Экономика

Log in | Registration
Next page →Go to the last message

Либерализм в России

andrey.kaydash
20 3137 13:51 05.01.2019
   Thread rating +0
  andrey.kaydash
Sverus1988


Messages: 2808
http://ru.wikipedia.org/wiki/Либерализм_в_Росси...

Шлейфер, Андрей Маркович американский экономист советского происхождения говорит что Путин поднял экономику за счет либеральных реформ

Почему русские не любят либералов?
Link Complain Quote  
  aquarius580 37699
37699


Messages: 33087
14:11 05.01.2019
andrey. kaydash (Sverus1988) писал (а) в ответ на post:
Expand message beginning

> Шлейфер, Андрей Маркович американский экономист советского происхождения говорит что Путин поднял экономику за счет либеральных реформ
>
> Почему русские не любят либералов?
quoted1

Да при чём тут Путин? Актёрские данные — это не свидетельство политической гениальности.
Экономикой занимаются совсем другие люди, плотно вписанные в мировую систему. Их имена вообще неизвестны ширнармассам.
Link Complain Quote  
  andrey.kaydash
Sverus1988


Messages: 2808
14:37 05.01.2019
aquarius580 37699 (37699) писал (а) в ответ на post:
> andrey. kaydash (Sverus1988) писал (а) в ответ на сообщение:
>
>> Шлейфер, Андрей Маркович американский экономист советского происхождения говорит что Путин поднял экономику за счет либеральных реформ
>>
>> Почему русские не любят либералов?
quoted2
>
> Да при чём тут Путин? Актёрские данные — это не свидетельство политической гениальности.
> Экономикой занимаются совсем другие люди, плотно вписанные в мировую систему. Их имена вообще неизвестны ширнармассам.
quoted1
я имею ввиду реформы ельцина и гайдара. Путин зря свернул с этого пути.
Link Complain Quote  
  aquarius580 37699
37699


Messages: 33087
14:39 05.01.2019
andrey. kaydash (Sverus1988) писал (а) в ответ на post:
> aquarius580 37699 (37699) писал (а) в ответ на сообщение:
>> andrey. kaydash (Sverus1988) писал (а) в ответ на сообщение:
>>
>>> Шлейфер, Андрей Маркович американский экономист советского происхождения говорит что Путин поднял экономику за счет либеральных реформ
>>>
>>> Почему русские не любят либералов?
quoted3
>>
>> Да при чём тут Путин? Актёрские данные — это не свидетельство политической гениальности.
>> Экономикой занимаются совсем другие люди, плотно вписанные в мировую систему. Их имена вообще неизвестны ширнармассам.
quoted2
>я имею ввиду реформы ельцина и гайдара. Путин зря свернул с этого пути.
quoted1

Никто никуда не сворачивал. Просто КГБ и армия потребовали свою долю, и приказали олигархам не борзеть, обещая бошки им поотрывать в случае неповиновения.
Link Complain Quote  
  Vasya (29876)
Vasya970


Messages: 110066
14:43 05.01.2019
aquarius580 37699 (37699) писал (а) в ответ на post:
>
> Никто никуда не сворачивал. Просто КГБ и армия потребовали свою долю, и приказали олигархам не борзеть, обещая бошки им поотрывать в случае неповиновения.
quoted1

Во как?
А как же брехня, что олигархи всем рулят в России?
Link Complain Quote  
  aquarius580 37699
37699


Messages: 33087
14:46 05.01.2019
Вася (29876) (Вася970) писал (а) в ответ на post:
> aquarius580 37699 (37699) писал (а) в ответ на сообщение:
>>
>> Никто никуда не сворачивал. Просто КГБ и армия потребовали свою долю, и приказали олигархам не борзеть, обещая бошки им поотрывать в случае неповиновения.
quoted2
>
> Во как?
> А как же брехня, что олигархи всем рулят в России?
quoted1

Брехня и есть. Олигархам оставлена экономика (причём не вся, а та которая не касается оборонки и проч.) Политикой, военными делами — занимаются те же службы что и в СССР, только под другими вывесками.
Link Complain Quote  
  aquarius580 37699
37699


Messages: 33087
14:48 05.01.2019
Вася (29876) (Вася970) писал (а) в ответ на post:
> aquarius580 37699 (37699) писал (а) в ответ на сообщение:
>>
>> Никто никуда не сворачивал. Просто КГБ и армия потребовали свою долю, и приказали олигархам не борзеть, обещая бошки им поотрывать в случае неповиновения.
quoted2
>
> Во как?
> А как же брехня, что олигархи всем рулят в России?
quoted1

Ты забыл как Ходора упекли; и как Евтушенкова чуть не посадили?
Link Complain Quote  
  Vasya (29876)
Vasya970


Messages: 110066
14:49 05.01.2019
aquarius580 37699 (37699) писал (а) в ответ на post:
>
>> Во как?
>> А как же брехня, что олигархи всем рулят в России?
quoted2
>
> Ты забыл как Ходора упекли; и как Евтушенкова чуть не посадили?
quoted1

Так это нашим клоунам орущим об олигархии в России объясни….
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5942
20:34 06.01.2019
Опасный путь
грустные мысли о майском указе президента РФ и так называемых «национальных» проектах

Валентин Катасонов





О сомнительности «достижений» отечественной экономики в уходящем 2018 году (о которых делали заявления некоторые государственные чиновники) уже немало было сказано нашими экспертами. Но я сейчас не об экономических показателях валового внутреннего продукта, занятости или инвестициях. Я о принципиальных моментах экономической политики России. Если говорить коротко: страна продолжает двигаться неверным, опасным путем. А где определен вектор этого движения? Документов, относящихся к экономической политике, у нас куча. Но среди них есть один, который возвышается над всеми остальными. Это указ президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» от 7 мая текущего года.

Тема «майского президентского указа» сразу же стала популярной в российских СМИ и таковой остается до сих пор. Но о чём все подобные публикации и выступления? О финансировании тех мероприятий, которые определены указом. Вернее, о том, где найти деньги на практическую реализацию указа. Сам указ оказался на втором и даже третьем плане, а на первый план вышли такие темы, как пенсионная реформа, новации в налоговой сфере и все остальное, что связно с поиском денег для выполнения решений майского указа. Мне удалось найти всего лишь две публикации, которые хоть как-то затронули вопросы, относящиеся к содержанию самого указа. И это за почти восемь месяцев после публикации документа.

Напомню некоторые ключевые моменты, касающиеся майского указа (которые обычно содержатся в любых публикациях и выступлениях, касающихся данного документа). Указ предусматривает реализацию двенадцати основных национальных проектов. Это: 1) здравоохранение, 2) образование, 3) жильё и городская среда, 4) экология, 5) автодороги, 6) наука, 7) рынок труда, 8) цифровая экономика, 9) культура, 10) малый бизнес, 11) магистральная инфраструктура, 12) международное сотрудничество и экспорт. Национальные проекты рассчитаны на шестилетний период, т. е. до 2024 года.

Что касается финансирования проектов, то никаких конкретных цифр в указе не называется, но правительство заявило, что на шестилетний период потребуется 28 трлн. руб. Весной и ранним летом федеральное правительство заявляло, что финансирование будет поделено поровну между федеральным центром и регионами. Но сейчас уже понятно, что регионы вряд ли вытянут такое финансовое бремя. 26 ноября премьер-министр Дмитрий Медведев объявил, что уточненный объем федерального финансирования составит 5,7 трлн. рублей на ближайшие три года. Причем из этой суммы 1,3 триллиона будут доведены регионам в виде трансфертов из федерального бюджета. В общем, становится понятно, что желаемых 28 триллионов на шестилетний период никак найти не получится.

Впрочем, некоторые язвительные скептики говорят, что чем больше денег будет выделено на майский указ, тем больше будет «распилено» и украдено.

При наших вопиющих масштабах казнокрадства национальные проекты с триллионными цифрами финансирования — лакомый кусок для чиновников-клептоманов и их партнеров из бизнеса.

Теперь о главном, т. е. о национальных целях и стратегических задачах. Вроде бы здорово, что, наконец, у нас стали появляться документы, в которых говорится не только о «средствах», «мерах», «мероприятиях», «механизмах», «методах», «инструментах», но и о том, ради чего все эти «средства», «меры» и «инструменты». Целеполагание и планирование (тем более долгосрочное) — признак цивилизованного, сильного государства. В «лихие» 90-е годы о целях, стратегии и планировании никто во властных структурах не говорил, а сегодня появляются разные документы, в названиях которых содержаться слова «стратегия» и словосочетания «долгосрочная программа», «проект на перспективу до…» и т. п.

В пункте 1 майского указа президента содержатся национальные цели развития Российской Федерации на период до 2024 год. Таких целей девять: а) обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Российской Федерации; б) повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет (к 2030 году — до 80 лет); в) обеспечение устойчивого роста реальных доходов граждан, а также роста уровня пенсионного обеспечения выше уровня инфляции; г) снижение в два раза уровня бедности в Российской Федерации; д) улучшение жилищных условий не менее 5 млн. семей ежегодно; е) ускорение технологического развития Российской Федерации, увеличение количества организаций, осуществляющих технологические инновации, до 50 процентов от их общего числа; ж) обеспечение ускоренного внедрения цифровых технологий в экономике и социальной сфере; з) вхождение Российской Федерации в число пяти крупнейших экономик мира, обеспечение темпов экономического роста выше мировых при сохранении макроэкономической стабильности, в том числе инфляции на уровне, не превышающем 4 процентов; и) создание в базовых отраслях экономики, прежде всего в обрабатывающей промышленности и агропромышленном комплексе, высокопроизводительного экспортно-ориентированного сектора, развивающегося на основе современных технологий и обеспеченного высококвалифицированными кадрами.

Итак, девять национальных целей. Наши журналисты и политики майский указ уже окрестили «стратегией развития России». Но для стратегии девять целей — явно перебор. Стратегия всегда предполагает иерархию целей, должна быть главная цель, остальные — субординированные. Их обычно называют «задачами». Испокон веков была отработанная формула: цель (одна) и задачи (несколько). В качестве методологически правильного подхода к построению стратегии можно привести пример третьей программы КПСС, принятой на XXII партийном съезде (я сейчас не обсуждаю коммунистическую идеологию и утопичность программы, я акцентирую внимание на методологии). Целью было обозначено построение коммунизма к 1980 году, а средством ее достижения было решение триединой задачи: 1) всемерное развитие материально-технической базы общества; 2) совершенствование производственных отношений; 3) формирование (воспитание) нового человека.

