. все глубинные дивизии и управления корпусов с корпусными частями перевести ближе к госгранице в новые лагеря, согласно прилагаемой карты.

1) 31 ск — походом;

2) 36 ск — походом;

3) 55 ск — походом;

4) 49 ск — по железной дороге и походом;

5) 37 ск- походом.

Приграничные дивизии оставить на месте, имея в виду, что вывод их к госгранице, в случае необходимости, может быть произведен только по моему особому приказу. 164 сд для лагерной стоянки вывести к 17 июня 1941 г.:

1) один сп — вДунаевцы, 20 км сев. Герца;

2) один сп — в район Ларга;

3) остальные части — в район Хотин.

Передвижения войск сохранить в полной тайне. Марш совершать с тактическими учениями, по ночам.

С войсками вывести полностью возимые запасы огнеприпасов и горюче-смазочных материалов. Для охраны зимних квартир оставить строго необходимое минимальное количество военнослужащих, преимущественно малопригодных к походу по состоянию здоровья. Семьи не брать.

Исполнение донести нарочным к 1 июля 1941 г. ПРИЛОЖЕНИЕ: карта 500 000 — одна.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
Начальник Ргнерального штаба Красной Армии генерал армии Г. Жуков».

(ЦА МО РФ. Ф. 16. Оп. 2951. Д. 261. Лл. 20–21. Рукопись на бланке: «Народный комиссар обороны СССР». Копия, заверенная заместителем начальника Оперативного управления Генерального штаба РККА генерал-майором Анисовым. Имеются пометы.)


Именно об этих корпусах пишет маршал Баграмян как о частях второго эшелона, «в середине июня» получивших приказ на выдвижение к границе на «учения» — по ночам, к рубежам обороны согласно «плану прикрытия», разработанному в мае 1941
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
22:41 09.08.2012

(ЦАМО РФ. Ф. 16. Оп. 2951. Д. 242. Лл. 132–133. Рукопись на бланке: «НКО СССР». Не подписано.)


Конкретика этой Директивы для ЗапОВО заключается именно в том, что выдвижение «глубинных» частей округа должно осуществляться «врайоны, предусмотренные для них планом прикрытия (директива НКО за № 503859/сс/ов)». Павлову даже ссылку дают на майскую Директиву об отработке майского Плана прикрытия, чтобы он (не дай бог) не перепутал их с предыдущими Директивами — старыми Планами прикрытия.

Таким образом, данной Директивой для ЗапОВО ставилась задача приводить в действие именно последний майский «План прикрытия Государственной границы» без каких-либо изменений! В отличие от Директивы для КОВО, которая предписывала выводить глубинные дивизии именно в новые лагеря согласно новой «прилагаемой карте».

Правда, некоторые «адвокаты генералов», защищая честь мундирскую, заявляют следующее для ЗапОВО: «Там не сказано, что выдвигаться согласно ПП, там сказано, что нужно выдвигаться в РАЙОНЫ, предусмотренные ПП. А это совсем другая история…»

Слава богу, что не подобные «специалисты-филологи» командовали тогда частями, а простые военные. И эти военные понимали распоряжения буквально. «Район, предусмотренный «ПП» — запретная зона, войти в район прикрытия дивизия может исключительно в случае войны. Не стоит забывать и о том, что Москва не могла позволить себе прямо приказывать вводить в действие «Планы прикрытия» и официально проводить мобилизацию. Напишешь в директиве: «выдвигаться согласно ПП» — ты «агрессор». А напишешь: «вывести в лагерь в районы, предусмотренные для них планом прикрытия*, так вроде и не придерешься в случае чего — «учения проводим».

Почему для КОВО Директива от 12 июня выводила войска округа в иные районы, нежели те, что всего месяц назад указывались в майском «Плане прикрытия»? Какой в этом «изменении» был «злой умысел» ГШ — поговорим чуть позже. Но командиру дивизии, получившему новый район сосредоточения, приходилось заново заниматься рекогносцировкой, определением рубежей обороны, вообще выполнять все «мелочи» военной службы. Это в любом случае вряд ли способствовало успешному вступлению этих дивизий в войну. (В реальности они и не готовились к обороне в этих новых районах, и об этом тоже поговорим позже.)

То, что в сборнике «Яковлева-Сахарова» Директива «от 12 июня» для ЗапОВО показана как «черновик», можно, наверное, объяснить только одним: Павлов, обвиненный в том, что своими действиями он «ослаблял мобилизационную готовность войск» своего округа и не привел заранее части своего округа в боевую готовность, был «реабилитирован» Хрущевым как «невинная жертва сталинских репрессий». А если он «признан невиновным», то, значит, он «не получал» никакой Директивы «от 12 июня» в отличие от соседних округов (по крайней мере, КОВО). И, разумеется, «не получил» он ее только потому, что директива именно для его округа так и осталась в черновике. Иначе Павлов, конечно же, отработал бы все необходимые приказы и выполнил все распоряжения НКО и ГШ вовремя…

Но если действительно Павлов просто не получил директивы для ЗапОВО от Тимошенко и Жукова, в которой говорилось бы о фактическом введении в действии Плана прикрытия, значит, надо привлекать к ответственности наркома обороны и начальника Генштаба за то, что они не отправили в ЗапОВО эту директиву. На Украину зачем-то отправили (тоже, наверное, по «личной инициативе»?), а в Белоруссию, в ЗапОВО — нет? И как приводил свои части в боевую готовность тот же ПрибОВО — тоже без приказов из Москвы?