В майском указе, с моей точки зрения, оказались смешанными кони и люди, божий дар и яичница. Цель, как говорили мудрые люди всех времен и народов, всегда качественна (количественные значения могут иметь средства). А в указе мы видим, что оказывается, национальной целю является достижение «количества организаций, осуществляющих технологические инновации, до 50 процентов от их общего числа». Это банальный плановый показатель, который незаконно возведен в ранг «национальной цели». Не может не умилять такая количественная цель, как «повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет (к 2030 году — до 80 лет)». Даже большевики с их планированием и директивным управлением не дерзали определять такие плановые показатели, понимая, что не всё в их воле. Они очень аккуратно выражались на этот счет, например: «обеспечение условий для последовательного (непрерывного) увеличения продолжительности жизни советского человека». Но от цифр отказывались, чтобы не попасть впросак.

Количество (изложенных в майском указе целей) не способно перейти в качество. После изучения указа так не возникает понимания того, что же действительно является национальной целью, которой должно подчиняться все остальное. Правда, на словах, разъясняя смысл указа и пытаясь определить в нем самое главное, Владимир Путин употребляет такие слова, как «рывок», «прорыв», «бросок» и т. п. Но слова весьма расплывчатые, апеллирующие к чувствам, но не разуму. А причина такого «тумана» вполне очевидна: отсутствие у страны национальной идеи.

Не претендуя на то, что готов предложить читателям такую идею, тем не менее, хочу внести свои «пять копеек» в обсуждение этого более чем актуального для нашей страны и нашего народа вопроса. Все мы правильно говорим, что нам нужна «национальная идея», в этом словосочетании я выделяю слово «национальная». Национальной идее сложно родиться и, тем более, воплощаться в жизнь, если страна лишена национального суверенитета. А Россия в значительной мере такого суверенитета лишена. И условием нашего восстановления и последующего «рывка» или «прорыва» является обретение страной национального суверенитета. Это и должно стать национальной целью России (на данном отрезке истории). А все остальное — обеспечивающие ее достижение задачи, т. е. средства. Без такого подхода все, что хорошего сказано в майском указе (насчет повышения продолжительности жизни, рождаемости, создания рабочих мест, развития науки, культуры, решения экологических проблем и т. п.), останется на уровне благих пожеланий. Или выступает в качестве некоего красивого прикрытия для «распила» казенных денег.

Рискну предположить, что некоторые так называемые «национальные проекты» на самом деле могут оказаться антинациональными, уничтожающими остатки национального суверенитета России. Например, проект, идущий под номером «Цифровая экономика». Думаю, что идейно-правовым фундаментом этого проекта является принятая в прошлом году программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (постановление Правительства РФ от 28 июля 2017 года). Повторяться не буду, сошлюсь на свою недавнюю статью «Цифровое зомбирование», в которой я рассматриваю правительственную программу по цифровой экономике как «троянского коня», с помощью которого Запад будет и далее ослаблять Россию и заставлять ее участвовать в строительстве мирового электронно-банковского концлагеря. Также рекомендую ознакомиться со статьей В.П. Филимонова «Технология построения цифровой тюрьмы», в которой он также квалифицирует правительственную программу развития цифровой экономики как элемент глобального проекта построения мирового цифрового (электронного) правительства. После майского указа президента правительственная программа цифровизации России может получить статус «национального проекта», но антинациональная суть цифровых замыслов врагов России от этого не изменится.

Не исключено, что и внутри оболочек проектов с привлекательными названиями «Наука», «Образование», «Культура» и др. может оказаться чуждое национальным интересам России содержание. Мы таких «фокусов» за более чем четвертьвековую историю России насмотрелись. Вот, например, в пункте 5 майского указа говорится о национальном проекте «Образование». Оказывается, первой целью проекта является «обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования, вхождение Российской Федерации в число 10 ведущих стран мира по качеству общего образования». Что значит «глобальная конкурентоспособность российского образования»? Будет ли это означать, что российские вузы должны готовить специалистов, которые должны затем поступать на мировой рынок рабочей силы и там конкурировать с «продукцией» вузов других стран? А, может быть, все-таки следует подумать о том, чтобы, наконец, российские вузы начали действительно помогать российской экономике выходить из состояния перманентного кризиса и решать задачи по созданию новых рабочих мест?

А зачем нам следует стремиться войти «в число 10 ведущих стран мира по качеству общего образования»? Учитывая, что советское образование считалось лучшим в мире. Не проще ли остановить процесс разрушения отечественного образования и вспомнить о собственном образовании советского времени (а, может быть, даже дореволюционного времени)? Зачем нам равняться, скажем, на американские университеты, которые занимают верхние строчки мировых рейтингов вузов. Я уже писал, что университеты типа Гарварда (занимает первую сточку в мировых рейтингах уже много лет) на самом деле стали гигантскими бизнес-структурами, не столько производящими специалистов, сколько делающими деньги. А специалистов для своей экономики Америка уже берет со всего мира, в том числе из России.

С учетом ограниченного формата статьи остановлюсь еще на последнем, двенадцатом национальном проекте, называемом «Развитие международной кооперации и экспорта». В пункте 14 майского указа содержаться три цели указанного национального проекта. Вот первая: «формирование в обрабатывающей промышленности, сельском хозяйстве, сфере услуг глобальных конкурентоспособных несырьевых секторов, общая доля экспорта товаров (работ, услуг) которых составит не менее 20% валового внутреннего продукта страны».

На первый взгляд, цель кажется благой. Надо же повышать долю обрабатывающей промышленности в экономике, которую уничижительно называют «экономикой трубы». Но замечу, ни в одном из 12 национальных проектов нет даже намека на то, что в стране планируется ре-индустриализация, превращение России в мощную промышленную страну со всем набором отраслей и производств (то, что в советское время называли «единым народнохозяйственным комплексом»). Нет, так задача не ставится. Надо, оказывается, лишь повышать долю обработанной продукции в экспорте.

Возникает детский вопрос: зачем нам надо 20% своего ВВП направлять на экспорт? На ум приходит такой ответ — для того, чтобы за счет экспортной выручки осуществлять импортные закупки. Но ведь против России уже почти пять лет действуют экономические санкции, Запад грозит нам экономической и торговой блокадой. Уже возникают небезосновательные опасения, что мы можем лишиться многих импортных лекарств (подобные лекарства мы когда-то производили, но потом переключились на импорт). Разве возможен действенный национальный, в том числе экономический, суверенитет, если мы и дальше будем работать на экспорт и потреблять за счет импорта? Так вынуждены делать небольшие государства. Но Россия — не Бельгия или Голландия. Это целый континент. Причем такой, против которого Запад всегда вел войны или пытался его зажимать в кольце торговых, кредитных и экономических блокад. Мы уже это проходили не раз.

Более того, мы приобрели опыт, как этому противостоять. Я имею индустриализацию 30-х годов прошлого века. Ее результатом стало обретение Советским Союзом подлинного экономического суверенитета. Индустриализация была начата ровно девяносто лет назад. Это был подлинно национальный проект, который преследовал две основные цели: во-первых, обеспечение полной экономической самодостаточности страны; во-вторых, создание мощной оборонной промышленности.

Обе цели к началу Великой Отечественной войны были достигнуты. Экспорт составлял не более одного процента внутреннего производства всех отраслей экономики, а импорт составлял доли процента по отношению к внутреннему потреблению товаров производственного и бытового назначения. В стране за годы двух с половиной пятилеток было построено более 9000 тысяч новых предприятий, причем половина из них прямо или косвенно были связаны с обороной нашей страны.

Почитайте на досуге документы, определявшие цели, задачи и параметры советской индустриализации (например, постановление Совета Народных Комиссаров от 23 апреля 1929 года «О пятилетнем народнохозяйственном плане на период 1928/29−1932/33 гг.»; резолюция XVI Всесоюзная конференция ВКП (б) от 29 апреля 1929 г. «О пятилетнем плане развития народного хозяйства» и т. д.). А затем перечитайте указ президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года. И, как говорится, «почувствуйте разницу».

P. S. Есть еще другая версия, зачем России нужен такой гигантский экспорт, о котором говорится в пункте 14 майского указа. На протяжении всех лет существования Российской Федерации у нее фиксировалось постоянное превышение экспорта над импортом, т. е. положительное сальдо торгового баланса. Это та экспортная выручка, которая утекала и продолжает утекать из страны в виде различных форм легального или нелегального экспорта капитала. Россия в мировой экономике до сегодняшнего дня продолжает выполнять роль «дойной коровы», «молоко» от которой поступало и поступает на Запад. Национальный проект «Развитие международной кооперации и экспорта» призван закрепить за Россией эту роль «дойной коровы». Впору этот проект назвать «транснациональным» или даже «антинациональным». Впрочем, такого названия заслуживают, по моему мнению, и некоторые другие так называемые «национальные проекты».
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5942
19:04 09.01.2019
О дисфункциях государственной системы управления
исходя из имеющейся ресурсной базы, наша экономика может производить сегодня в 1,5 раза больше

Сергей Глазьев





Явная неспособность правительства добиться исполнения указов президента в области экономического развития вызывает принципиальный вопрос о соответствии системы госуправления требованиям регулирования воспроизводства современной экономики. Ведь объективно, исходя из имеющейся ресурсной базы, наша экономика может производить сегодня в 1,5 раза больше. У нас нет ограничений роста ни по одному из факторов производства: загрузка производственных мощностей не превышает 60%, скрытая безработица оценивается не ниже 20%, возможности углубления переработки сырья неограниченны — так же, как и активизации научно-технического потенциала страны.

Следовательно, все проблемы, препятствующие экономическому развитию, сосредоточены в системе госуправления. Возможно, различные составляющие этой системы не согласованы друг с другом и влияют на развитие экономики как лебедь, рак и щука на движение телеги в знаменитой басне Крылова. Или в ней действуют встроенные тормоза, препятствующие экономическому развитию. А, может быть, она поражена вирусом, разрушающим способность государственного организма к целенаправленным действиям. Рассмотрим по существу все эти составляющие дисфункции системы госуправления развитием экономики.

Координация деятельности органов государственной власти в области развития экономики должна задаваться федеральным законом «О стратегическом планировании». Примечательно нежелание Правительства исполнять этот закон, введение в действие которого было отложено на три года сразу же после принятия. Но и по истечении этого срока запуск предусмотренных им процедур планирования экономического развития страны оказался непосильной для Правительства задачей. В отсутствие процедур планирования целей, задач и программ экономического развития, а также механизмов их реализации каждое ведомство занято исполнением рутинных процедур, предписанных ему законодательно установленными нормативами. Отсутствие ответственности за результаты порождает имитацию деятельности, оценка которой приобретает субъективный характер.

Как известно, главным фактором современного экономического роста является научно-технический прогресс (НТП). Призывов к переходу на инновационный путь развития с самых высоких трибун было более, чем достаточно. Однако уровень инновационной активности — так же, как и доля нашей страны в мировой торговле высокотехнологической продукцией — остаются на крайне низком уровне. В системе государственного управления нет обратных связей, ориентирующих экономику на освоение новых технологий. Заявленное несколько лет назад «принуждение к инновациям» не сработало. Хуже того, несмотря на создание многочисленных институтов развития и наделение их немалыми ресурсами и льготами, заметного приращения инновационной активности не наблюдается. Россия остается, по-видимому, единственной страной в мире, где длительное время наблюдается сокращение количества учёных и инженеров, научных институтов, изобретений и новой техники. Расходы на НИОКР остаются в несколько раз ниже советского уровня четвертьвековой давности.

Главная претензия в низкой инновационной активности адресуется государством частному сектору. Вопреки ожиданиям реформаторов, приватизация большей части экономики не породила подъёма деловой и инновационной активности, а по объёму инвестиций мы едва дотягиваем до половины советского уровня. Причина заключается, с одной стороны, в грубейшем пренебрежении значением производственно-технологической кооперации в ходе приватизационной кампании, следствием чего стало фактическое уничтожение отраслевой науки, где были сосредоточены прикладные НИОКР. А, с другой стороны, — в проводимой по лекалам МВФ денежно-кредитной политике, последовательно угнетающей инвестиционную активность.

Если последствия дезинтеграции научно-технологического комплекса страны в результате его приватизации преодолевать придётся ещё много лет, то привести в соответствие с требованиями НТП денежно-кредитную политику большого труда не составляет. Но здесь мы сталкиваемся со встроенными в неё стабилизаторами, тормозящими экономическое развитие. Их действие уже привело к отмиранию второй, кредитной составляющей этой политики. Фактически остановлен трансмиссионный механизм банковской системы, обеспечивающий трансформацию сбережений в инвестиции. Доля инвестиционных кредитов в активах банковской системы упала ниже 5%, а доля займов в финансировании инвестиционной активности предприятий не превышает 10%. Банк России лишил российскую экономику долгосрочного кредита — механизма авансирования современного экономического роста. А процент за кредит — по определению, Шумпетера, налог на инновации — делает невозможным его использование для финансирования развития экономики.

В отличие от других стран, уже более десятилетия проводящих политику количественного смягчения и дешёвого кредита с целью стимулирования инвестиционной активности и преодоления структурного кризиса экономики, Банк России последовательно сокращает денежное предложение и держит процентные ставки намного выше уровня рентабельности обрабатывающей промышленности. Он проводит беспрецедентную в мировой экономической истории политику отсасывания денег из экономики, для кредитования развития которой более двух столетий назад, собственно говоря, и был создан институт центробанков, реализующих государственную монополию на эмиссию национальных валют. Начиная с 2014 года Банк России вывел из экономики около 10 трлн. руб. кредита и стал нетто-заёмщиком денег, высосав из экономики 4 трлн. руб. посредством своих облигаций и депозитных аукционов. Тем самым он многократно усугубил действие американских санкций, повлёкших отток около 200 млрд долл. иностранных кредитов и инвестиций. И это на фоне более чем трёхкратного увеличения количества долларов и других мировых валют, эмитируемых центробанками ведущих стран мира в целях недопущения депрессии, типичной для периода смены технологических укладов!

Торможение развития экономики Банком России усугубляется утратой смысла деятельности государственными коммерческими банками. Следуя политике ЦБ, они повысили процентные ставки по выдаваемым кредитам сверх уровня рентабельности предприятий реального сектора экономики. Вместо того, чтобы содействовать его развитию посредством кредитования инвестиций, они высасывают оборотный капитал из своих заёмщиков посредством беспрецедентно высокой для госбанков всего мира банковской маржи. Получила широкое распространение губительная для здорового бизнеса практика залогового рейдерства, когда руководство банков сознательно ухудшает условия кредита с целью доведения предприятия до банкротства и присвоения его активов.

Утратив интерес к кредитованию производственной сферы, многие пользующиеся поддержкой государства банкиры стали организаторами криминального бизнеса по присвоению имущества заёмщиков, втягивая в преступную деятельность коррумпированных сотрудников следственных органов, прокуратуры, судов.

Такая дисфункция органов, призванных защищать права собственности, делает частное предпринимательство бессмысленным и опасным делом. Институт банкротства монополизирован профессиональными преступными сообществами, поглощающими ежегодно тысячи предприятий с лишением их собственников не только имущества, но и свободы. Сегодня эта криминальная машина переваривает активы на сумму около 5 трлн. руб. Вместо финансового оздоровления ежегодно 15 тысяч попавших в состояние неплатежеспособности предприятий распродается на келейных «торгах» и прекращают своё существование.

Дисфункция банковской и правоохранительной систем лишает экономику главных механизмов развития: кредита и добросовестной конкуренции. Выжить в этой токсичной среде, где госбанки кредитованию инвестиций предпочитают присвоение залогов, а правоохранители защите прав собственности — её захват, могут только крупные госкорпорации и мафиозные структуры, обладающие доступом к рычагам власти. Последние подавляют здоровую предпринимательскую среду, которая вырождается до уровня самозанятого микробизнеса, активы которого не интересуют рейдеров.

Госкорпорации, не обременённые плановыми заданиями, в условиях рыночной экономики быстро коррумпируются и теряют эффективность. Исключение составляют госпредприятия оборонной промышленности, работающие в условиях глобальной конкуренции и под фактическим контролем главы государства. Но ручное управление, сколь бы напряжённым оно ни было, не может компенсировать дисфункций всей системы госуправления. Избавиться от них можно только введением сквозной системы ответственности всех институтов и должностных лиц, облечённых властными и регулирующими полномочиями.

Прежде всего, должен, наконец, заработать закон «О стратегическом планировании», подкрепленный нормами об ответственности всех органов исполнительной власти за достижение установленных показателей социально-экономического развития. Целесообразно также принять специальный закон «Об ответственности исполнительной власти за уровень и качество жизни народа», в котором устанавливается ежегодная процедура отчетности Правительства за результаты своей деятельности, предусматривающая постановку вотума недоверия в случае ухудшения объективных показателей народного благосостояния.

Крайне важно восстановить функциональность государственной банковской системы, руководители которой ворочают втрое большим объёмом денег, чем правительство и при этом вообще ни за что не отвечают. Убытки, которые они наносят своим банкам залоговым рейдерством, исправно покрываются за счёт докапитализации или депозитов ЦБ. Последний необходимо вернуть как к исполнению своих конституционных обязанностей, так и главной функции денежных властей — созданию условий для максимизации инвестиционной активности. Соответственно, и государственные банки из орудия обогащения их руководителей должны стать инструментами государственной инвестиционной политики. Руководители государственной банковской системы должны отвечать за объёмы кредитования реального сектора экономики при условии возвратности предоставляемых займов под разумный процент, соответствующий рентабельности обрабатывающей промышленности. Для этого должны заработать целевые кредитные линии, рефинансируемые ЦБ в соответствии с установленными законом о стратегическом планировании приоритетами.

Все функции и органы государственной власти должны работать на развитие экономики. Это касается и фискальных органов, которые от постоянного увеличения налогового бремени по принципу «от достигнутого уровня» должны перейти к чёткому и прозрачному исполнению норм налогообложения. Последние тоже должны быть изменены в целях стимулирования инвестиционной и инновационной активности. Расходы на эти цели выведены из налогооблагаемой базы доходов, а структура последних приведена в соответствие с источниками национального дохода: увеличено налогообложение природной ренты в форме экспортных пошлин на вывоз сырьевых товаров и уменьшены налоги на труд, отменен НДС.

Важнейшее значение имеет восстановление функциональности правоохранительной и судебной систем. Простых решений здесь, как показывают результаты всех попыток их реформирования, не существует. Возможно, следует распространить юрисдикцию суда присяжных на экономические преступления. Может быть, восстановить советскую практику выборности судей населением. Но уж точно необходимы серьёзные изменения в уголовном законодательстве, которые бы исключили возможности фабрикации дел по обвинениям в мошенничестве в случаях залогового обеспечения невозвращённых займов. Нужно изменить законодательство о банкротстве, вернув государство в эту сферу в качестве главного контролёра и участника соответствующих процедур.

В рамках настоящей статьи нет возможности описывать все меры по восстановлению функциональности системы госуправления развитием экономики. В частности, не затронутыми остались вопросы научно-технической политики, где накопилось множество нерешённых проблем: от хронического недофинансирования НИОКР до формирования реальных институтов стимулирования инновационной активности. Но общий принцип понятен: системное тотальное и сквозное внедрение механизмов ответственности за реальные результаты деятельности; широкое использование нормативного подхода при распределении государственных средств и полномочий; введение плановых показателей управления государственным сектором экономики и деятельности органов власти по развитию экономики, с периодической объективной оценкой их достижения.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс. Дзен!
Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5942
07:13 20.01.2019
Ахинея Силуанова
люди, подобные таким министрам и таким экономистам, даже не понимают, что самим своим видом и каждым своим словом рождают ненависть и презрение и к себе, и к олицетворяемой с ними власти





Почти тридцать лет назад, в мае 1989 года, собрался Первый Съезд народных депутатов СССР, с одной стороны превративший нарождавшиеся проблемы экономики страны в масштабный социально-политический и экономический кризис, с другой — плотно заблокировавший любые возможности профессионального решения этих проблем и выработки стратегии прорывного развития страны.

После принятия ряда авантюристических организационно-процедурных решений высшим руководством СССР, Съезд мгновенно превратился в масштабное политическое шоу, для одних ставшее площадкой эпатажа и саморекламы, а для других — высветившее их неумение существовать в публичном пространстве и полный отрыв от повседневной жизни общества.

Съезд стал институтом делегитимизации власти и дискредитации ее представителей в глазах даже тех, кто на политико-идеологическом уровне оставался ее сторонником.

Одним из взрывных на тот день, но почти забывшимся сегодня моментов самодискредитации лидеров страны стало одно из выступлений Николая Рыжкова, когда он заявил, что никогда в жизни не слышал, что такое «окорок тамбовский».

За несколько дней перед этим Совмин, который Рыжков тогда возглавлял, принял, решение о повышении цен на ряд дефицитных продуктов, не рассматривавшихся как товары первой необходимости, Съезд дружно потребовал объяснений, а Рыжков, выйдя на трибуну, стал доказывать, что цены повышены на товары, которые не имеют массового спроса и особо никому не нужны.

Уже сама постановка вопроса о дефицитных товарах, не имеющих массового спроса и потому требующих повышения цены на них, — уже показатель бредовости представлений об экономике, утвердившихся во властных кругах даже не со времен Гайдара, а еще со времен Горбачева — и существующих до сегодняшнего дня.

Но, ко всему прочему, Рыжков сумел довести свою артикуляцию до полного кафкианства, заявив в качестве примера малознакомых советскому человеку товаров этот самый «окорок тамбовский», добавив, что сам даже впервые слышит о таком продукте.

Окорок этот, в общем-то, был относительно дефицитен — именно потому, что пользовался спросом и был популярен у потребителя. Относительно дефицитен — но не предельно: в открытой продаже он то появлялся (реже), то исчезал (чаще). Но знаком и по названию, и по вкусу был, наверное, в каждой семье.