Протоколы допроса Павлова говорят, что подобные директивы от Тимошенко и Жукова он все же получал, директивы «от 12 июня» поступили во все округа. Отрицать это — значит обвинять наркома обороны СССР С.К. Тимошенко и начальника Генерального штаба Красной армии Г.К. Жукова в измене! И существование Директивы для ЗапОВО «от 10(?) июня» (как и существование точно такой же Директивы от 12 июня для ПрибОВО) подтверждают исследователи, бывающие в ЦАМО: «Лично ее смотрел. Дело в том, что это оригинал для шифртелеграммы. Сама она в 48 фонде хранится…» («Сергей ст.»). Как говорится — хотите верьте, хотите — проверьте.

Однако начальник штаба ЗапОВО Климовских, пометив на «графике накапливания частей ЗапОВО», что с 11 июня в округе начались «учения», подтверждает, что в это время в Белоруссии начались некие движения войск. Таким образом, Павлов действительно получил директиву для «проведения учений в сторону границы» и начал эти «учения» за 11 дней до 22 июня, как в соседних округах, согласно распоряжениям Москвы! Но тогда получается, что обвинения Павлова в том, что он срывал выполнение Директив из Москвы, «ослабляя мобилизационную готовность войск», не соответствуют действительности, и Павлов «реабилитирован» Хрущевым совершенно справедливо?

Да нет.

Если прочитать протоколы допроса Павлова, да с учетом того, что три дивизии остались в Бресте после и 15, и 18 июня, придется признать, что Павлов сознательно «ослаблял мобилизационную готовность войск» своего округа. Отвечал за вывод этих трех дивизий (две стрелковые и одна танковая дивизии — около 45 тысяч штыков) из Бреста на рубежи обороны вокруг города командарм-4 Коробков. Которому Павлов до 22 июня просто не дал команд на вывод частей из Бреста, не доведя до Коробкова ни Директиву от 10 июня, ни приказ ГШ от 18 июня, оставив этих бойцов на истребление утром 22 июня спящими в казармах. Ведь и Директива НКО и ГШ № 503859/сс/ов от середины мая, и «План прикрытия» ЗапОВО разработанный согласно ее указаний, предписывали частям 4-й армии занимать оборону вокруг Бреста. И на 22 июня большая часть батальонов этих дивизий находилась вне Бреста, но занимались эти батальоны строительством, рекогносцировкой и прочими тому подобными работами и занятиями. Оружия у этих батальонов не было, и это были будущие десятки тысяч пленных, если только командиры не уводили их в тыл после нападения. И такое не только в этой армии творилось.

В самом Бресте из этих трех дивизий оставалось около 8–10 тысяч бойцов, остальные были вне города. И Павлова потом на следствии трясли именно насчет того, почему эти три дивизии оказались не боеготовы и почему они вообще оставались в Бресте перед 22 июня. Ведь находящиеся на работах и занятиях батальоны должны были вернуть в Брест самое позднее после 18 июня и привести в боевую готовность. Они должны были получить оружие и быть выведены из города-ловушки на рубежи обороны вокруг Бреста…

Павлов не довел до Коробкова Директиву «Для повышении боевой готовности…» от середины июня 1941 года и приказ ГШ от 18 июня, Коробков не собрал подразделения дивизий в расположения и не вывел эти дивизии с «зимних квартир» из Бреста. В итоге личный состав трех дивизий — 6-й и 42-й стрелковых и 22-й танковой — был уничтожен: кто в самом Бресте, в «спящих» казармах, а кто и вокруг Бреста, не находящихся в боеспособном состоянии.

Три приграничные дивизии 4-й армии оставались в городе согласно п.2) Директивы «от 10 июня»: «2. Приграничные дивизии оставить на месте, имея вывод их на границу в назначенные им районы, в случае необходимости будет произведен по особому моему приказу…» Кстати, команда вполне здравая — вывод этих дивизий мог послужить поводом для обвинения СССР в военных приготовлениях с целью напасть на Германию. Поэтому приграничные дивизии и имели задачу до последнего стоять на месте. И они стояли, изображая «безмятежность», до «особого приказа» наркома или начальника Генштаба.

Однако Павлов обязан был дать команду на их вывод, получив 18 июня телеграмму ГШ о приведении в повышенную боевую готовность приграничных частей своего округа, которая и предписывала отвести приграничные части на свои рубежи обороны! 72-я горнострелковая дивизия 26-й армии КОВО тоже была приграничной, и она после 18 июня отошла от границы и заняла к 24.00 21 июня свой район сосредоточения: «Все подразделения и части Вашего соединения, расположенные на самой границе, отвести назад на несколько километров, то есть на рубеж подготовленных позиций… Все части дивизии должны быть приведены в боевую готовность. Исполнение донести к 24 часам 21 июня 1941 года»…

Выходит, что в КОВО такую «шифровку ГШ» 18–19 июня для приграничных дивизий получили, а в ЗапОВО опять не был отправлен аналогичный приказ? Забыли?

Не забыли. Но об этом чуть позже — в протоколах допроса Павлова и его подельников. А сейчас — подробнее о том, почему же в сборнике Яковлева не указали точную дату Директивы НКО и ГШ для Павлова и о каких «учениях» написал Климовских в графике «Накапливания частей, выделенных в состав войск прикрытия» госграницы ЗапОВО.