Зал взорвался негодованием, включая тогда ещё вполне просоветское и прокоммунистическое большинство (оппоненты тогда составляли группу примерно в одну седьмую состава Съезда), страна, наблюдавшая все это в прямом эфире, впала в шок и потом долго обсуждала, какие идиоты её возглавляют.

А Рыжков, которого через два года выдвинули в качестве альтернативы Борису Ельцину на выборах президента России, получил на них порядка 10−11% от всех избирателей страны против 42% от проголосовавших за Ельцина. То есть — 17% против 57% от пришедших.

Опус Рыжкова стал образом того, как лидеры страны оторваны от страны и в принципе не представляют бытовой жизни нормальных людей.

Что заставило вспомнить? Заявление Силуанова о неожиданности для Правительства России активно-негативного отношения общества к затеянной этим правительством авантюре с повышением возраста выхода на пенсию.

«Не рассчитывал, не думал, что обсуждение в обществе этой темы будет проходить так сложно», — это его слова.

И вот первый и самый естественный вопрос, который после этого возникает: он что, идиот?

Людям объявляют, что отныне они будут получать право выходить на пенсию, то есть получать пенсионные выплаты, на пять лет позже, чем получали бы их при старом положении вещей — они, в любом случае, как-то должны реагировать… Причем официально считается — и очевидно, сам Силуанов теоретически из этой точки зрения исходит, что этой пенсии достаточно, чтобы прожить на нее не работая.

Если предположить, что это так (конечно, это не так, но считается, что это так) — человек пять лет, которые мог бы при желании не работать, а «наслаждаться отдыхом», теперь должен будет эти пять лет работать. Понятно, что он, если он не мазохист, доволен этим быть не может.

Эта мера может считаться правильной, может считаться не правильной — но она не может вызывать радости в обществе. Кажется, уж это должно быть понятно даже совсем тупому либералу, все еще славящему рынок и реформы Гайдара.

Удивляться тому, что людям эта правительственная авантюра не нравится — это надо быть чем-то вроде Горбачёва, считавшего, что унижаться перед стратегическим конкурентом — это здорово, или Рыжкова, не знавшего, что такое «тамбовский окорок».

Если посчитать в условно-абсолютных цифрах, при официально-средней пенсии 14 000 рублей в месяц — это составляет 168 000 в год или 840 000 рублей за пять лет. То есть каждому объявили, что просто так, ради фанаберии силуановско-медведевской компании, у каждого из кармана своруют по 840 000 рублей — и с удивлением заявляют, что эти обворовываемые ими люди недовольны…

Правда, тот же Силуанов пообещал зато повысить уже вышедшим на пенсию выплаты на одну тысячу рублей в месяц. То есть, на 12 000 в год, на 60 000 за пять лет. Чтобы покрыть украденные им с Медведевым 840 000, при таких темпах нужно: 840 000/12 = 70 лет. Без комментариев.

И для всей этой правительственно-экономической сволочи оказалось удивительным, что людям это не понравилось…

Здесь дело даже не в том. Правильна или неправильна была эта реформа, нужна она была или не нужна, прогрессивна или реакционна, а в том, что являлось и является бесспорным — она была болезненна и наносила удар по жизненному уровню миллионов граждан страны. И нанося такой удар, главный экономист страны (хотя скоро в России слово экономист начнет произноситься с выражением средним между неуч и идиот), не может понять, почему общество восприняло ее крайне болезненно.

То есть, либо, с его точки зрения, то, чтоб лишиться пенсионных выплат за пять лет, — это не болезненно.

Либо он, подобно многим в системе госуправления, полагает, что граждане страны в принципе должны благодарить правительство за все, что оно делает, и любой плевок в лицо либо запущенную в их карман руку воспринимать как ласку барина.

То есть он — Силуанов — полагает, что они — министры и экономисты — это высшая раса, господа, а все остальные — их холопы, каждый из которых должен быть благодарен, когда кто-то из бар обращает на него внимание, чтобы что-то отобрать, украсть или его унизить.

И люди, подобные таким министрам и таким экономистам, даже не понимают, что самим своим видом и каждым своим словом рождают ненависть и презрение и к себе, и к олицетворяемой с ними власти. И настолько безграмотны, что даже не понимают, что такое делегитимация власти и чем она оборачивается для страны. И не утруждают себя воспоминанием, чем это закончилось для страны три десятка лет назад.

Против страны действительно и извне, и изнутри ведется политико-информационная война. Также, как велась три десятка лет назад. И по тем же направлениям: удары по исторической памяти, удары по самоуважению, удары по легитимности власти, удары по ценностным основам. Тогда били по компартии. Сегодня — по Путину и РПЦ. Само по себе — это нормально. И если страна сильна и власть эффективна, страну только держит в тонусе.

А вот если представители власти то удивляются, почему народу не нравится, когда у него отбирают пенсии, или советуют жить на три с половиной тысячи в месяц, или заявляют, что государство не просило их рожать детей, или просто врут, как Голикова или Силуанов, — тогда страна начинает ненавидеть подобную власть больше, чем внешнего врага.

А тот же Силуанов, даже не задумываясь, чем все это подчас заканчивается для низложенных министров, продолжает твердить «напряжение осталось. Однако и сейчас прекрасно понимаю, что это все равно нужно было делать», с уверенным видом врать, например, что якобы «действующие пенсионеры материально выиграли». И нести вздор про то, что, с одной стороны, повышение пенсионного возраста необходимо, потому что «работающих людей в России становится все меньше, а количество неработающих пенсионеров увеличивается», и что все страны в мире сейчас двигаются по пути изменения возрастных критериев, что дает возможность улучшать условия жизни пенсионеров. Так что «мы здесь не изобрели велосипеда».

Первое — откровенный вздор, потому что никакой прямой зависимости пенсионного возраста от соотношения между работающими гражданами и неработающими пенсионерами нет. Точнее, она существует, если одновременно остается прежней и стоимость жизни, и стоимость рабочей силы, и привычный уровень потребления, и производительность труда.

Вопрос о том, сколько неработающих в принципе может прокормить один работающий — это вопрос исторических условий, и развития производства и наличия внешних ресурсов у страны и ее экономики.

Доход Силуанова за 2017 год, как считается, составил 37 миллионов рублей — 2 миллиона в месяц. Так сколько неработающих пенсионеров он смог бы прокормить, если даже выплачивать им не 14 000 рублей в месяц, среднюю пенсию в РФ, а по 70 000 рублей, что было бы аналогом советской пенсии в 70 брежневских рублей… Оставляем Силуанову 600 000 в месяц, а 1 400 000 делим на 70 000 — уже хватит на 20 полноценных пенсий. А таких. как Силуанов — и с во многом большими доходами — куда больше.

Дело не в том, чтобы пойти этим путем, дело в том, чтобы уяснить: ни уровень пенсий, ни пенсионный возраст напрямую с соотношением того, сколько неработающих кормит один работающий, напрямую не связано.

Что же касается последнего, с увлечением представителями власти муссируемого довода о том, что «весь мир идет этим путем» (повышения пенсионного возраста) — то это уже не просто вздор, а некий ахинействующий вздор.

Воспроизводящий уровень ахинеи времен «перестройки», когда страну заговаривали лозунгами о «необходимости возвращения в мировую цивилизацию» и мантрами о всем цивилизованном человечестве".

Не говоря о том, что «весь мир» пошел по пути повышения пенсионного возраста тогда и во многом потому, когда и потому что СССР пошел туда, куда он пошел под разговоры о «вхождении в мировую цивилизацию», и Запад лишился необходимости поддерживать свое «социально-государственное реноме». «Опыт всего мира» — это вообще сомнительный довод.

Весь мир разный и делает разное — что-то хорошее, что-то плохое, что-то глупое, что-то звериное.

Стоило ли элите России минимум десять последних лет гордо твердить, что «у нас особый путь», заклинать мир верностью своим «корням и скрепам», лелеять «верность ценностям», чтобы возвести в ранг «последнего довода королей» тривиальное: «Весь мир так делает»… И если на то пошло, это — аксиологическая капитуляция.

Весь мир так делает… Весь мир (в лице самых цивилизованных стран) то легализует наркотики, то вводит в анкетах третий пол и давно уже идет по пути официального узаконивания однополых браков.

Тогда, если руководствоваться доводом о том, каким путем идет «весь мир», и если этот довод столь значим для Силуанова, пусть он вступит в гей-брак, скажем, с Грефом или Орешкиным. И уже потом вернётся к проблемам пенсионного возраста в России. И зарегистрирует его где-нибудь в ценностно близкой ему Британии, Голландии или Франции.
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5942
16:50 20.01.2019
Инфляция, коррупция и спад
почему в России всё время экономические трудности





Человеческое сознание способно одновременно удержать в фокусе внимания не более трёх компонентов. Наиболее тренированные люди могут удержать пять. Гениальные и сверхспособные — или очень тренированные — семь. Всё, что сверх трёх точек контроля, из сферы осознанности вываливается. Или не учитывается вовсе, или переходит на уровень моторики, называемый рефлекторным управлением.

Когда нам рисуют экономическую картину, наше внимание распылено между числом параметров, намного превышающим оптимальное количество. Именно потому картина всегда разваливается и это позволяет всяким шулерам под видом экономистов и экономических спецов пудрить мозги населению разнообразными теориями, задача которых — с помощью распыления внимания составить ложную картину бытия.

Кто-то напирает на одни критерии, кто-то на другие. Их комбинации всегда не просто произвольны, а идеологически заданы заранее. Экономисты — единственное племя на земле, которое в науке выводы подгоняют под гипотезу, а не формируют гипотезу из выводов. Что даёт полное право выгнать экономистов с позором из науки и поместить их по части пропаганды как наиболее изощрённую категорию мошенников и манипуляторов.

Что мы знаем о природе наших экономических проблем? Самое разное. Одни говорят, что всему виной монетарная теория денег. Другие — отсутствие следования правилам этой теории. Третьи — что всему виной несуверенная эмиссия и что кабы печатали мы деньги сами по потребностям, было бы нам счастье. Четвёртые кричат, что если это сделать, то будет гиперинфляция. Пятые ставят в центр задачи бюджет и говорят, что можно развиваться, допуская рост дефицита. Шестые кричат, что это безумие, и надо сначала дать сбалансированный по доходам и расходам бюджет, а потом думать о росте, эмиссии и инфляции.

Тут появляются производители и просят вообще вспомнить об их существовании. Всё сообщество с гневом поворачивается к ним и кричит: «Подите прочь, не до вас, мы ещё не решили самой главной проблемы!» Сырьевики усмехаются и говорят: «Что бы вы ни решили, будет как мы скажем». Банкиры смотрят на эти споры как на сборище безумцев и тихо делают что-то совсем не имеющее отношения ни к кому из спорящих. Правители смотрят за тем, какая группа побеждает в данный момент и именно это озвучивает как главный административный приоритет.