А дело в том, что Павлов не только получил эту Директиву «от 12 июня», но и даже одним из первых в западных округах И его начальник штаба и указал на это, сделав пометку на графике накопления частей, составленном еще 29 мая: «График перемещений составлен без учета совершаемых штабами ск и стрелковыми дивизиями учений начиная с 11 июня 1941 г.». Написал это Климовских сразу после 11 июня 1941 года и только потому, что в Минск эта Директива пришла уже вечером 10 июня! (Впрочем, все тот же «Сергей ст.» уверяет, что данная пометка не принадлежит Климовских.)

Директива для ЗапОВО «с датой» пока официально не опубликована, но дело в том, что, получив данную Директиву, оперативные отделы всех округов стали ежедневно доводить в Генштаб оперативные сводки о том, как идет выполнение приказов. И из ЗапОВО первая такая сводка ушла уже вечером 11 июня, после 23.00, а последняя, 11-я — 21 июня после 22.00. Данные сводки выложил в Интернете СЛ. Чекунов («Сергей ст.»):

«Оперсводка № 1 к 23–00 11.6

Штаб ЗапОВО Минск

карта 200 000

1. Части 17 сд (271, 278 сп, 20 ап, обе) выступили из пунктов старой дислокации в 10:0011.06 с/г и совершив марш к 21:00 сосредоточились на ночлег ст. Фарилово. Штадив Полоцк.

2. 37 сд (247 сп) с 18:00 11.0бна марше из Лепель в район Березино. Штадив Витебск.

3. Части 121 сд-383 сп, 1/507 гап в 7:0011.0бвыступив из Бобруйска к 22:00 сосредоточились Замошъе, Лучицы. 574 сп, 297 ап а 7:00 11.06 выступив из Бобруйска к 22:00 сосредоточились Глуша. Штадив Бобруйск».

Однако Директива от 10 июня требовала от ЗапОВО «вывод указанных войск закончить к 1 июля 1941 года». И 18 июня из ГШ пришла Директива, подписанная Ватутиным, в которой устанавливались сроки окончания движения дивизий резерва округа на 25–27 июня (по факту):

«Минск. Комвойсками ЗапОВО лично.

Расшифровать и вручить немедленно

Выполнить перевозки:

Первое. 64 и 108 сд, управление ск эшелоны 17Ю1 -17170. Погрузка Дорогобуж, Вязьма, Смоленск. Отправление 20. Об темпом десять маршруту Смоленск-Минск-Радковичи. Выгрузка Минск, Радошковичи.

Второе. 143 сд эшелоны №№ 17 181-17212. Погрузка Гомель. Отправление 20.06 темпом шесть маршруту Гомель-Калинковичи-Лунинец-Барановичи-Ле сная. Выгрузка Лесная….

Отчетность линии ВОСО не включать. Ходе перевозок доносить шифром лично мне ежедневно к 22:00 указанием № отправленных и выгруженных эшелонов. Тщательно организовать руководство погрузкой и выгрузкой. Указания линии НКПС даны. Целях сохранения военной тайны:

1) начальника передвижения предъявлять задание только лично начальнику дороги без указания № эшелонов;

2) никаких открытых телефонных, телеграфных разговоров не вести;

3) поезда с эшелонами пропускать через узловые и городские станции с хода, вынося все технические операции на предузловые станции и на пути удаленные от досмотра.
Ватутин 18 июня 1941 г…»
(ЦАМО РФ, ф. 208, оп. 2513, Д. 9, лл. 123–124.)

В терминологии ВОСО «темп десять», «темп шесть» и т. п. означает количество эшелонов в сутки. Таким образом, 69 эшелонов 64-й и 108-й стрелковых дивизий резерва округа должны были за 7 суток, к 27 июня, перебросить из-под Смоленска в Минск, а 31 эшелон 143 стрелковой дивизии — за 5 суток, к 25 июня, из Гомеля в Барановичи. По майскому Плану прикрытия данные дивизии находились «в непосредственном распоряжении командования округа…: 3. 44 стр. корпус, в составе 108, 64 и 161 стр. дивизии, 37 и 143 стр. дивизий — все в пунктах постоянной дислокации, с дальнейшей переброской их в состав армий по плану развертывания». А по Директиве от 10 июня они выводились в район Барановичи «по усмотрению» командующего ЗапВО, и их вывод должны были закончить к 1 июля.

Последней сводкой в ГШ доложили, что к вечеру 21 июня дивизии сосредоточились в новых районах, но на самом деле дивизии резерва были еще в пути, а некоторые даже на станциях погрузки.

«Из Минска

Генерал-лейтенанту тов. Ватутину

Оперсводка № 11 к 22.00 21.6.41

Штаб ЗапОВО г. Минск

Карта 200 000

1. 17 сд совершив ночной марш к 8:00 21.06 сосредоточилась: 271, 278 сп, ОБС, 20 ап и автоколонна в районе Биюцишки (3 км юго-западнее БОРУНЫ) в готовности с 21:00 21.06 продолжать марш в район ТРАВЫ, КОРКЕНЯТА, ГРУШЕНИЦЫ, по маршруту: БИЮЦИШКИ, ЮЛЬШАНЫ, ТРАБЫ.

55 сп к 7:00 21.06 сосредоточился в районе Синя Тура (13 км южнее КРЕВО) в готовности с 21:00 21.06 продолжать марш в район ЮРАТИШКА, по маршруту: СИНЯ ГУРА, ВИШНЕВ, ЮРАТИШКИ. Штадив 17 БИЮЦИШКИ (6 км северо-восточнее ГОЛЬШАНЫ)…

4143 сд перевозится по желдороге из ГОМЕЛЬ в ЛЕСНА. Отправлено 11 эшелонов из 19.

5. 64 сд перевозится по желдороге из СМОЛЕНСКА в район РАТОМКА, РАДОШКЕВИЧИ, БЕЛОРУСЕ. Отправлено 6 эшелонов из 21…
№ 9/ОП Зам. начальника штаба ЗапОВО Семенов…»

(К сожалению, архивные реквизиты оперсводок из ЗапОВО «Сергей ст.» не указал.)


Как мы видим, 18 июня произошло изменение сроков окончания выдвижения «глубинных дивизий», находящихся в «непосредственном распоряжении командования округа». Произошло это из-за того, что 18 июня в полосе ЗапОВО был проведен облет на У-2 госграницы, с «инспекцией» немецких войск, о результатах которой было доложено в Москву. Доклады пошли через пограничников в Москву, и было принято решение на изменение сроков движения глубинных частей и на отвод приграничных дивизий от границы с отводом их на их рубежи обороны. И в приведенных выше телеграммах был установлен четкий срок для резервных дивизий — к 25–27 июня закончить движение и доложить о выполнении. Скорее всего, и для дивизий первого эшелона были подобные телеграммы, изменяющие сроки выдвижения с «к 1 июля» на «к 21 июня». В Директиве от 10 июня для ЗапОВО «официально» установлена дата окончания вывода войск «к 1 июля», но в эти же дни от Тимошенко в округа пошли личные приказы и указания. Мартиросян в своих работах приводит такие телеграммы Генштаба в Минск от раннего утра 17 июня, подписанные Ватутиным:

«Минск

Камвойсками ЗапОВО лично

Народный комиссар обороны приказал о ходе передислокации войск, проводимой на основе полученного от него личного приказа доносить к 22:00, добавляя в адрес лично Ватутину.
Ватутин. 17–06.1941 2.»

(ЦАМО РФ, ф. 208, оп. 2513, Д. 9, л. 76.)


Телеграмма заместителя начальника Генштаба Ватутина Д.Г. Павлову.

«Минск

Камвойсками ЗапОВО лично.

Немедленно телеграфируйте заявку на ж/д. перевозки, связанные с передислокацией согласно личного указания НКО.
Ватутин. 17–06.1941 г.»

(ЦАМО РФ, ф. 208, оп. 2513, Д. 9, л. 78.)


Т. е. Тимошенко личными указаниями ставил задачу Павлову на передислокацию «глубинных дивизий» в сторону границы, а также телеграммами «от Ватутина», замначальника ГШ по оперативным вопросам, требовал ускорения перевозок войск. Но интереснее то, что нарком ставил задачу командующим округов устно, по телефону, давая, видимо, пояснения к Директивам «от 10–12 июня» и более конкретные задачи, чем это указано непосредственно в Директивах тех дней. Помните, как потом назвал это Жуков — «нарком рекомендовал командующим провести учения в сторону границы». Но, как видите, ни о каких учениях речь тут не идет вовсе.

Когда говорят о датах выдвижения войск, часто звучит примерно такой вопрос: «Если в директиве ясно и однозначно указано: «вывод… войск закончить к 1 июля», то на основании чего Павлов должен был угадывать, что на самом деле ему нужно вывести войска к 00:00 22 июня?»

Вот что ответил «сомневающимся» по этому вопросу полковник-штабист С. Мильчаков: «Вывод ВСЕХ войск в районы прикрытия не может происходить одновременно, и поэтому боевые части соединений (полки прикрытия, например) «пулей летят» при получении сигнала на заранее указанные позиции. А части обеспечения соединений (не говоря уж про тыловые структуры) имеют совершенно другие временные нормативы по выводу в секретные районы. Так было принято в Советской армии вплоть до ее развала. Так что указание «вывод… войск закончить к 1 июля», как раз и не противоречит здравому смыслу — это обычная практика развертывания войск в угрожаемый период…»

То есть в подобных приказах наиболее важна не дата окончания вывода войск в районы по плану прикрытия — фактическое начало выполнения Плана прикрытия. Ключевая дата — это дата подписания подобного документа и дата его поступления в округ! 10 июня Директива «Для повышения боевой готовности…» была подписана, и 10 июня она поступила в Минск. Так что, возможно, именно поэтому в сборнике Яковлева Директива Павлову приводится «без даты».

Также в Директиве для ЗапОВО отдельным пунктом оговариваются и «сроки» для дивизий: «5- План вывода с указанием порядка и сроков вывода по каждому соединению представить с нарочным к… [июня 41 г.]». К сожалению, из-за того, что в сборник 1998 года вошел не оригинальный текст Директивы от 10 июня для ЗапОВО, а текст «из шифроблокнота», то неизвестна дата представления в ГШ «плана вывода». Неизвестен пока и сам «план», в котором для каждой дивизии расписаны сроки выдвижения в районы, «предусмотренные планом прикрытия». Но если директива пришла в Минск 10, а 11 июня в ГШ уже поступали оперсводки с отчетами по выдвижению войск, то, даже не имея «плана вывода», по одному этому можно утверждать, что выдвижение началось для боевых частей именно «немедленно», и срок прибытия в районы сосредоточения им был поставлен все же не «к 1 июля».