Народ сначала пытается уследить за этим калейдоскопом, потом плюёт и уходит, так и не поняв ничего в происходящем, но твердо убеждённый, что все кругом шулеры и жулики и верить вообще некому. Тут появляются разные спасители народа и привносят свои простые версии сложных решений, за что народ с радостью голосует. Или хочет проголосовать, тогда как ему этого не дают.

Но так никто и не понимает толком, в чём причина всех наших трудностей и почему они не исчезают. В этих попытках понять действительность люди часто ухватывают за нужный конец, позволяющий распутать весь клубок, но вместе с правильными нитями в руки всегда попадаются и фальшивые, и в целом картина искажается, несмотря на наличие в ней верных констатаций. Мы попытаемся дать очередную трактовку, в которой можно будет понять, с чего начинаются все трудности современной России. Но мы не предложим решения проблемы, потому что любая гипотеза потребует длительного экспериментального апробирования.

Существует советский миф, утверждающий, что всему виной капитализм, и если вернуться в СССР, то все проблемы исчезнут. Существует антисоветский миф, утверждающий, что проблемы возникли уже в социалистическом СССР, и потому возвращаться туда — безумие.

Сторонники капиталистического мифа приводят в пример реформы Косыгина, показывая это как попытку решить накопившиеся в социализме экономические проблемы. При этом вся беда, по их мнению — остановка на полпути. И в этом высказывании есть истина. Недоведение до конца и сворачивание тех реформ и объявляется причиной социалистических проблем. Только не сворачивание, а оставление новых элементов наряду со старыми. «Новые» в данном контексте не значит лучшие, а «старые» — худшие. Новые — это просто новые, только и всего.

Сторонники социалистического мифа приводят реальный пример того, как советские экономисты после смерти Сталина просили Хрущёва не разрушать так называемым «хозрасчётом» денежное обращение в стране, но Хрущёв их не послушал. Денежная реформа, проведённая в интересах складывающихся тогда нефтяных экспортёров, создала те проблемы, которые в итоге и погубили социализм. Одной из попыток спасения которого и были реформы Косыгина, но так как они не меняли основ созданного Хрущёвым порядка, то понятно, что чужеродное тело привело к кризису и отторжению.

Таким образом, говорить о том, что возвращение к социализму решает проблемы — неверно. Надо ещё уточнить, о какой версии социализма идёт речь, ибо их как минимум четыре — Сталинская, Хрущёвская, Брежневская и Горбачёвская. Всё это социализмы, и социализмы разные, с разным экономическим механизмом. Без уточнения, о чём мы говорим, разговор будет пустым и сведётся к недобросовестным манипуляциям.

Вечный и постоянный — как в науке говорят «перманентный" — кризис нашей российской экономики вылезает из способа эмиссии рубля. И речь тут не о суверенности или несуверенности чего бы то ни было, а о том, что в принципе российская модель эмиссии собрана под сырьевых экспортёров. ЦБ — сердцевина, мотор этого механизма, коммерческие банки — рулевые тяги и трансмиссия, биржи — ходовая часть, коррупция — бензин. Водитель — правящий класс, пассажиры — все, от производителей до пенсионеров и бюджетников. Силовики — кондукторы и контролёры. Либералы — бухгалтерия предприятия, президент — генеральный директор. Ни один директор не имеет ни полномочий, ни возможности переучредить предприятие. Он может лишь управлять тем, что дали, и решать трудовые споры. И то до известных пределов.

Это основная «печка», от которой надо плясать. Запомним этот момент и «заякорим» его в сознании, как говорят тренеры. Способ впускания в экономику рублёвой массы сконструирован под то, чтобы экспортёры имели выгоду. В ущерб всем прочим отраслям, ибо их выгода — это ущерб сырьевиков.

Экспортёры — это наше всё. Со времён хрущёвской денежной реформы они по нарастающей формируют главную часть бюджета и дают главный поток свободно конвертируемой валюты, за которой мир гоняется со времён Бреттон-Вудской конференции. Как только главной задачей в СССР стало не внутреннее производство развивать, а валюту и прибыль зарабатывать — всё. План стал невыполнимым из-за внутренней противоречивости его целевых установок. Когда пытаются выполнить план и в стоимостном, и в натуральном выражении, неизбежен конфликт интересов. Что-то должно стать главным.

Сырьевики стали главными, а вьющиеся вокруг них чиновники и аппаратчики стали пятой колонной. Причина — через экспорт сырья советская страна вошла в глобализацию. Ответственные за это кланы стали господствующими в политике. Со временем социализм стал им мешать, и они провели приватизацию. Вот в принципе и вся теория экономики какого угодно «изма».

Экономический механизм постхрущёвской модели имел сдерживающие инфляцию элементы, хотя уже лишился механизмов развития производства. Валюта, поступая в страну, не шла на биржу и не была основой рублёвой эмиссии. Рубли были разделены на безналичные и наличные, и их количество в экономике определялось не биржевой ситуацией, а пятилетними планами, под которые формировался кассовый план Госбанка. Тут были заложены противоречия системы, где экспортные отрасли жили по нормативам внутренних перерабатывающих отраслей, но эти противоречия решались за счёт экспортёров в пользу переработчиков.

Победившее сословие приватизаторов захватило сырьевые предприятия и уже не собиралась позволять государству грабить себя. Завладев прежде всего нефтяными и газовыми мощностями, они построили такую систему, когда валюта поступает на биржу и ослабляет рубль. Это удешевляет внутренние расходы экспортёров, создавая рублёвую прибыль по отношению к валютной. Валюта хлещет на биржу рекой, и ЦБ вынужден сам её выкупать, чтобы удалить лишнее с рынка и не обвалить курс полностью. Но удаление — это не изъятие, а вброс подешевевших рублей. Этот насос работает полноценно без остановок, и единственным способом утилизации этой рублёвой реки становится непрекращающаяся инфляция.

Существует миф, что в брежневском СССР не было инфляции. Хотя цены и росли. Но в превращённой экономике, где пытаются совместить несовместимое и всунуть план по валу и по прибыли как равноценные показатели, неминуемо вымывание дешёвого ассортимента ради плана по прибыли. Так возник дефицит. Дешевое как невыгодное старались не производить. Дорогое производили. Именно дефицит в социалистической экономике является превращённой, видоизмененной формой инфляции. Только вместо смены ценников из оборота исчезают дешёвые товары.

Ругать производителя за это нельзя. Дело в том, что у них двойственная природа, которая не изучалась ни тогда, ни сейчас. Как часть макроэкономического целого предприятие заинтересовано в снижении цен, ведь оно, как и каждый работник — покупатель. Но как обособленный элемент микроэкономики каждый работник и предприятие в целом заинтересованы в максимальной цене на свою продукцию и в максимальной прибыли — от этого формируется зарплата и премии. Администрация так же несёт в себе этот конфликт интересов части и целого. Чтобы обойти конкурентные ограничители, возникают картельные сговоры и монопольные слияния.

Когда государство устраняется от арбитража этого конфликта, отдавая его рынку, то решение совершается не рынком, а крупными собственниками и связанными с ними банками. Эта реальность попирает любую рыночную теорию. И когда главные параметры экономики созданы под сырьевых экспортёров, возникает определённая политэкономическая модель. Сломать которую невозможно, ибо она прочно вписана в глобальную политику, и её крушение означает крушение государства. А это зло намного превосходящее все недостатки системы вместе взятые. Пороки системы — болезнь организма, а крах государства — его смерть. Потому нынешняя сырьевая модель имеет прочные опоры, несмотря на все свои пороки.

Такая модель режет любого производителя без ножа и будет это делать всегда. Не глядя на форму собственности. Потому что альтернативой является резание экспортёров, что невозможно как по бюджетным, так и по коррупционно-элитным, то есть в сумме — по политическим причинам. В России сложился коррупционный правящий класс, и его политэкономическая модель включает в себя коррупцию как неотъемлемое структурное свойство.

Проблема коррупции — это проблема номер один, угроза национальной безопасности страны. Сменой строя это не лечится, так как корни нынешней коррупции — в социалистической советской системе. Именно потому системная борьба с коррупцией в любом государстве невозможна из-за угрозы системного кризиса и паралича системы управления. Вброшенная сейчас в экспертное сообщество идея для трансферта власти посадить 17 губернаторов невыполнима даже наполовину. Система развернётся против тех, кто развяжет такую масштабную войну с нею.

Но и в случае двойного превышения этой цифры чистка пройдёт лишь по низам и не затронет политэкономии системы, в которой имманентно существует сращивание чиновников и сырьевиков, что уже само по себе несёт коррупционную составляющую. Ведь чиновники понимают — завтра уходить они будут именно в сырьевые корпорации. Переломить мотивацию этой армии при таком порядке нельзя никакими силами и средствами. Именно потому коррупция в принципе неискоренима, а лишь регулируема рамками системы. Любой — от социализма до капитализма. Это как вирусы — убить их всех, не убив человека, нельзя. Надо укреплять иммунитет. И это не пропаганда, а наука.

В социалистическом хозяйстве потоки валюты и рублей были разделены, и это создавало основу возможностей роста производителей. Рубились эти возможности через противоречия плановой системы. Заметьте — она плоха не сама по себе, а лишь в смешении форм и принципов. Рубли водились не через биржу, а по плану. Предприятия получали основные средства от министерств, оттуда же за ними закрепляли и оборотные средства. Но планы требовали несовместимого — и вала, и прибыли.

Изгнавшая Сталина вместе с его экономикой власть села на два стула. Хрущёвские заносы убрали, но не полностью, двойственность осталась. И прорастала, как метастазы. Производители включили иммунитет и приспособились. Их трясло от впрыскиваний хозрасчёта, так как ломало логику плановой системы, где себестоимость, цены, прибыль и объёмы производства были заданы сверху, но возникли согласовательные механизмы — корректировка планов задним числом.

Это спасало систему от коллапса и провала. Структурные диспропорции, когда сахар или хозяйственное мыло в изобилии лежали на складах, потому что их расписали по предприятиям, которые в этом квартале уже выбрали плановые нормы и ждали следующего, и по этой причине в рознице этих товаров не было, удавалось игнорировать. Началось воровство как главная основа приспособления народа к системе. Тема «приписчиков», «торговых воров» и «производственных несунов» не сходила со страниц прессы и экранов телевидения и кино.

Так возникла социалистическая узаконенная системная коррупция. Толкачи-снабженцы за взятки в виде дефицита решали вопросы с корректировкой планов на уровне министерств и главков. Система поплыла от эрозии. Кончилось всё её приватизацией — то есть легализацией уже созданных механизмов согласования и управления. Все согласования отдали так называемому «рынку».

То есть суть в том, что та модель рыночного расширенного воспроизводства, что сложилась в СССР после Сталина и вплоть до сегодняшнего времени, неминуемо воспроизводит инфляцию, коррупцию и экономический спад. Только в СССР коррупция, инфляция и спад генерировались соединением несоединимого в виде плана и хозрасчёта, а в нынешней России инфляция и спад генерируются эмиссией рублей через валютную биржу в пользу экспортёров. Тут неминуемо падение курса рубля и инфляция, что душит производителей на корню. Потребительский рынок так же умирает от этого.