Однако адвокаты генералов директивой о приведении в боевую готовность войск ЗапОВО называют исключительно «Директиву № 1» из сборника Яковлева по ЗапОВО. Но, вообще-то, данная «директива» Павлова характеризует его как командующего округом вовсе не с лучшей стороны. Сначала Павлов открыто бездействовал все эти дни (этот факт подтверждается его же показаниями на следствии и суде), «ослабляя мобилизационную готовность войск», а потом не нашел ничего лучшего, как примитивно продублировать «Директиву № 1» в ночь на 22 июня, якобы «приводя округ в боевую готовность»? И это — вместо того, чтобы дать в армии округа короткие приказы-команды на поднятие по тревоге и приведение в полную боевую готовность! Ведь командиры на местах вроде как должны были «знать свой маневр», должны были уметь действовать именно по короткой команде-приказу из штаба округа.
«№ 605. Директива командующего войсками ЗАПОВО командующим войсками 3-й, 4-й и 10-й армий

22 июня 1941 г.

Передаю приказ Наркомата обороны для немедленного исполнения:

1. В течение 22–23 июня 1941 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.

2. Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.

Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

Приказываю:

а) в течение ночи на 22 июня 1941 г. скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;

б) перед рассветам 22 июня 1941 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в там числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;

в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточенно и замаскированно;

г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;

д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.
Тимошенко, Жуков, Павлов, Фоминых, Климовских».

(ЦАМО РФ. Ф.208. Оп. 2513. Д. 71. Л. 69. Машинопись. Имеются пометы: «Поступила 22 июня 1941 г. в 01–45», «Отправлена 22 июня 1941 г. в 02–25–02–35». Подлинник, автограф.)


Зачем командармам такой длинный приказ? Если бы они находились в повышенной боевой готовности, как следовало, им был бы нужен только короткий приказ-команда о приведении своих частей, находящихся согласно «ПП» в «повышенной БГ», в полную по тревоге. В связи с тем, что «в течение 22–23 июня 1941 г. возможно внезапное нападение немцев» и что, возможно, «нападение может начаться с провокационных действий>. Все. Может, и не полное подобие того приказа, что во флоты отправил адмирал Кузнецов, но уж точно не примитивное копирование должно было произойти. Времени для перевода в полную боевую готовность войскам, находящимся в повышенной в полевых лагерях, много не надо.

Но Павлов примитивно сдублировал приказ Наркомата обороны, и получившие его командиры, если только они не участвуют в его заговоре, могли только опешить от такого приказа. Завтра война, многие находятся на зимних квартирах, понимая, что они ничего сделать не успеют и трибунал им обеспечен в любом случае. По сути, им остается только стреляться… Характерно, что во всех западных округах командиры частей начали терять время на звонки в округ с просьбой разъяснить смысл этих окружных «директив».

(Примечание. Кстати, кроме варианта из сборника документов под редакцией А. Яковлева, есть еще один подобный приказ, дублирующий «Директиву № 1» по ЗапОВО, но с другим текстом, несколько отличающимся от приведенного выше. Этот текст публиковался в «Сборнике боевых документов Великой Отечественной войны», подготовленном Военно-научным управлением ГШ, выпуск № 35, еще в 1958 г. (http://militera.lib.ru/ docs/da/ sbd/index.html). И этот приказ более похож на «настоящий приказ» по ЗапОВО. Так что этот «приказ Наркомата» из сборника Яковлева, скорее всего фальшивка, но об этом подробнее в следующих главах.)

Есть еще одна странность. «Директива» по ЗапОВО из сборника Яковлева не только слово в слово повторяет «Директиву № 1» от Жукова. В штаб КОВО «Директива № 1» пришла (по Баграмяну) в 00.25 22 июня, а в ЗапОВО — только в 01.45. В ГШ отправку «Директивы» закончили около 00.25, и в это же время она и начала поступать в Киев. Почему же с ЗапОВО было иначе? Тянули время?

Павлов в 2.25 ночи 22 июня отправлял эту директиву подчиненным ему частям, а в это время на границе уже начались перестрелки между немецкими частями и нашими пограничниками. Но даже остававшегося времени еще хватало, чтобы вывести подавляющее большинство частей из-под удара и рассредоточиться. Но и эти распоряжения не дошли вовремя, и бомбы посыпались на спящих. Более подробно протоколы допроса Павлова о том, как он сорвал вывод трех дивизий из Бреста, рассмотрены будут ниже. А пока стоит посмотреть, что делалось в ПрибОВО, в котором действительно были случаи измены, когда личный состав, призванный в армию из этих республик, убивал своих русских командиров и сдавался немцам толпами. Ненадежность проявили и национальные армии этих республик, часто даже форму носившие еще своего, старого образца. И именно удар из Литвы на Минск также осложнил ситуацию в Белоруссии после 22 июня.

Посмотрим, что происходило в Прибалтике с приказами о повышении боевой готовности и как выполнялись Директивы НКО и ГШ от 12–18 июня.
«Приказ командира 12-го механизированного корпуса № 0038 от 18 июня 1941 г. о приведении частей корпуса в боевую готовность

Сов. секретно

Особой важности

Приказ 12-му механизированному корпусу № 0033

18 июня 1941 г. Елгава

(Карта 100 000)

1. С получением настоящего приказа привести в боевую готовность все части.

2. Части приводить в боевую готовность в соответствии с планами поднятия по боевой тревоге, но самой тревоги не объявлять. Всю работу проводить быстро, но без шума, без паники и болтливости, имея положенные нормы носимых и возимых запасов продовольствия, горюче-смазочных материалов, боеприпасов и остальных видов военно-технического обеспечения. С собой брать только необходимое для жизни и боя.