Существует самовоспроизводящийся механизм инфляции внутри нынешней модели эмиссии. Это то, что вся наша потребительская корзина, не связанная с продовольствием, основана на импорте. Из-за инфляции и дороговизны кредита импортозамещение вне ВПК с его обособленной системой управления невозможно. А цена на импорт — это опять же курс рубля, возникающий на валютной бирже, где экспортёры меняют доллары на рубли. Волатильность разгоняют валютные спекулянты, изгнать которых невозможно по внешнеполитическим причинам — они представляют интересы хозяев глобализации, откуда в страну поступает валюта. Импортёры добивают рубль, убиваемый экспортёрами. От этого страдают все, кроме экспортёров, но поделать ничего не могут. Возник самовоспроизводящийся механизм. Разобрать его — поломать бюджет, не разобрать — дать бюджету со временем самому поломаться месте с экономикой и политикой. Выбор, честно сказать, очень нехороший.

Задачей любой власти в таких условиях будет, конечно, балансирование и уклонение от лобовых действий, ускоряющих кризис. То же самое сейчас делает Трамп в отношении ФРС, то же до Трампа делали все президенты США. Советская политическая модель так же не смогла спасти систему от хрущёвско-косыгинских экспериментов, последствия которых так и не были никогда до конца нейтрализованы.

То есть спасение системы есть не дело рук властвующих политиков и тем более не дело рук экономистов. Это сумма большого числа системных и внесистемных проявлений, выпадающая случайно в определённой комбинации. Экономисты в этой ситуации — это не аналитики, а обслуга власти, объясняющие задним числом требуемые установки и разрабатывающие специальные методики искажения действительности в нужном направлении. Как Госкомстат в СССР или Росстат и Минэкономики в России. Или идеологически ослеплённые концептуалы, все свои выводы подгоняющие под владеющую ими концепцию.

Истина состоит в том, что видя все пороки той или иной системы, наука пока не может предложить единой исчерпывающей концепции. Все гипотезы в сфере экономики рискуют оказаться идеологически пристрастными и тем самым непригодными к использованию. Непригодными, потому что идеологическая пристрастность заставляет закрывать глаза на опровергающие и ставящие под сомнение соображения. Там, где начинается идеологический спор, умирает наука.

Потому всякая настоящая диссертация — это всегда выход на проблему, у которой пока нет решения. Тем диссертация отличается от прокламации, где все решения давно известны и просты. Взять и поделить. Или напечатать денег и раздать. А что потом? А потом расстрелять того, кто задаёт такие вопросы. Ибо он — враг, а если враг не сдаётся, его уничтожают. Так дискуссия переходит в перестрелку. А когда говорят пушки, музы молчат. В первую очередь музы критической науки, ибо всякая наука начинается с критики.

Правда, в последнее время так сложилось, что на критике наука и заканчивается. Ибо мир по-прежнему не имеет глобальных трактовок и ответов на главные вопросы современности. Мы не знаем, как выйти из создавшегося положения так, чтобы и государство в процессе выхода уцелело, и экономика усилилась, и мировой войны не возникло. Никто этого не знает. А если говорит, что знает, то лжёт. Но мы знаем, что нам сегодня точно не даёт развиваться. Это модель эмиссии рубля через рынок валютных спекуляций. И вытекающие из этого правила формы денежного регулирования. Все рецепты требуют тщательного изучения на предмет последствий из-за огромного количества непрогнозируемых побочных действий. Вопрос оптимального пути выхода из этой системы пока остаётся открытым.
Link Complain Quote  
  Forumchanin
Forumchanin


Messages: 4836
19:08 20.01.2019
andrey. kaydash (Sverus1988) писал (а) в ответ на post:
Expand message beginning

> Шлейфер, Андрей Маркович американский экономист советского происхождения говорит что Путин поднял экономику за счет либеральных реформ
>
> Почему русские не любят либералов?
quoted1
Большинство русских скорее всего даже не знают определения Либерализма. Не мучает их этот вопрос.
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5942
14:13 21.01.2019
Спланированный коллапс экономики России становится реальностью
В России происходит переход стратегических отраслей промышленности под контроль Западных кукловодов





В России происходит переход стратегических отраслей промышленности под контроль Западных кукловодов.

Россию захлестнула волна ура-патриотизма. Информационное пространство изобилует бравурными материалами о том, как наше правительство не просто противостоит западным санкциям, но и успешно занимается так называемым импортозамещением, доводя независимость своей экономики до небывалых небесных уровней. Государство весьма успешно на волне патриотизма граждан пытается убедить общество в укреплении собственной независимости и суверенитета, постоянно растущей автономности экономики и финансовой системы и полной победе над санкциями. Но так ли это на самом деле? Не является ли эта кампания простым пиар ходом, призванным усыпить бдительность общества, а в реальности подготовить российскую экономику и промышленность к полной зависимости от политической воли Запада?

Как известно, западные элиты, претендующие на глобальное доминирование, никогда не складывают «все яйца в одну корзину». В любых геополитических и экономических процессах ставка делается на все возможные антагонистические силы и структуры. Это касается не только стран третьего мира, к которым Запад традиционно причисляет и Россию, но и к ведущим конкурентоспособным державам, имеющим эффективные рычаги сдерживания. В результате бурных политических процессов, разыгранных внутри государства как по нотам, оказывается, что все, и правящие, и оппозиционные политические партии являются марионетками одних и тех же глобальных игроков, стоящих, как бы, над мировым сообществом. Обществу предоставляются зрелища в виде «принципиальной» политической борьбы и «честных правил развития свободного рынка», а в результате бенефициарами этих бурных показных процессов оказываются одни и те же структуры.

Сейчас в России происходит нечто подобное. Если бы, как нам пытаются внушить, «абсолютно тупые» лидеры западных стран, которые упорно вводят против нас «абсолютно неэффективные санкции», являлись бы действительно настолько «тупыми», то, как тогда их страны достигли такого могущества и влияния? Этим простым вопросом, к сожалению, наши ура-патриоты не задаются, чем пользуются западные политические и экономические элиты и их представители во властных структурах России.

В реальности, западные санкции являются лишь прикрытием, отвлекающим маневром для ползущего процесса полного контроля над российской экономикой и финансами, осуществляемой в тиши кабинетов «генералов» российской власти. И этот процесс западной экспансии, происходящий вне зоны внимания российских СМИ и общества, уже подошел к точке невозврата.

***

Процесс контроля над российской экономикой и финансами, а вследствие этого и над всем государством, происходит не через захват флагманов промышленности, таких как Газпром, Роснефть или Русал. Эти активы находятся под неусыпным контролем высших лиц государства. Сейчас масштабной атаке подвергаются отраслеобразующие предприятия России, от деятельности которых критично зависят основные предприятия промышленности. Предприятия с богатой историей, на протяжении десятилетий еще при Советском Союзе обеспечивающие непрерывную работу основных гигантов промышленности страны, сейчас подвергаются критичному воздействию целого комплекса рейдерских технологий, замаскированных под обычные манипуляции с хозяйственной деятельностью. Предприятия переходят в замаскированную и явную собственность западных корпораций при крайне подозрительной помощи федеральных структур и чиновников в российском правительстве.

Ярким примером таких процессов является ситуация со старейшим российским предприятием в области строительства объектов производства технических газов, основанным еще в 1945 году, АО «Кислородмонтаж». Эта организация - правопреемник специализированного треста «Союзкислородмонтаж» Минмонтажспецстроя СССР, в течение более 74 лет выполняла работы по проектированию, строительству и наладке установок производства технических газов, таких как кислород, азот, аргон, водород и другие. Практически вся ниша реализации программы развития криогенной тематики и производства технических газов в промышленности СССР и РФ по строительству, включая черную и цветную металлургию, нефтехимию, газовую химию, военно-промышленный комплекс, авиационно-космическую отрасль, медицину, электронику и многие другие обеспечивалась ее производственным и инженерным потенциалом. Но только до недавнего времени.

***

Психология западных элит и их спецслужб до сих пор остается колониально-захватнической. Потерпев поражение в войне так называемых «технологий раздела продукции», в частности, на нефтяных и газовых шельфах Сахалина, сейчас применяется метод «он-сайт проектов». Согласно этому методу, с помощью системы коммерческого подкупа и коррупции во властных структурах западные кампании получают практически в полную собственность целые промышленные установки, обеспечивающие технологические процессы на ключевых предприятиях российской промышленности техническими газами. Этому процессу очень способствуют пробелы в законодательной базе Российской федерации, иногда объективные, а зачастую и искусственные. Часто это происходит путем рейдерских захватов или спланированного банкротства существующих российских предприятий на отечественном рынке, имеющих прямое отношение к этой высокотехнологической отрасли.

Помимо геополитических интересов, у западных корпораций существуют и объективные экономические интересы. В частности, годовой оборот на российском рынке технических газов сейчас оценивается в сумму 3 миллиарда долларов США. И ежегодно этот рынок увеличивается на 6−7%. И хотя, начиная с 90-х годов, российские предприятия уже потеряли значительную часть этого рынка, до недавнего времени это отраслевое направление еще находилась под нашим контролем. Пока не пришли технологии «он-сайт проектов». Эти технологии очень часто применяются в странах третьего мира, и они весьма просты. На практике схема внедрения упрощенно выглядит следующим образом:

На гипотетическом российском гиганте металлургии для обеспечения непрерывного конверторного процесса выплавки стали установлены воздухоразделительные установки (ВРУ) для получения кислорода в промышленных масштабах. Эти ВРУ были спроектированы и смонтированы еще при Советском Союзе. Сейчас эти установки морально устарели и требуют не просто глубокой модернизации, а замены на более современные и производительные. К владельцу гиганта приходят солидные представители западных компаний, как правило, из числа западных мировых лидеров в области криогенного машиностроения и говорят:

«Зачем тебе эта вечная головная боль со старыми советскими ВРУ? Ресурс их безопасной эксплуатации давно уже истек. Давай мы избавим тебя от них навсегда. Мы за свои собственные деньги спроектируем и построим совершенную новую кислородную станцию, которая будет работать абсолютно автономно, и вся эта модернизация обойдется тебе практически бесплатно. За это благо мы останемся прямыми собственниками этого уникального оборудования, скажем, лет на 20, то есть на весь ресурсный период. Ты же, в свою очередь, будешь покупать у нас продукцию ВРУ, технический кислород, по валютному курсу. А еще, в качестве бонуса, у тебя появляется законная возможность, избегая налоговые нагрузки, переводить за рубеж на свои валютные счета часть своей выручки в валюте за кислород. И не беда, что это может негативно отразится на цене конечной продукции всего комбината, особенно на внутреннем рынке. Вопросы с органами технического надзора, антимонопольными и правительственными структурами мы решим сами. Правила ВТО, которым подчиняется Россия, приняты в наших интересах. А наши представительства в России уже давно стали монополистами в области одностороннего продвижения криогенных технологий в вашей отсталой стране».