3. Пополнить личным составом каждое подразделение. Отозвать немедленно личный состав из командировок и снять находящихся на всевозможных работах. В пунктах старой дислокации оставить минимальное количество людей для охраны…

4 — В 23:00 18.06.41 г. частям выступить из занимаемых зимних квартир и сосредоточиться:

а) 28-й танковой дивизии без мотострелкового полка — в лесах….

К5:00 20.06.41 г. командный пункт — лес 1,5 км северо-западнее Норейки…

б) 23-й танковой дивизии в полном составе — в лесах в районе…

К 5-`00 20.06.41 г. командный пункт — лес 2 км севернее Неримдайчяй…

в) 202-й мотострелковой дивизии в полном составе — в лесах в районе Драганы…

5 — Марши совершать только в ночное время. В районах сосредоточения тщательно замаскироваться и организовать круговое охранение и наблюдение…

8. К 23:00 18.06.41 г. донести в штаб корпуса (Елгава) по телефону или телеграфу условной цифрой ‘ 12Т’ о выступлении с зимних квартир….

10. Командный пункт 12-го механизированного корпуса с 4:00 20.06.41 г. — в лесу 2 км западнее г. дв. Найсе (1266). До 22:00 18.06.41 г. командный пункт корпуса — Елгава.
Командир 13-го механизированного корпуса генерал-майор ШЕСТОПАЛОВ
Начальник штаба корпуса полковник КАЛИНИЧЕНКО».

(ЦАМО Ф. 619, оп. 266 019с, д. 11, лл. 14–15- Машинописная копия.)


Как видите, здесь тоже присутствует элемент секретности, «личных указаний» — части поднимали по боевой тревоге, но саму тревогу официально объявлять запрещалось.

Уже в августе 1941 года было составлено такое донесение:
«Донесение штаба 12-го механизированного корпуса о боевых действиях корпуса в период с 22 июня по 1 августа 1941 г. (схемы 2,3,4)

Секретно
Донесение о боевых действиях 12-го механизированного корпуса с 22.06 по 1.08.41 г.

До 18.06.41 г. До начала боевых действий части 12-го механизированного корпуса дислоцировались-.

— 23-я танковая дивизия — в районе Лиепая;

— 28-я танковая дивизия — в районе Рига; (дивизия Черняховского. — К.О.)…

Части корпуса занимались боевой и политической подготовкой.

18.06.41 г. На основании директивы Военного совета Прибалтийского особого военного округа по корпусу был отдан приказ за№ 0033 о приведении в боевую готовность частей корпуса, выступлении в новый район и сосредоточении.

28-й танковой дивизии (без мотострелкового полка) — в леса….

Штабу корпуса…. - в лесу 2 км западнее г. дв. Найсе.

18–20.06.41 г. Части корпуса, совершая ночные марши, 20.06.41 г. сосредоточились в указанных районах. 202-я мотострелковая дивизия 20–21.06.41 г. вышла из указанного района и заняла оборону на рубеже…

18–21.06.41 г. В районах сосредоточения организованы охранение и круговая оборона своих районов. Приводились в порядок материальная часть и личный состав после совершения марша.

22.06.41 г. В 4 часа 30 минут из штаба 8-й армии [получен] сигнал воздушной тревоги.

В 5 часов над командным пунктам пролетел самолет противника.

В 8 часов [получено] приказание о ведении разведки 23-й танковой дивизией нам. Плунгяны и готовности к выступлению 28-й и 23-й танковых дивизий…

Командир 12-го механизированного корпуса комдив КОРОВНИКОВ.

Военный комиссар 12-го механизированного корпуса батальонный комиссар ПЕТРОВ

Начальник штаба полковник ГРИНБЕРГ».

(ЦАМО Ф. 619, оп. 382 857с, д. 1, лл. 1–14.) («Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Выпуск 33.» Военное издательство Министерства обороны Союза ССР, Москва, 1957 г.)


Данный мехкорпус приводился в повышенную боевую готовность приказом по корпусу, отданным на основании приказа из штаба ПрибОВО. А округ дал такие приказы на основании Директивы НКО и ГШ от 12 и 18 июня для ПрибОВО, аналогичной Директивам, которые посылались в КОВО и ЗапОВО. Также в ПрибОВО 18 июня был издан приказ «С целью быстрейшего приведения в боевую готовность театра военных действий округа», его мы рассмотрим в следующих главах. Однако в сборнике Яковлева Директива для ПрибОВО от 12 июня вообще не приводится, как будто ее вовсе не было. Нет в сборнике также директив для ПрибОВО о том, что в Прибалтику должны прибыть части из внутренних округов. Конечно, это можно «объяснить» тем, что все в Прибалтике все делали по своей «личной инициативе»! Ведь поднимал же «по личной инициативе» тот же адмирал Кузнецов Балтийский флот по тревоге. Однако в ПрибОВО посылалась, например, такая телеграмма (которая показывает, что в ПрибОВО все же повышалась боевая готовность округа), которая приводится в сборнике Яковлева:
«…№ 554. Телеграмма заместителя начальника Генштаба Красной армии начальнику штаба ПрибОВО

№ Орг/912 1

4 июня 1941 г. 06–20.

Совершенно секретно

К 23 июня 1941 года из ОРВО в Ваше распоряжение прибудут три отдельных легких бронепоезда в следующие пункты:

40 отдельный легкий бронепоезд — МИТАВА,

44 отдельный легкий бронепоезд — ВИЛЬНО,

46 отдельный легкий бронепоезд — ПАНЕВЕЖ

О прибытии бронепоездов донесите в ГЕНШТАБ.
Соколовский».