И владелец, соглашается на это простое предложение, не понимая, в какую кабалу он попадает в дальнейшем. Вместо 4 старых ВРУ, три из которых постоянно добывают из российского воздуха кислород, а четвертая находится в резерве, на техническом обслуживании, гигант металлургии получает одну гигантскую ВРУ из дешевых китайских комплектующих. Плюс, новые хозяева станции размещают в крайне опасной близости от ВРУ резервную емкость на 2−3 тысячи тонн жидкого кислорода. Этот вариант постоянного хранения резерва жидкого кислорода крайне опасен. При этом в лучшем случае, при остановке и внеплановом ремонте ВРУ, он может обеспечить непрерывную работу комбината сроком только до двух недель. Новая же ВРУ, с новыми собственниками, является глубоко автоматизированной и работает полностью автономно, с удаленным доступом через GPC -каналы из-за пределов России.





Такими вариантами распространения «он-сайт проектов», с бенефициарами, процветающими на Западе (в США), создаются реальные предпосылки промышленного саботажа из-за границы и даже возникновения прямой террористической угрозы. Для того, чтобы половина комбината взлетела на воздух, а рабочие вышли на митинги и демонстрации, полностью поддерживаемые оппозиционными СМИ, различными информационными каналами, блогерами, НПО и маргинальными политиками, требуются всего лишь провести небольшие манипуляции на клавиатуре компьютера, находящегося далеко за пределами России.

Многие скажут, что новые ВРУ — более современны, экономичны и технологически совершенны. Да, это правда. Экономичность новых ВРУ почти в 2 раза выше, чем существующих, и их замена действительно необходима. В странах третьего мира, где никогда не было собственной промышленной индустрии по криогенной технике, такие кабальные экспансии по он-сайт технологиям считаются законными «благотворительными акциями» со стороны проамериканских компаний. Печальные последствия такой «благотворительности» могут возникнуть потом, когда некоторые политические лидеры этих стран вдруг начнут терять уважение к «дяде Сэму».

В Советском Союзе этому направлению в промышленном развитии страны всегда уделяли приоритетное значение. Существовали даже целые министерства азотной, гелиевой промышленности и т. д. Организовывались многочисленные НИИ, КБ, заводы по производству криогенного оборудования на самом высоком мировом уровне. Сейчас мы окончательно утратили лидерство в этой области, даже на собственном рынке, и продолжаем порождать прямую зависимость от западных компаний в решении стратегических задач и национальных проектов. Эти компании напрямую продают нам не технологии и оборудование, а весь спектр технических газов из воздуха.

Для успешного решения этих задач существуют коррупционные схемы, поддерживаемые в интересах западных корпораций некоторыми чиновниками в российских властных структурах. К примеру, еще в 2015 году АО «Кислородмонтаж» предложило Правительству и Минпромторгу РФ комплексную программу, рассчитанную на 3 года, по возрождению отечественного криогенного комплекса и созданию необходимой современной инфраструктуры в г. Волгоград, где уже вовсю хозяйничает американская компания «Praxair». Итогом стало письменное уведомление — «не целесообразно». Тогда АО «Кислородмонтаж», как базовая организация в техническом комитете 114 по техническим газам и криогенной технике, попыталось активно обеспечить безопасность технологических установок ВРУ путем разработки и внедрения через Росстандарт отечественных ГОСТов, которые гораздо более строгие, чем применяемые западными странами DIN, ANSI и ASTM и стандарты предприятий. Особенно это касается КНР, чьими дешевыми комплектующими оснащаются эти же ВРУ для стран третьего мира. Кроме того, известны случаи, когда в Россию ввозились и монтировались старые, почти израсходовавшие свой ресурс западные ВРУ, эксплуатация которых даже по западным стандартам в Европе становилась опасной.

В частности, в 2005 году в подмосковной Балашихе рядом с заводом «Криогенмаш» была смонтирована 18-летняя ВРУ немецкой компании «Linde» из Дании. Причем, установка монтировалась даже не по чертежам, а по обычным фотографиям. ВРУ американской компании «Praxair», смонтированная в 2012 году на комбинате «ЕВРАЗА» (Нижний Тагил) по он-сайт проекту, была сертифицирована в органах Ростехнадзора РФ, как несколько сосудов, работающих под давлением. Специалисты прекрасно понимают разницу.

К сожалению, по условиям членства России в ВТО, наши отечественные стандарты носят исключительно рекомендательный характер для сертификации технологического оборудования из-за рубежа. Эти отечественные стандарты, взамен отменённых ОСТов, в области опасных промышленных производств даже некому разрабатывать в полном объеме. Представители западных корпораций в своих интересах отрыто используют бреши в области сертификации и в законодательной базе государства для полного захвата отечественного рынка, пользуясь монопольным положением по отношению к отечественным потребителям криогенных компонентов.

***

В апреле 2016 года у АО «Кислородмонтаж» из-за спорного долга в 33 миллиона рублей перед логистической компанией с зарубежными инвестициями служба судебных приставов Москвы (УФССП) одномоментно арестовала все расчётные счета и все имущество организации с государственным участием на общую сумму около 1 миллиарда рублей. Как бы глава службы приставов России отнесся, к примеру, к тому, что из-за спорного штрафа ГИБДД на 500 рублей у него лично арестовали все его движимое и недвижимое имущество на одному ему известную сумму? Абсурдно? Да! Но это факт.

Более 18 месяцев, с апреля 2016 г. по декабрь 2017 г., АО «Кислородмонтаж» с заблокированными расчетными счетами и арестованным имуществом юридически сопротивлялось введению процедуры банкротства, при этом выполняя обязательства перед своими сотрудниками, что само по себе уникально. Но этому процессу уничтожения «несговорчивой» российской компании внезапно помогли юристы ПАО «Сбербанк», которые обеспечили «своевременное» введение процедуры банкротства против компании-должника. Ситуация, когда одна компания с государственным участием банкротит другую компанию с государственным участием, да и еще в интересах иностранных корпораций, настолько абсурдна, что возможна только с применением коррупционной составляющей или реализацией общих схем по захвату контроля над стратегическими отраслями и предприятиями России. Хотя версия о рейдерском устранении отечественного конкурента тоже вероятна.

В результате, АО «Кислородмонтаж», препятствующий американской экспансии на рынке технических газов в России, признан банкротом, а все его действующие контракты на общую сумму более 20 млрд. рублей «похоронены». В это же время, американский концерн «Praxair» в 2017 году приобретает за 60 миллиардов евро немецкий трансконтинентальный концерн «Linde», в свою очередь владеющий самой обширной сетью ВРУ в России и мире. Крайне тихо и незаметно, без широкого освещения в российских СМИ, в 2018 году американская корпорация «Air Products» приобретает последний отечественный оплот криогенного машиностроения — Балашихинский завод «Криогенмаш», который входит в ОМЗ группу.

Таким образом, американцы окончательно забирают в свои руки всю монополию на модернизацию и строительство новых ВРУ на предприятиях, где технологически используются технические газы в промышленных масштабах, включая объекты Военно-промышленного комплекса, Роскосмоса, Росатома, металлургии, нефтехимии, медицины и т. д. Американские компании в статусе «партнеров» агрессивно захватывают наш рынок по техническим газам, даже не оглядываясь на федеральный закон Государственного департамента США о неминуемом наказании любой американской компании, вкладывающей более 1 млн. долларов в развитие экономики России. Это ограничение действует не для них. Они сами выполняют госзаказ Белого дома и весьма вероятно — ЦРУ. Но самое парадоксальное, что Федеральная антимонопольная служба России официально одобряет эти мероприятия.

Рынок технических газов России, а вместе с ним и контроль над ее основными стратегическими отраслями и предприятиями на наших глазах очень быстро переходит под американский контроль. А ведь это не просто безопасность рабочих на предприятиях, это уже вопросы национальной безопасности. Ведь для того чтобы остановить в России рабочие станции по производству кислорода, азота, аргона, или сымитировать аварию, потребуется всего пару часов работы на пульте управления в штате Коннектикут США. А вы говорите — «санкции».

Пока информационное пространство будет заполнено восторженными реляциями о наших победах над западными санкциями, наша промышленность тихо и незаметно под этой «дымовой завесой» перейдет под контроль заокеанского государства, называющего Россию своим стратегическим противником и грозящим России полным уничтожением в случае даже небольшого вооруженного конфликта. И эти угрозы становятся нашей реальностью. Под прикрытием ура-патриотической трескотни запущен процесс получения реального контроля над Россией со стремительно приближающейся точкой невозврата. И главную роль в этом процессе играют чиновники, вальяжно заседающие в роскошных кабинетах российских властных структур, наивно уверенные, что «колокол уж точно будет звонить» не по ним.

Продолжение следует…
Link Complain Quote  
  avenarius
avenarius


Messages: 5942
10:29 22.01.2019
Клиника для душевнобольных или сборище диверсантов?
у правительства на уме то, что у Гайдаровского форума на языке





Фауст:

— Что там белеет? Говори!

Мефистофель:

— Корабль испанский трёхмачтовый, пристать в Голландию готовый,

на нём мерзавцев сотни три,

Две обезьяны, бочки злата,

Да груз богатый шоколата,

Да модная болезнь: она

Недавно вам подарена.

Фауст:

— Всё утопить.

Мефистофель:

— Сейчас (Исчезает).

(А.С.Пушкин, Сцена из Фауста).

Системные либералы в очередной раз с 15-го по 17-е января нынешнего 2019 года встретились на своём главном форуме, носящем имя Гайдара. Вы думаете, они встретились, чтобы, как в известном кинофильме, заявить: «Посидим, о делах наших скорбных покалякаем»? Ну что Вы! Они уверены — жизнь удалась и им скорбеть не о чем! Нет, это был Съезд Победителей. Форум был юбилейным — десятым по счёту. Он уже вошёл в двойку самых упоминаемых в СМИ событий. Ещё бы! Чтобы либерал либерала не подсветил? Это императив классовой солидарности. Уже 10 лет они собираются и решают, как им обустроить Россию. И обустраивают, надо сказать. Не глядя на сопротивление зафиксированного пациента — именно так они относятся к России.

Прежде всего надо подчеркнуть, что все принятые правительством решения до их принятия обсуждались на каком-либо Гайдаровском форуме и были приняты в виде рекомендаций. Другое дело, что пока ещё не все рекомендации приняты. Но, как говорится, какие наши годы! Всё впереди. Нет ни малейших сомнений, что несмотря на нелиберальную внешнюю политику силового блока, внутриэкономический курс в России остаётся в крепких руках гайдаровской либеральной экономической группы.