(ЦАМО РФ. Ф. 140. Оп. 680 086 с. Д. 7. Л. 128.)
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Forester
Forester


Сообщений: 6509
02:00 10.08.2012
Курбатов писал(а) в ответ на сообщение:
> вам чё источников указанных у автора мало? - вы чтото опровергли?
quoted1
Я Вас, пан Курбатов опровергаю. Вашу тупость на общенародное обозрение пытаюсь выставить. А протоколы допросов, в отличии от Вас, я уже давно читал вот тут: http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&...
Но мне было потешно, как Вы забиваете форумное пространство копипастом, сами не удосуживаетесь даже прочесть то, что постите. Видно Ваш основной аргумент - количество выложенного здесь материала.
Про то, что не помешало бы сначала подумать над прочитанным я и не говорю - для Вас это непосильная задача. Да и для форумного бойца это совсем не нужно. Тут Важен напор. Всё остальное (ум, способность к анализу, размышление, работа с документами) совершенно ни к чему.

До встречи, пан Курбатов. Захочу ещё повеселится, попрошу ещё раз вас над чем-нибудь подумать. Вы в этом состоянии довольно забавны.
Ссылка Нарушение Цитировать  
  souser
souser


Сообщений: 22290
02:41 10.08.2012
Эх: вот ежли б Курбатов дороги мостил теми же площадями, которыми в форуме постит...
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Иваноф
iiwanof


Сообщений: 3513
04:37 10.08.2012
Курбатов писал(а) в ответ на сообщение:
>ЭТО ТВОЯ (вроде уже )18-я ТУПОСТЬ ГОЛОСЛОВИЕМ ПОДРЯД
Развернуть начало сообщения

> ПОДТВЕРДИТЬ ТО ГОЛОУМАМ СВОЮ ПОДЛОСТЬ НЕЧЕМ
>
> хитрым голословным дурням привет
quoted1
А теперь ознакомимся с текстом на который он ответил
У телеграфного столба (сколько бы информации ни прошло через подвешенный на нём провод) мнение тоже не изменится...

Всё, кретинизм курбатова в зашкал ушёл

Курбатов писал(а) в ответ на сообщение:
>в твоём голословном подлении и не сомневался
Развернуть начало сообщения

> ленин и не такому ваших своим примером научит
>
> ты то КАК и ленин, - за отмену статьи гомикам ?
quoted1
Я где-то изъявил желание с пидогомиками общаться?
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
01:06 11.08.2012
Forester писал(а) в ответ на сообщение:
>> вам чё источников указанных у автора мало? - вы чтото опровергли?Я Вас, пан Курбатов опровергаю. Вашу тупость на общенародное обозрение пытаюсь выставить. А протоколы допросов, в отличии от Вас, я уже давно читал вот тут: http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&... мне было потешно, как Вы забиваете форумное пространство копипастом, сами не удосуживаетесь даже прочесть то, что постите. Видно Ваш основной аргумент - количество выложенного здесь материала. Про то, что не помешало бы сначала подумать над прочитанным я и не говорю - для Вас это непосильная задача. Да и для форумного бойца это совсем не нужно. Тут Важен напор. Всё остальное (ум, способность к анализу, размышление, работа с документами) совершенно ни к чему.До встречи, пан Курбатов. Захочу ещё повеселится, попрошу ещё раз вас над чем-нибудь подумать. Вы в этом состоянии довольно забавны.
quoted1


НУ ЧТО ЛЕСНИК , ТЕПЕРЬ УВИДЕЛ МОРЕ МОРЕ ССЫЛОК НА ОРХИВЫ ? (это сколько постов вы НЕ ЗАМЕЧАЛИ И ТРЕБОВАЛИ ССЫЛОК НА АРХИВЫ ДАВНО ПРЕДОСТАВЛЕННЫХ ВАМ?

КАК ТО НЕ УВИДЕЛ ВАШЕГО ПРИЗНАНИЯ НА , ТО , ЧТО НАКОНЕЦ ЗАМЕТИЛИ (мож маякнёте что заметили? = А ТО ВЕДЬ ОПЯТЬ БУДЕТЕ УТВЕРЖДАТЬ , ЧТО НЕ ДАВАЛ ВАМ ССЫЛКУ СИСТОЧНИКАМИ

ВАМ НЕ СТЫДНО ЗА ТАКУЮ ТУПУЮ СЛЕПОТУ? (учитесь работать с источниками)
ЭТО ЭЩЁ ОДНО ПОДТВЕРЖДЕНИЕ , ТОГО КАК ВЫ НЕ УМЕЕТЕ ЧИТАТЬ ИСТОЧНИКИ


ВАМ ЯВНО ТУПИТЬ К ИФАШКЕ ПОД БОЧЁК

ВЫ ПРИВЕЛИ ТОЛЬКО МАЛУЮ ЧАСТЬ ОТ МОИХ ДАННЫХ ДОПРОСА ПАВЛОВА (и гордитесь этим?)

ВЫВОДЫ ТО ВАШИ ЯВНО НЕ ВПИСЫВАЮТСЯ В ПРИВЕДЁННЫЕ МНОЮ АРХИВНЫЕ ДАННЫЕ
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
01:08 11.08.2012
souser писал(а) в ответ на сообщение:
Развернуть начало сообщения

>
>
>  
quoted1


ты не заметил требования лесника привести документы с источниками?
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
01:14 11.08.2012
Сообщение проходит проверку модератором.