Состав гостей форума сам по себе уже выглядит как донос в ФСБ. Все знаковые имена, ненавидимые народом, собраны и показаны. Как специально, чтобы ещё раз или подразнить общество, или показать, кто в доме хозяин. Собралось более двух тысяч гостей и участников вместе с прессой. Это был самый значительный форум за последние годы. Видимо, чем громче у либералов провалы, тем громче и шумнее их форумы. В духе старого советского колхозного анекдота: «Когда нечего собирать, собирайте собрание». Вот они и собирают.

Возглавлял это «дворянское собрание» Дмитрий Медведев, официальный лидер российского системного либерального сообщества. Он знаменит тремя отлитыми в граните формулами: «Кому (из учителей — А.Х.) не хватает зарплаты, пусть идут в бизнес», «Денег нет, но вы держитесь и хорошего вам настроения» и «Свобода лучше, чем несвобода». Чья свобода, во имя чего свобода и от кого свобода — не уточняется. Просто «Свобода». Не госдеповское Радио, а состояние космического одиночества индивида как апофеоз свободы. По максимуму. Ни семьи, ни Родины, ни пола. Полная свобода. У этих цитат вообще масса трактовок, но они уже живут отдельной жизнью от хозяина, и уже одним этим он достоин премии имени незабвенного нашего златоуста В.С.Черномырдина.

Организовывали всё это мероприятие Российская академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) в лице всем известного её ректора Владимира Мау и люди из Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара при содействии Ассоциации инновационных регионов России (АИРР). Как говорится, кто такие и на что живут — неизвестно. Но, как пел В. Цой, «Приходит пора — и тут уж кричи, не кричи…» Приходит пора — и все эти динозавры 90-х вылезают из своих щелей и демонстрируют себя изменчивому миру. Который они успешно уже 28 лет прогибают под себя.

Кроме Д. Медведева там вновь показали себя такие давно занафталиненные лица, как М. Швыдкой и А. Чубайс. Конечно, Т. Голикова, конечно, А. Силуанов, зачем-то вдова А. Собчака Л. Нарусова. Конечно, знаменитый харизматик, бывший министр науки и образования и спец по выращиванию из творческих людей профессионалов потребления А. Фурсенко.

Тема нынешнего съезда пикейных жилетов как всегда громкая и глобальная — по пустякам они не собираются. Сейчас они думали на тему «Россия и мир: национальные цели развития и глобальные тренды». Сами члены этой тусовки свою компанию называют «Российским Давосом» и «площадкой для встречи с экспертами, для высказывания разных точек зрения». Разных ли?

Про так называемых российских «экспертов» мы уже упомянули. Давайте посмотрим на «экспертов» приглашённых. Слово самим организаторам:

«Ежегодно в Москву, в Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, съезжаются звезды мировой экономики, нобелевские лауреаты, лучшие преподаватели вузов-лидеров (Гарварда, Стэнфорда, Массачусетского технологического института и др.), представители российского политического истеблишмента. Форум принимает всех тех, кто своими передовыми достижениями в экономической науке определяет глобальный миропорядок, оказывает влияние на социально-экономическое развитие регионов и государств».

Какие «эксперты в штатском» из упомянутых учреждений приезжают на эту либеральную тусовку имени Гайдара, уточнять не стоит, если посмотреть на последствия их рекомендаций для России. Вот список участников:

«В пленарной дискуссии Гайдаровского форума — 2019 принимали участие: Паула Рисикко, председатель Парламента Финляндской Республики; Тарман Шанмугаратнам, заместитель премьер-министра, координатор по экономической и социальной политике Сингапура; Джованни Триа, министр экономики и финансов Итальянской Республики; Фредерик Видаль, министр высшего образования, исследований и инноваций Французской Республики; Лукас Пападемос, почетный председатель Банка Греции, премьер-министр Греческой Республики (2011−2012)».

Понятно, что все они — не «отставной козы барабанщики», второстепенные члены второстепенных организаций. Это часть лобби из агентуры влияния на руководство России, чья активность в преддверии «трансфера власти — 2024» особенно усилилась — прежде всего в создании череды информационных поводов для такой серии шагов, которая создала бы в обществе специфическую напряжённую атмосферу в социально-политическом плане. Главная задача — навязать тезис о «крушении иллюзии стабильности политической системы». Внешние акторы явно перешли в активное наступление на информационном фронте с целью создать в окружении Президента напряжённые отношения. И Гайдаровский форум — одно из таких мероприятий.

Посмотрим на «протокол заседания» этого «партийного комитета».

Думали:

— привлечение ведущих мировых ученых и практиков к совместному обсуждению экономических и политических проблем;

— поддержание непрерывного экспертного диалога по ключевым политическим и экономическим вопросам;

— отражение основных трендов и ключевых событий национальной и глобальной экономики и политики;

— выработка стратегических предложений и рекомендаций по развитию национальной экономики;

Привлечение каких мировых учёных и практиков анонсировали организаторы этого шоу? Председателя Банка Греции 2012 года? Председателя Парламента Финляндии? Министра образования Франции? Это «Российский Давос»? Или это профессора из Гарварда и Стэнфорда? Скажите — неужели надо быть о семи пядей во лбу, чтобы понять, какие «ведущие мировые учёные и практики» приедут в Россию давать советы, что это будут за советы и в чьих интересах работает это «экспертное сообщество»?

Постановили:

А тут уже совсем интересно. А. Чубайс заявил, что тарифы для ЖКХ надо поднять в 3 — 6 раз. Тогда, дескать, сфера станет интересной для господ «эффективных собственников» из-за рубежа. Придут инвестиции, которые сейчас не идут из-за низких тарифов. Тарифы, говорит Чубайс, должны быть как в Европе. Должны ли быть зарплаты как в Европе, Чубайс не уточнял. Не сказал он так же, что делать с уже имеющимся долгом населения по ЖКХ в размере 1,3 триллиона рублей. Видимо, эту сумму тоже надо увеличить в 3 — 6 раз. Если к росту НДС, цен и пенсионной реформе прибавить ещё и шестикратный рост тарифов ЖКХ — и вот она, мечта либерала. Ни одна власть уже не устоит. Для таких идей нужно приглашать всех этих «экспертов»?

Любопытно высказался Д. Медведев. Он объявил, что «статистика находится в тупике» и предложил отменить такой показатель, как ВВП. «Может быть, пора отказаться от этого показателя, чтобы адекватно отразить состояние экономики?» — задал премьер-министр сакраментальный вопрос. Разумеется, всё «экспертное сообщество» (и в первую очередь либеральное, как бы ни удивительно это ни выглядело, но учитывая вышеуказанное задание на обострение тезиса о крушении стабильности системы вовсе не удивительное) взвыло, что власть хочет убрать раздражающий показатель — когда несколько лет ВВП показывает падение или равнозначное падению состояние, его, естественно, хочется убрать с глаз долой.

А до вступления Д. Медведева А. Силуанов так же жёстко высказался о статистике. Его не устроил показатель ренальных доходов населения. Нужно менять. Не уровень доходов, а показатель. В какую сторону будут меняться доходы при власти либералов, и без Силуанова понятно.

Особенно потрясла вот эта фраза Министра российских финансов: статистическое ведомство политически безответственно распоряжается «реальными доходами населения». Вы понимаете, что когда речь идёт вовсе не о математических методах, а о политической ответственности статистики, то, по сути, речь идёт об очковтирательстве с целью пропаганды, а не о получении точных данных. Статистика, как известно, знает всё. Но зачем либералам нужен показатель реальных доходов населения, который пять лет показывает падение? Совсем не нужен. Что делать? Либералов менять? Вы смеетесь. Нужно менять показатель. Что предлагает Силуанов? Есть у него заветный подход.

«Реальная зарплата, которая составляет большую часть в реальных доходах населения, считается более-менее понятно, достоверно» — говорит Силуанов. Всё остальное недостоверно. Вот куда надо идти Росстату. Что такое «реальная зарплата»? Это средняя температура по больнице, когда зарплата Дерипаски суммируется с зарплатой медсестры и выводится средняя. Очень хороший показатель. На его основе у нас средняя зарплата 41 тысяча рублей. Вы верите этой цифре? Да с такой «средней зарплатой» все налоги и тарифы можно смело поднимать ещё раз в шесть. Никто и не почувствует. Почему народ крайне раздражают такие данные статистики, пояснять не стоит.

Так зачем нужен Гайдаровский форум, если все его рекомендации его «экспертов» носят характер или клиники для душевнобольных, или сборища подрывников-диверсантов? Не спешите. Стране нужно время, чтобы привыкнуть к тем нововведениям, которые её будут ожидать при системных либералах. Ведь они не зря говорят, что у правительства на уме то, что у Гайдаровского форума на языке. Пока одна рука либеральной власти будет всеми силами разрушать благосостояние населения, другая, в виде либеральной оппозиции, станет всячески раздувать тему общей бедности, непозволительной роскоши, коррупции и мошенничества во власти.

На фоне этой разницы потенциалов создастся то поле напряжения, в котором будут складываться группы влияния в преддверии «трансфера власти — 2024». В таком конфликтном поле будет удобно встраивать в российский политический класс контролируемые Лондоном и Брюсселем белорусские группы влияния, чтобы заблокировать и подорвать интеграционные процессы между Россией и Белоруссией. Запад эту интеграцию воспринял очень остро, как вызов, на который требуется системный ответ. И он последовал немедленно. ЕС выделил Белоруссии на строительство дорожной сети на Запад 1 миллиард евро. Таможенный Союз и ЕАЭС такие подарки не делал. Не случайно украинский «Правый сектор» (организация, запрещённая в России) объявил А. Лукашенко своим союзником, которому ПС готов помочь в его конфликте с Россией всеми средствами, вплоть до военных.

В контексте общего наступления Запада в ответ на восстановление России от потерь после геополитической катастрофы 90-х, следует рассматривать Гайдаровский форум в Москве и все рекомендации «экспертов», пригашённых подумать над темой России и мира в глобальных трендах. Каков этот глобальный тренд? Он прост, как во все века: «Отбрасывание России Западом». Любой России — хоть царской, хоть коммунистической, хоть либеральной. Это единственный глобальный тренд на все времена. В какую сторону они будут нас «развивать»? Какие советы дадут приглашенные с Запада эксперты в рамках этого тренда? Только одни — и весьма простые и предсказуемые. Такие, что для них вполне подходит цитата из шекспировского Гамлета: «Нет надобности в духах из могилы для истин вроде этой». Тем более нет надобности в их недоброй памяти Гайдара форуме. Так может для этих «духов из могилы» вполне подойдёт данная в начале статьи рекомендация А.С.Пушкина, как раз описавшего сделку одного либерального учёного с дьяволом?
Link Complain Quote  
Next page →Go to the last message

Return to the list of threads


Username
Thread:
B I U S cite spoiler
Message:(0/500)
More Emoticons
        
Forums
Main discussion
En/Ru discussion new
Russian forum
Users online
Translate the page
Либерализм в России
.
© PolitForums.net 2019 | Our e-mail:
Mobile version