Иваноф писал(а) в ответ на сообщение:
> ЭТО ТВОЯ (вроде уже )18-я ТУПОСТЬ ГОЛОСЛОВИЕМ ПОДРЯД>>ПОДТВЕРДИТЬ ТО ГОЛОУМАМ СВОЮ ПОДЛОСТЬ НЕЧЕМ>>хитрым голословным дурням привет А теперь ознакомимся с текстом на который он ответилУ телеграфного столба (сколько бы информации ни прошло через подвешенный на нём провод) мнение тоже не изменится...Всё, кретинизм курбатова в зашкал ушёл
quoted1


ТЫ ПО СВОЕМУ ГОЛОУМИЮ ЯВНО НЕ ЗАМЕТИЛ В АЛЛЕГОРИИ ГОЛОСЛОВНОГО ОБВИНЕНИЯ МЕНЯ В ТОМ ЧТО ЯКОБЫ Я НЕ ОБРАЩАЮ ВНИМАНИЯ НА ФАКТЫ

ТУПИ ГОЛОСЛОВИЕМ СО СВОИМИ


Иваноф писал(а) в ответ на сообщение:
> в твоём голословном подлении и не сомневался>>ох как тебе попа нормальных покоя не даёт - меняй и политическую ориентацию =>ПИДО>ленин и не такому ваших своим примером научит>>ты то КАК и ленин, - за отмену статьи гомикам ? Я где-то изъявил желание с пидогомиками общаться?
>
quoted1

А РАЗВЕ НЕ ПИДОленинци ТВОИ КУМИРЫ?

НОРМАЛЬНЫЙ НЕ КОГДА НЕ ПОДДЕРЖИТ ПАРТИЮ ГОМИКА ЛЕНИНА  
Ссылка Нарушение Цитировать  
  souser
souser


Сообщений: 22290
14:00 14.08.2012
Курбатов писал(а) в ответ на сообщение:
> ты не заметил требования лесника привести документы с источниками?
quoted1
Так ведь ДОКУМЕНТЫ С ИСТОЧНИКАМИ - а не ссылки на художественную литературу!
Ссылка Нарушение Цитировать  
  Курбатов
20021967


Сообщений: 20653
17:46 14.08.2012
Сообщение проходит проверку модератором.

souser писал(а) в ответ на сообщение:
>ты не заметил требования лесника привести документы с источниками?Так ведь ДОКУМЕНТЫ С ИСТОЧНИКАМИ - а не ссылки на художественную литературу!

ВОТ СКАЖИ СОУСЕР ВЫ КРАСНЫЕ ВСЕ ТАКИЕ ТУПЫЕ? (другие у вас бывают?

вот ВЫДЕЛЕННЫЕ МНОЮ ДЛЯ СЛЕПЫХ ДИБИЛОВ (посмотри :

Курбатов писал(а) в ответ на сообщение:
>(ЦАМО Ф. 619, оп. 382 857с, д. 1, лл. 1–14.) («Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Выпуск 33.» Военное издательство Министерства обороны Союза ССР, Москва, 1957 г.)

Курбатов писал(а) в ответ на сообщение:
>(ЦАМО Ф. 619, оп. 266 019с, д. 11, лл. 14–15- Машинописная копия.)
Курбатов писал(а) в ответ на сообщение:
>(ЦАМО РФ, ф. 208, оп. 2513, Д. 9, л. 78.)

И Т.П. ТАКИХ ССЫЛОК ЕЩЁ МОРЕ НА ЦАМО РФ = это ДЛЯ ТЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА???????

ну ладно лесник мог по природной слепоте не заметить - до того как я ыделил "жирным" источники .... (когда привёл с ожирнениями наконец лесник заметил ) = НО ТЫ ТО ДАЖЕ ВЫДЕЛЕННЫЕ ЖИРНЫМ ИСТОЧНИКИ НЕ ВИДЕШЬ

ТЫ ЧТО ВООБЩЕ ДУРАК? (не в обиду просто интересно...)


и это не твоя восемнадцатая тупость подряд ?
Ссылка Нарушение Цитировать  
К первому сообщению← Предыдущая страница Следующая страница →К последнему сообщению

Вернуться к списку тем


Ваше имя:
Тема:
B I U S cite spoiler
Сообщение: (0/500)
Еще смайлики
        
Список форумов
Главная страница
Новые темы
Обсуждается сейчас

ПолитКлуб

Дуэли new
ПолитЧат 0
    Страны и регионы

    Внутренняя политика

    Внешняя политика

    Украина

    Сирия

    Крым

    Беларусь

    США
    Европейский союз

    В мире

    Тематические форумы

    Экономика

    Вооружённые силы
    Страницы истории
    Культура и наука
    Религия
    Медицина
    Семейные финансы
    Образование
    Туризм и Отдых
    Все обо всем
    Вне политики
    Повторение пройденного
    Групповые форумы
    Конвент
    Восход
    Слава Украине
    Народный Альянс
    Английские форумы
    English forum
    Рус/Англ форум
    Сейчас на форуме
    Другие форумы
    СРАВНИМ ВИЗУАЛЬНО ВСЕ НЕМЕЦКИЕ ТАНКИ (нач ВОВ), СО ВСЕМИ СОВЕТСКИМИ. Forester - ну чего ты к столбу пристал со своими вопросами?
    Compare visually, all German tanks (beginning of World War II), with all the Soviet. Forester-why are you stuck to a pole with their questions?
    © PolitForums.net 2019 | Пишите нам:
    Мобильная версия